14.01.2016, 17:07
Образцовая многоходовочка
Образцовая многоходовочкаМеждународная военная политика
Как Москва и Тегеран утерли нос Западу и спасли контракт, четыре года находившийся под угрозой срыва.

Россия получила от Ирана аванс за поставку составных частей зенитно-ракетных комплексов С-300. Об этом без преувеличения прорывном событии журналистам сообщил вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий вопросы оборонки. Кроме того, по словам зампреда правительства, Тегеран отозвал судебный иск в международный арбитраж, в рамках которого требовал от Москвы выполнения обязательств по поставкам ЗРК или выплаты многомиллиардной компенсации.

Шутки про «многоходовочку», намекающие на бестолковость и близорукость внешней политики РФ, давно стали визитной карточкой в определенных кругах российской публики. Однако история с иранскими С-300 более всего похожа именно на многоуровневую комбинацию, в результате которой Москва реально получила экономическую выгоду, а заодно и решила ряд задач по обеспечению национальной безопасности.


Москва обманула?

Соглашение о поставках Ирану пяти дивизионов С-300 ПМУ-1 Тегеран и Москва заключили в 2007 году. Сумма контракта составляла около $900 млн. Однако три года спустя Совет Безопасности ООН принял резолюцию, запрещающую экспортерам оружия поставлять Исламской Республике наступательное вооружение. Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост президента РФ, счел, что поставка ЗРК подпадает под действие резолюции, и заморозил выполнение контракта на стадии отгрузки комплексов.

Почему Россия не применила право вето или же просто не замурыжила документ в ходе предварительных консультаций, вопрос отдельный. Так или иначе, в тогдашних действиях Москвы многие усмотрели попытку «кинуть» ближневосточного партнера, отказавшись поставлять уже оплаченные С-300.

В ответ Тегеран в августе 2011 года подал против РФ иск в Женевский третейский суд. Иранцы настаивали, что Россия не имела оснований отказываться от поставок ЗРК, поскольку те не входят в перечень наступательных вооружений, и требовали, чтобы Москва выполнила контрактные обязательства либо же выплатила компенсацию, размер которой составлял ни много ни мало $4,2 млрд.

Комментируя этот шаг, иранское руководство призналось, что не пытается нанести вред нашей стране. По словам посла Ирана в РФ Махмуда Резы Саджади, иск в международный арбитраж подан исключительно для того, чтобы обеспечить Москве юридическое алиби, позволяющее избежать санкций со стороны США и Израиля.

Комбинация, что и говорить, была изящной. Однако за прошедшие четыре года дело так и не дошло до рассмотрения по существу. Неспешность международной Фемиды была связана с тем, что ни одна сторона по-настоящему не желала форсировать события: Кремль вполне устраивала неопределенность, в Иране же решали более насущные вопросы по выходу из международной изоляции, а потому давать Вашингтону и Тель-Авиву козыри для очередного наступления на фронтах информационной войны в Тегеране тоже особо не хотели.

Помощь в разрешении ситуации в свое время предлагал президент Венесуэлы Уго Чавес: он соглашался стать посредником и выкупить у РФ «иранские» С-300, а затем перепродать их Тегерану. Однако российское руководство идею не поддержало.


ЗРК в обмен на беспилотники

Тогда злые языки с удовольствием муссировали версию, согласно которой Москва якобы специально подставила Тегеран в обмен на то, что Запад дал ей добро на закупку новейших беспилотников у Израиля. В качестве доказательства приводился факт, что в 2010 году РФ приобрела партию беспилотных летательных аппаратов Searcher MkII, разработанных Israel Aerospace Industries. Позже на Уральском заводе гражданской авиации было налажено их серийное производство. С российских конвейеров они сходят под названием «Форпост».


После Крыма — повернуть на юго-восток

Ситуация принципиально изменилась в 2014 году, когда Запад, взбешенный возвращением Крыма в Россию, объявил РФ экономическую и информационную войну. С подачи США Франция отказалась передавать нам уже оплаченные «Мистрали»; британцы предложили отключить российские банки от системы SWIFT, сами американцы ввели секторальные санкции. Москва ответила несколькими короткими контрударами: свернула строительство «Южного потока», ввела продуктовое эмбарго и… реанимировала проект по поставкам ЗРК Ирану.

В июле 2014-го посол Ирана в РФ Мехди Санаи сообщил, что стороны рассматривают возможность замены С-300 другими, не менее дальнобойными системами противовоздушной обороны. Иранцы готовы были рассмотреть любые варианты при условии, что радиус действия альтернативных ЗРК будет не меньше, чем у «трехсотки», а цены и сроки поставки окажутся сопоставимы с базовым вариантом. В принципе альтернатив С-300 ПМУ-1 было немного: «Антей-2500» — тот же С-300, только в экспортном варианте, или же С-400. Однако сюрприза не случилось: стороны решили, что С-300 идеально подходят Ирану и по возможностям, и по стоимости.

В апреле 2015 года президент Владимир Путин отменил эмбарго на поставку С-300. В июне помощник главы государства по вопросам военно-технического сотрудничества Владимир Кожин сообщил, что Иран получит не те комплексы, что заказывал в 2007 году, а более новые, усовершенствованные, с улучшенными тактико-техническими характеристиками. В ноябре на авиасалоне Dubai Airshow глава «Ростеха» Сергей Чемезов сообщил, что комплексы будут поставляться в варианте С-300ПМУ-2.

Первая партия ЗРК прибыла в Иран в конце того же месяца. Министр обороны ИРИ Хосейн Дехган сообщил СМИ, что все комплексы должны быть поставлены в страну до конца года, который по иранскому календарю завершится 20 марта 2016-го.


И прибыль, и моральное удовлетворение

Официально сумма и объем поставки по контракту 2015 года не разглашались. Но от источников в военно-промышленных кругах стало известно, что стороны договорились о продаже 32 пусковых установок, сведенных в четыре дивизиона. Общая стоимость комплексов составляет около миллиарда долларов.

Стоит отметить, что и контракт 2007 года предполагал продажу комплексов примерно на ту же сумму. Однако миллиард долларов в середине нулевых, когда доллар стоил от 24,5 рубля до 26 рублей, и миллиард сейчас — это, что называется, две большие разницы. Своей политикой за последние два года Запад открыл российской оборонке огромный рынок, долгие годы остававшийся запечатанным.

Впрочем, прелесть ситуации этим не исчерпывается. Дело в том, что иранцы никогда не скрывали, что нуждаются в С-300 в том числе и для того, чтобы сбивать американские самолеты. При этом, являясь страной — экспортером нефти, Иран расплачивается за российские ракетные комплексы американскими и европейскими деньгами. Нетрудно догадаться, что ЕС, США и остальной мир, покупая иранскую нефть, будут теперь дотировать нашу оборонную промышленность и вкладывать средства в производство ракет, являющихся самым эффективным в мире средством для «приземления» американских ястребов. Разумеется, российские власти имеют все основания быть довольными подобным раскладом.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.