25.11.2016, 08:41
«Океанский щит» НАТО треснул из-за России
«Океанский щит» НАТО треснул из-за РоссииМеждународная военная политика
Корабли и авиация НАТО официально завершили морскую операцию «Океанский щит» (Ocean shield) по борьбе с пиратством у побережья Сомали, которая продолжалась с 2008 года.

Как отметил 24 ноября представитель военного блока Дилан Уайт, глобальная среда безопасности драматически изменилась в последние годы, и Североатлантический альянс адаптировал под нее свои морские силы. В НАТО решили сосредоточить свои ресурсы на противостоянии нелегальным перевозчиками людей в Средиземноморье, а также на «сдерживании России» в Балтийском и Черном морях.

— Все корабли и военные самолеты альянса покинули зону проведения операции «Океанский щит», — сообщила пресс-служба НАТО. Последний наблюдательный полет в рамках этой операции совершил 21 ноября патрульный самолет датских ВВС.

В НАТО отметили, что с 2012 года у побережья Сомали не было зафиксировано ни одного нападения пиратов, тогда как на пике кризиса пиратства в 2010 году атакам подверглись более 30 торговых судов.

На официальном сайте НАТО отмечается, что корабли альянса выполняли задачи «по ведению наблюдения с вертолетов для отслеживания и идентификации судов в морском районе, а также помогали предотвращать захват судов и пресекать вооруженный грабеж».

Данные миссии осуществлялись с помощью постоянного соединения ВМС НАТО, в которое входили две постоянные многонациональные военно-морские группы — СНМГ-1 и СНМГ-2. Они поочередно сменяли друг друга в зависимости от потребностей Североатлантического альянса. В состав СНМГ-1 корабли выделяли Канада, Дания, Германия, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Испания и США, в СНМГ-2 — Германия, Греция, Италия, Нидерланды, Испания, Турция, Великобритания и США.

С одной стороны, постоянная военно-морская группа НАТО (СНМГ) в Индийском океане была немногочисленна, и насчитывала, как правило, пять-семь кораблей из разных стран. Это не та, сила, которая могла бы напугать ВМФ РФ. С другой, такая переориентация ресурсов НАТО — продолжение долгосрочной стратегии военного блока, которая была озвучена в 2014 году, считает ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко.

— После воссоединения Крыма с Россией вице-президент США Джозеф Байден в Бухаресте четко заявил о необходимости противостоять растущей российской мощи на Черном море и о создании противовесов. Так, одной из контрмер, по его словам, является наращивание давления на Россию на Балтийском море, где пока позиции нашей страны слабее, и это надо использовать. Потом в Варшаве президент Барак Обама заявил о намерении США разместить американскую военную инфраструктуру в Восточной Европе, указав на три опорных союзника США в регионе — Румынию, Польшу и Эстонию. Также он призвал расширять партнерство НАТО с нейтральными странами — Швецией и Финляндией. Эти решения были закреплены Уэльским саммитом НАТО в сентябре 2014 года. Там же было принято решение об усилении обороноспособности восточноевропейских стран.

Если брать Черное море, то для нас неприятно, если американцы подпишут с Болгарией договор об аренде порта Бургас, о чем они давно договариваются. Или — с Грузией (об аренде порта Поти) и Румынией (порт Констанца). В таком случае США автоматически станут черноморской державой и разрушат существующий режим Черноморских проливов — Конвенцию Монтрё 1936 года, в соответствии с которой проливы открываются для военных кораблей нечерноморских стран только с согласия Турции.

В общем, через соглашение с Румынией, Болгарией, Грузией Соединенные Штаты могут получить постоянное военное присутствие в Черном море и будут вводить туда корабли по своему усмотрению. Поэтому нам необходимо вести переговоры с Турцией о сохранении существующей конвенции.

— На ваш взгляд, возможны подобные негативные сценарии на Балтике?

— Они возможны, если, во-первых, произойдет размывание нейтралитета Финляндии за счет подписания соглашения о военно-морском сотрудничестве с НАТО. Во-вторых, если натовцы попытаются заблокировать наше морское сообщение с Калининградом через включение в альянс Швеции и Финляндии. В-третьих, если они продавят появление постоянной военно-морской базы блока на территории какой-либо из стран Прибалтики.

Начальник сектора военной политики и экономики Российского института стратегических исследований (РИСИ) Иван Коновалов полагает, что есть два фактора, влияющих на сворачивание натовской антипиратской операции.

— Во-первых, у Брюсселя, где находится штаб-квартиры НАТО, есть огромное желание любыми способами усиливать негативный информационный фон вокруг России. Поэтому нынешнее решение подается не иначе как «вот, смотрите, мы с пиратами не боремся только потому, что Россия гораздо их опаснее».

Во-вторых, альянс просто использует сложившиеся обстоятельства для оптимизации ресурсов. На побережье Аденского залива в Джибути находятся итальянский, американский, французский, японский и пакистанский военные объекты, строят свою базу китайцы, активно действуют Индия и различные ЧВК, которые защищают проходящие через этот район суда. Какой смысл там торчать и собирать корабли в постоянную военно-морскую группу, если в Индийском океане и так активно действуют разные силы в своих интересах.

— С чем связано снижение активности сомалийских пиратов?

— Начиная с 2008 года, международное сообщество начало активно им противостоять, и им сильно досталось. Пираты, конечно, никуда не исчезли и продолжают действовать. Но если раньше они охотились за серьезными «клиентами» — танкерами и судами с оружием (в 2008 году пираты захватили украинское судно «Фаина» с вооружением на борту, в том числе с танками Т-72), то теперь обкрадывают яхты и рыболовецкие суда и стараются не связываться с международными перевозками. Хотя такие попытки все равно бывают, но их пресекают ЧВК. В общем, жизнь у пиратов уже не та, что была 8 лет назад, когда они действовали практически безнаказанно. У них были свои люди в Лондоне, на Суэце и т. д. Пираты просто так не нападали — они знали, зачем брать конкретный корабль и будет ли за него выплачена страховка… Сейчас такой бизнес разрушился, поэтому и натовцам нет нужны там присутствовать в составе СНМГ.

Научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов также считает, что антипиратская операция НАТО в Сомали с точки зрения пиара себя уже исчерпала — сообщений о захвате даже мелких судов в последние годы практически не было.

— Парадокс, натовцы с одной стороны — пугают всех и вся Россией, с другой — на самом деле взаимодействовали с Россией и Китаем в борьбе с сомалийскими пиратами. Видимо, чтобы убрать такую двусмысленность, и было принято решение о сворачивании операции.

Кроме того, объективно, у НАТО нет морских сил для присутствия во всех районах, а Средиземное море — это все-таки приоритетное направление для европейских стран с учетом ливийской ситуации, проблем с беженцами и усиления радикализма. Борьба с нелегальным трафиком беженцев стала насущной проблемой для европейских стран-членов НАТО.

Что касается «сдерживания агрессивной Москвы» — то это, на мой взгляд, обычный пиар на антироссийской почве и глубокого смысла риторика не несет. Про усиление позиций в Чёрном море натовцы могут говорить все что угодно, но в реальности там существуют ограничения на присутствие.

Руководство в штаб-квартире и в командовании коалиционными силами каждый день делают русофобские и популистские заявления, но на деле играют в перестановку пешек на шахматной доске, считает специалист по вопросам международной безопасности Виктория Легранова.

— У натовцев хорошо получается делать русофобские заявления и подхватывать фейковые снимки из игры «Flaming Cliffs 2» о якобы обстреле российской артиллерии украинской территории. По большому счету, все учения у российских границ сводятся к задействованию нескольких кораблей на море и пары рот на земле. С силами быстрого реагирования НАТО, о которых было объявлено с большой помпой, возникло много проблем, члены альянса не могут определить, кто конкретно будет отвечать за выделение тех или иных сил и средств. Размещение на ротационной основе четырех батальонов НАТО на территории Польши и стран Прибалтики проходит низкими темпами, и какой-то большой угрозы для РФ не несет.

Что касается ВМС, то тут похожая история. Ну не будут Дания или Нидерланды посылать по одному кораблю в Индийский океан, а «усилят» ими группировку кораблей в Средиземном море. И что? Скажем, в состав СНМГ-1 входил корабль ВМС Дании Esbern Snare и фрегат типа Lupo, которые имеют зенитные и противокорабельные ракеты, но, понятно, что с их помощью резко усилить мощь группировки и добавить «головной боли» Москве в Сирии нельзя. Более того — в отличие от американских кораблей, европейские фрегаты чаще всего не имеют возможности наносить удары по наземной инфраструктуре.

Учитывая ряд действующих соглашений, военный блок не может добиться постоянного присутствия сил в разных точках мира, поэтому действует на основе ротации. Но даже такая практика затруднительна в виду нынешнего состояния ВС европейский стран-членов альянса: для боевой службы не хватает кораблей, поэтому они вынуждены сворачивать операцию у берегов Сомали.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.