05.01.2015, 14:43
Обама не справился с Ближним Востоком
Обама не справился с Ближним ВостокомМеждународная военная политика
Президент Афганистана надеется, что войска международной коалиции останутся в его стране после 2016 года. Его опасения понятны – позиции «Талибана», несмотря на 13 лет войны, остаются крайне сильными. Но в итоге вывод войск будет зависеть не от ситуации на Ближнем Востоке, а от предвыборной кампании в США.

В понедельник Президент Афганистана Ашраф Гани заявил в интервью американскому телеканалу CBS, что решение о выводе из его страны войск международной коалиции во главе с США в 2016 году может быть пересмотрено.

По словам афганского президента, сроки вывода войск необходимо «держать в уме», однако они не должны быть «догмой». На вопрос телеведущего, знает ли его мнении Барак Обама, Гани задушевно признался: «Президент Обама меня знает. Нам не нужно все друг другу рассказывать».

Как отмечает «Би-би-си», командующий коалиционными силами в Афганистане генерал Джон Кэмпбелл в интервью тому же телеканалу заявил, что афганская армия достаточно сильна, чтобы не допустить повторения иракского сценария, где «Исламское государство» захватило треть территории страны. «У них (хорошая) армия… это не Ирак. Я не думаю, что ИГ придет в Афганистан, как это случилось в Ираке. Афганские службы безопасности этого не допустят», – надеется Кэмпбелл.

Напомним, в прошлом году в противостоянии с талибами, другими повстанцами, а также от «дружественного огня» американцев погибли более 4600 афганских силовиков.


Последний вызов для Обамы

Руководитель корпункта DW в Вашингтоне Миодраг Шорич в комментарии для собственного издания отмечает, что наступивший год – последний для Обамы, когда президент может сделать что-то для того, чтобы войти в учебники истории не только благодаря своей расе.

«Гораздо менее удачливым оказался Обама во внешней политике. Он хотел бы, чтобы его запомнили как президента, положившего конец войнам в Ираке и Афганистане. Но бои в этих регионах продолжаются. Положение в Сирии после появления там ИГИЛ сложнее, чем когда-либо. Обама все еще находится в поиске стратегии для этого региона. И надежда, что он сумеет ее определить в 2015 году, крайне невелика», – полагает Шорич.

«Всё еще находится в поисках стратегии», – это такой эвфемизм для реального положения дела под названием «полный провал». Виноват в сложившейся ситуации, разумеется, не только Обама – войны в Ираке и Афганистане начинал не он. Но он не только не исправил ошибки своего предшественников, а скорее, наоборот, усугубил ситуацию на всем Ближнем Востоке, добавив к вышеупомянутым «горячим точкам» Сирию.

Главная ошибка «коллективного Обамы», определяющего внешнюю политику США – это категорический отказ учиться на предыдущих провалах. Ведь совсем недавно были талибы, созданные для борьбы с СССР, которые при первой возможности развернули оружие против своих создателей из Госдепа. Ливийские «борцы за свободу» изнасиловали и убили американского посла Кристофера Стивенса – неужели после этого оставались какие-то иллюзии? Как после этого можно было поддерживать деньгами и оружием сирийских повстанцев? На что они там рассчитывали? Сложно ответить.

Ситуация, в которой находится Обама, в шахматах называется цугцванг – любой ход вызовет ухудшение ситуации. Если реализовать вьетнамский сценарий, и без всяких условий вывести войска из Афганистана – талибы вернут себе власть за считанные месяцы. Восторгам генерала Кэмпбелла по поводу афганской армии веры нет никакой. А это значит, что 13 лет операции и тысячи жертв были впустую.

Если наоборот, усилить военное давление в Афганистане, возросших военных расходов и новых человеческих жертв не поймут уже граждане Америки.

Века афганских войн, в которых участвовали Великобритания, СССР, а теперь США и множество их союзников доказали только одно: афганский народ нельзя подчинить, его можно только уничтожить. А устраивать геноцид ни в Афганистане, ни в других точках земного шара пока что США не готовы.

Поэтому шансы на то, что Обаме удастся за свой последний президентский год решить хотя бы одну проблему на Ближнем Востоке крайне малы. 


Теория и практика

Почему вооруженных повстанцев нет в странах Евросоюза? Вовсе не потому, что все жители Европы так уж довольны политикой своих государств и не хотели бы сменить подданство, никуда не переезжая. Территориальные претензии были практически у каждой страны к каждой стране, в большинстве государств есть некоторое количество сепаратистов, ирредентистов и прочих –истов. А вот террор и другие силовые методы решения политических проблем практически изжиты. Несмотря на то, что еще совсем недавно ирландские или баскские террористы были заметным явлением.

Причин отказа от силовых методов борьбы много, но основная – это нулевая толерантность к террору соседних государств. Хорошо вооруженная группа может захватить и Елисейский дворец, и Даунинг-стрит, 10. Но ничего, кроме массового осуждения они не добьются.

Проблема в том, что отказавшись от поддержки повстанцев в Европе и других атлантических странах, Запад не отказался от этих методов в других странах мира. «Цветные революции» были практически бескровным методом смены власти, но режимы, приходившие к власти в их результате, держались недолго. Тогда технология была проапгрейжена до «арабской весны», с использованием вооруженного сопротивления неугодным режимам. «Мирные повстанцы» с автоматами в руках вышли сперва на улицы стран Северной Африки, а затем и в украинские города. «Борцами за свободу» были объявлены сирийские боевики, с самого начала не чуравшиеся террористических методов.

Концепция «нашего сукина сына» и еще более древняя «джентльмен к западу от Суэца не отвечает за действия джентльмена к востоку от Суэца» продолжают быть определяющими в ближневосточной политике США и Евросоюза. Но если что-то не работает в Европе – оно тем более не будет работать на Востоке, со всей его тонкостью и взаимопереплетением интересов разных сторон.

Поэтому в теории и талибы в Афганистане, и ИГИЛ могли бы быть побеждены мировым сообществом – если бы на планетарном уровне было заключено такое же негласное соглашение как в Европе. Никто не поддерживает чужих вооруженных повстанцев (сепаратистов, террористов, ополченцев – термин не важен). Никто не поддерживает революций в других странах и не предоставляет убежища чужим революционерам. Никто не давит на другие страны с целью смены неугодных политическим режимов.

Всё вышеперечисленное, разумеется, утопия. На практике в Афганистане, Ираке, Сирии, а в перспективе – и в других странах региона будет литься кровь, боевики будут получать оружие и деньги из разнообразных источников, а США будут то вводить, то выводить войска из тех стран, на территории которых резня будет особенно активной.

Предвыборная президентская кампания в США, как правило, является соревнованием кандидатов в антироссийских выпадах, на которые в Москве уже давно понимающе не обращают внимания. Поэтому до избрания нового президента (скорее всего, республиканца) переговоров о новой всемирной антитеррористической коалиции ждать бессмысленно. Выведет ли Барак Обама войска из Афганистана будет зависеть не от ситуации в этой многострадальной стране, а от рейтинга кандидата-демократа.

Первый чернокожий президент США войдет в историю не только из-за своей расы, но и как человек, в наименьшей степени оправдавший выданную ему авансом Нобелевскую премию мира.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.