10.12.2015, 12:16
Обстановка в Донбассе выходит из-под контроля
Обстановка в Донбассе выходит из-под контроляМеждународная военная политика
Резкое обострение обстановки на линии фронта в Донбассе осталось практически незамеченным на фоне сирийской кампании и конфликта вокруг действий Турции. Между тем в последние несколько дней произошло именно то, чего многие опасались еще осенью: интенсивность мелких столкновений на наиболее взрывоопасных участках фронта выросла настолько, что ситуация стала постепенно выходить из-под контроля.

Максимальной плотности огонь ВСУ достигает традиционно к северу от Донецка. Стрелковые бои уже всю неделю идут по дуге от поселка Пески и аэропорта до Горловки со всеми остановками. Украинская сторона использует на основных участках и минометы, и АГС, и БМП.

То, что начиналось как разовые столкновения на нейтральной полосе, постепенно переросло в полномасштабные бои, разве что без применения пока тяжелой техники и танков. Хотя переброска запрещенных минскими соглашениями видов вооружений проводится в ускоренном темпе. Ближе к линии фронта ВСУ подвели уже достаточно старых гаубиц и «Градов», чтобы говорить о бесполезности старых форм мониторинга. Миссия ОБСЕ уже перестала фиксировать все, что взрывается, ограничиваясь общими фразами. Хотя даже заместитель главы миссии Александр Хуг был вынужден признать очевидное увеличение численности украинских войск в нескольких населенных пунктах.

Особенностью этого нового обострения обстановки стало не только резкое повышение числа обстрелов, но и уменьшение перерывов между ними. Перестрелки и обстрелы населенных пунктов проводятся уже и в дневное время, чего не было давно. В Зайцево здание школы подверглось обстрелу в 9 утра, когда дети уже были на занятиях. Некоторые населенные пункты подвергаются обстрелу круглосуточно с небольшими «техническими» перерывами.

Ответный огонь со стороны ВСН ведется выборочно, что вновь вызывает недовольство у местных жителей, уже успевших отвыкнуть от столь интенсивных обстрелов. В некоторых населенных пунктах, например, в прифронтовой Пантелеймоновке, даже пришлось обращаться к населению с просьбой не шастать по селу, когда вокруг мины летают. Своеобразие местного чувства юмора предопределило и формулировку этого обращения: «вы хотя бы зонтик с собой берите». Жители же северной части Киевского района Донецка (той, что примыкает к аэропорту, Пескам и Спартаку) и Старомихайловки уже прочно переселились в подвалы.

Тактика ВСУ не изменилась и уже неоднократно была описана. Украинские части медленно «отжимают» нейтральную полосу, включая несколько мелких населенных пунктов, над которыми не было полного контроля ни одной из сторон. Ни о какой букве Минска-2, не говоря уже о его «духе», не может быть и речи. Единственной «демилитаризованной территорией», которой так гордилось ОБСЕ, остается только район Широкино на Азовском море. Но там боестолкновения прогнозируемо сместились к северу в степь в треугольник Коминтерново – Сартана – Павлополь. При этом именно Павлополь стал сейчас основным населенным пунктом, который регулярно посещает мониторинговая миссия ОБСЕ, но именно в нем и наблюдается новая концентрация частей ВСУ, включая тяжелую артиллерию и танки.

Происходящее очень опасно, поскольку такого рода многодневные боестолкновения с «отжимом» нейтралки обычно имеют тенденцию заканчиваться мясорубками на отдельных направлениях. Особенно если обе стороны втянутся в бой за какой-нибудь террикон, высоту или хутор, как это уже было летом в Марьинке, Новой Ласпе и, традиционно, в районе аэропорта. Кстати, сейчас интенсивность обстрелов на этих направлениях заметно меньше, чем на «северной дуге». И это как раз очень логично: есть основания полагать, что летние «малые наступления» ВСУ на этих направлениях были разведкой боем, которая закончилась для украинской стороны печально.

Максимальное давление на «северной дуге» также легко объяснимо. Дорога Донецк – Горловка проходит к опасной для ВСН и соблазнительной для ВСУ близости к линии фронта. Киевское командование не забыло старую идею перерезать эту дорогу, после чего попытаться и вовсе оторвать Донецк от путей снабжения, пустив на этом направлении в прорыв крупные силы. Однако для осуществления плана необходимо прощупать оборону ВСН, причем не только переднюю линию, но и системы снабжения, пути подхода и подвоза подкреплений, связь, командную систему и обеспеченность боеприпасами и ГСМ. Все это требует вот такого вот нарастания темпа и жесткости обстрелов.

Другое дело, что прорыв на этом участке фронта как раз менее всего вероятен. Во-первых, именно «северная дуга» в ДНР наиболее укреплена, там сосредоточены наиболее боеспособные части. Во-вторых, это почти целиком сплошная городская и промышленная агломерация, где порой границы между крупными городами только на административных картах нарисованы, а на практике один завод просто перетекает в другой, как и жилые кварталы. В-третьих, для прорыва нужно включить в бой хотя бы одну механизированную бригаду, а это уже полномасштабная война.

Пока Киев готов только к местным обострениям силами не более батальона, перед которыми стоят локальные цели: «отжать» нейтралку, занять хутор, закрепиться у террикона, а там посмотрим. Такая тактика приводит к росту ежедневных потерь: в госпитали Дзержинска и Харькова поступает в среднем по пять раненых в сутки. При этом растет число «подрывников»: передовые группы украинских солдат подрываются на растяжках на нейтральной полосе. Но есть информация, что со своей стороны ВСУ активно занимаются разминированием того, что все лето и осень срочно минировали. Это нехороший признак – так расчищают дорогу для наступления бронетехники.

Кроме того, украинские войска организационно «размазаны» по всему фронту, что создает проблемы с управляемостью. Изначальная идея заключалась в том, чтобы повысить одновременно и мобильность батальонных групп, и их огневую мощь. На деле бригады были просто раздроблены на батальонные группы чуть ли не в шахматном порядке, а танковые бригады вообще растащены по перспективным направлениям. Три ударные группы, которые в итоге были образованы, впечатляют своей численностью, но их слаженность и управляемость оставляют желать лучшего.

Очевидно, нет и политического решения на проведение крупномасштабной операции. В «тронной речи» вице-президента США Джо Байдена слова «фас» не прозвучало, но никто не может поручиться за что, что говорится в кулуарах. Да и за адекватность понимаемого киевским правительством, которое иногда слышит то, что хочет слышать.

Продолжается и «война слухов». Жители тех районов ДНЛР, которые продолжает контролировать Украина, все чаще передают паническую или близкую к ней информацию о концентрации в тех или иных населенных пунктах частей ВСУ, явно рассчитанных на наступление. Говорится о предложениях «срочно покидать Донецк, Горловку и Луганск», поскольку «после Нового года что-то готовится». В большинстве случаев это просто «терроризирующие слухи», нормальное явление для такого рода войн, и заниматься цепочками их распространения должно МГБ. Но на пару десятков таких вот «бабушек на рынке» может набраться и два-три пейзанина, которые действительно что-то видели или слышали. Например, в многострадальный поселок Счастье действительно были возвращены украинские танки.

Дополнительно нервозную обстановку создали перебои с поставками в ДЛНР газа и ГСМ. Некоторые промышленные предприятия даже вынуждены были приостановить работу, а в крупных городах начались перебои с горячей водой. Чувствуется недостаток ГСМ в гражданской сфере, в частности, в сельском хозяйстве. В ВСН недостатка в топливе нет, его было запасено достаточно еще за летний период. Да и армия не зависит от частных поставок топлива и газа, а проблемы со снабжением в ДЛНР возникли именно из-за частных конфликтов «хозяйствующих субъектов», если их так можно назвать, конечно. В конфликтах этих есть и формально юридическая сторона вопроса – с декабря Газпром более не обслуживает ДНЛР, и неформальная – взаимная неприязнь и конкуренция новых «уполномоченных по снабжению» с некоторыми местными персонажами. Если помножить все это на жесткую антикоррупционную кампанию, которую проводит местное МГБ, то можно ожидать и еще каких-нибудь «недостач». Например, на угольном направлении или в вечном вопросе гуманитарной помощи.

Таким образом, последнюю неделю украинская сторона постепенно нагнетала обстановку на наиболее опасных участках фронта, доводя ее почти до кипения. Возможно, «чайник лопнет» по какой-нибудь типично фронтовой случайности, но на полномасштабные боевые действия Украина может решиться, только заручившись поддержкой США. Другое дело, что перерастание локального боя в нечто куда большее и опасное может произойти само собой. И всегда можно ожидать, что дела пойдут еще хуже.

Категория: Конфликты



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb