16.09.2014, 11:26
Обратный отсчет
Обратный отсчетМеждународная военная политика
Япония, вопреки мнению США, желает восстановить военное сотрудничество с Россией, прерванное из-за присоединения Крыма.

На фоне очередного пакета антироссийских санкций, принятых США и ЕС, а также полного замораживания сотрудничества по линии РФ – НАТО официальный Токио решил пойти на попятный и восстановить оборонные контакты с Москвой, прерванные в связи с событиями на Украине и в Крыму.

Японская газета Nikkei со ссылкой на представителей национального военного ведомства сообщила о том, что Токио желает восстановить военные контакты с Москвой, прерванные в рамках введения санкций в связи с присоединением Крыма к РФ. Есть конкретика: в конце сентября японские ВМС хотят провести совместные поисково-спасательные учения с кораблями Тихоокеанского флота РФ в районе Владивостока. Но это в общем и целом лишь повод. Основная задача – возобновить консультации с коллегами из ТФ и «подтвердить неизменность курса на продолжение двусторонних связей в области обороны». Как утверждает издание, военное командование Страны восходящего солнца твердо намерено возобновить контакты с российской стороной.

Источник РИА «Новости» в штабе Тихоокеанского флота подтвердил, что на октябрь запланирован заход военного корабля морских сил самообороны Японии во Владивосток – как раз в рамках обозначенных учений. Они для стран традиционные – проводятся с 1998 года. И являются не самодостаточным мероприятием, а, в первую очередь, площадкой для контактов и демонстрации «добрых намерений».

Газета ВЗГЛЯД уже писала о том, что правительство Японии очень неохотно и под очевидным давлением Запада включилось в войну санкций против Москвы, ибо это объективно противоречило его национальным интересам. Также было очевидно, что Токио крайне тревожила перспектива отмены (точнее переноса) запланированного на осень визита Владимира Путина в Токио, ибо на него возлагались большие надежды. Об этом мало говорят, предпочитая фокусировать тему российско-японских отношений на проблеме Курильских островов, меж тем последние годы (а точнее – последний год) сотрудничество между странами было на подъеме.

Дело дошло до учреждения нового формата «2+2» – регулярных консультаций между главами оборонных и внешнеполитических ведомств двух стран. В прошлом ноябре была премьера: Сергей Лавров и Сергей Шойгу договорились с японскими коллегами – Фумио Кисидой и Ицунори Онодэрой – активизировать оборонное сотрудничество с расширением масштабов и форм совместных военных учений. Причем впоследствии Япония выразила желание расширить рамки имеющегося оборонного меморандума: проводить консультации регулярно и часто, наладить взаимные визиты военных самолетов для развития дружественных контактов между ВВС обеих стран, а также «производить регулярный обмен информацией, связанной с проведением миротворческих операций ООН».

При этом предполагалось, что укрепление доверия в вопросах, напрямую касающихся обороны, подстегнет и экономическое сотрудничество, уровнем которого недовольны в обеих столицах. У России есть амбициозный план по развитию Дальнего Востока, для реализации которого необходимы масштабные инвестиции. Японию, в свою очередь, интересует расширение своих рынков, в том числе по финансовой части. Выдающаяся по части объемов экономика страны уже больше десяти лет находится в стагнации и не может нащупать новые точки роста, болезненно необходимые ей в связи с демографическим кризисом – современные японцы очень долго живут (за что спасибо высокому уровню развития медицины), но очень мало рожают.

Впрочем, экономика – это все-таки отдельная история, а на повестке дня военное сотрудничество. Чтобы понять, зачем оно нужно Москве и Токио (и нужно ли вообще), необходимо вновь проговорить несколько тезисов.

Во-первых, события последних лет однозначно говорят не просто о многократном усилении роли Китая в регионе, а о последовательной китайской экспансии. Главная цель Пекина – ресурсы (в том числе нефть и газ) Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. Способ достижения цели – многочисленные территориальные споры вокруг ряда островов, где сплелись интересы КНР, Японии, Тайваня, Индонезии, Вьетнама, Филиппин – и ряда других стран. Японии в этой связи отводится роль локальной сдерживающей силы для набирающей могущества Поднебесной, враждебной к Токио по совокупности политических, экономических и исторических причин. По мнению премьер-министра Синдзо Абэ, отношения между двумя странами сейчас напоминают отношения, которые сложились между Великобританией и Германией в преддверии Первой мировой войны.

Во-вторых, в японской армии настала эра грандиозных преобразований, о которых газета ВЗГЛЯД также подробно писала. По большому счету, это личный политический проект премьера Абэ, общие черты которого были озвучены еще в период его первого срока – в 2006–2007 годах. Юридически у Страны восходящего солнца вообще нет армии – она прямо запрещена конституцией, написанной для Токио послевоенной американской администрацией. Однако есть силы самообороны, которые не могут нападать, но могут защищаться – и это внушительные силы. По оценкам Стокгольмского института защиты мира, Япония обладает пятым по величине военным бюджетом на планете (порядка 60 миллиардов долларов) и самым мощным флотом в регионе.

Не меняя формулировок конституции (это крайне сложно ввиду внутреннего противодействия, в основном со стороны японской интеллигенции), Абэ решил иначе подойти к её трактовке. Теперь модернизированные и располагающие первоклассной техникой японские войска могут быть направлены для проведения операций в третьи страны – в рамках помощи союзникам. Также предусмотрена возможность превентивного удара. Наконец, снят запрет на экспорт японского оружия, которое может уйти к союзникам страны в регионе. Звучит воинственно, но необходимо делать скидку на соседство не только с Северной Кореей, где время от времени проводятся ракетные испытания и имеется ядерное оружие, но и с Китаем с его огромным, но засекреченным военным бюджетом. В конечном же счете это шаг в сторону большей самостоятельности: да, Япония по-прежнему передовой рубеж обороны США в регионе, но опека Вашингтона (при всей её осознанной необходимости) японцев откровенно тяготит.

Россия, со своей стороны, очень дорожит своими «особыми отношениями» с Пекином, но при этом прекрасно отдает себе отчет, что бесконтрольное усиление Китая категорически невыгодно ей самой. Вопрос стоит не в том, чтобы к кому-либо примкнуть, но в том, чтобы соблюсти в регионе баланс интересов – выстроить сложную схему сдержек и противовесов. И в этом смысле оборонная координация между такими игроками, как Москва и Токио, совершенно необходима. Это нужно России, это нужно Японии (сотрудничество с Москвой – часть новой внешнеполитической стратегии Абэ), более того, это нужно даже США, которые рассматривают интересы России в регионе и саму Россию как сдерживающую силу для Китая.

Несколько лет назад американцы прямо посоветовали японцам не бояться развития российских вооруженных сил и укреплять двустороннее оборонное сотрудничество. «Это (укрепление вооруженных сил РФ в Тихоокеанском регионе) не направлено именно против Японии. Российские тихоокеанские силы пытаются восстановиться после значительного снижения боеспособности, а Москва намерена и дальше восстанавливать и укреплять вооруженные силы, которые становятся значимым партнером. Я бы предложил проводить военные обмены между вооруженными силами России и Японии», – заявил, в частности, глава Тихоокеанского командования вооруженных сил США адмирал Роберт Уиллард в 2011 году.

Эти слова адмирала были прямой реакцией на обеспокоенность Токио в связи с полетами российской боевой авиации недалеко от северных границ Японии. Уиллард на сей счет выразился довольно ясно: «У вас не организован диалог, который помог бы понять причины проведения таких операции лучше, чем они воспринимались в прошлом». В скором времени, как было сказано выше, консультационный механизм был создан, и у стран стало гораздо меньше поводов для недоверия друг к другу. Отметим, что со стороны РФ причиной беспокойства является в основном система японских ПВО, а также региональная система ПРО, но она беспокоит не в принципе, как в случае с Европой, а по части своих «темных пятен». В целом Москва многие опасения Токио понимает и даже разделяет: в первую очередь, это относится к ракетным испытаниям в КНДР, которые приносят немало головной боли и нашим военным. Но в конечном итоге инициаторами оказались именно японцы, и российская сторона пошла навстречу их пожеланиям, согласившись на запуск переговоров по разработке соглашения «о предотвращении опасной военной деятельности».

В апреле диалог был прерван Токио в одностороннем порядке, и Россия не преминула воспользоваться этим, чтобы напомнить партнерам – каково жить в обстановке недостаточной информированности и естественного недоверия. Так, 14 апреля шесть истребителей ВВС Японии были подняты по тревоге в связи с приближением к воздушному пространству страны пяти российских военных самолетов. Ранее на той же неделе японцы четыре дня подряд осуществляли вылеты «на перехват». При этом воздушное пространство Японии ни в одном из этих случаев нарушено не было.

На Смоленской площади прямо заявили, что данный эпизод «должен послужить поводом для корректировки японскими коллегами своих подходов к взаимодействию с Минобороны России и возобновлению прерванной работы». В целом же российская сторона выразила «удивление» выходом Японии из консультаций, а замглавы военного ведомства РФ Анатолий Антонов выразил уверенность, что Токио принял данное решение, опираясь на интересы западных государств. Аналогичную точку зрения выразил и МИД. «К сожалению, в подходах наших партнеров возобладала некая «западная» солидарность, в жертву которой были принесены национальные интересы безопасности», – говорилось в комментарии российского внешнеполитического ведомства.

И вот теперь Токио делает первый – пусть символический, но очевидный шаг в обратном направлении: как минимум оборонный диалог будет восстановлен. Причем нельзя сказать, что сложившаяся после принятия санкций ситуация «простоя» была для Токио уникальна. По сути сотрудничество РФ и Японии в военно-политической области долгие годы находилось в зачаточном состоянии, что является ненормальной ситуацией для стран, у которых есть общая морская граница.

Остается надеяться, что голос разума возобладает и за первым шагом не замедлит последовать второй, благо практика доказала, что политика санкций и сворачивания партнерских диалогов в отношении Москвы абсолютно контрпродуктивна и не приводит к желаемому для Запада результату.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и