15.04.2015, 14:24
Обама и Конгресс разыгрывают ядерную карту Ирана в своих интересах
Обама и Конгресс разыгрывают ядерную карту Ирана в своих интересахМеждународная военная политика
Барак Обама больше не сможет самостоятельно принимать решение по ядерной сделке с Ираном. Конгресс США на законодательном уровне получит возможность контролировать ядерное досье. В Иране не удивляются «разыгрыванию ядерной карты» в США: Тегеран понимает, что это элемент американской внутриполитической игры. К тому же Обама, несмотря на кажущийся провал, пошел на компромисс.

Барак Обама смягчил свою позицию по отношению в Конгрессу США. 15 апреля он подпишет законопроект, получивший поддержку представителей обеих партий в комитете по международным делам сената. Законопроект предусматривает право Конгресса отвергнуть любое соглашение с Ираном, принятое президентом США, передает Reuters.


19 против Обамы

Комитет по иностранным делам сената США во вторник одобрил данный законопроект. В его поддержку высказались все его 19 членов - как республиканцы, так и демократы. Согласно документу, Конгресс сможет изучать текст сделки с Ираном после ее заключения в течение 30 дней. Еще 12 дней президенту США отводится для наложения возможного вето на решения законодателей.

После этого, согласно документу, у Конгресса будет еще 10 дней для того, чтобы преодолеть вето главы государства. Пока происходят эти согласования, США не будут снимать с Ирана никакие ранее наложенные санкции, следует из законопроекта, передает РИА «Новости». Более того, если за законопроект проголосуют хотя бы 67 сенаторов, то Обама не сможет применить президентское право вето.

Отметим, что речь в новом законопроекте идет также о снятии санкций с Ирана. Так, согласно договоренностям, принятым в Лозанне 2 апреля, с Ирана должны быть сняты все экономические санкции, которые были приняты ранее. Однако данное требование было воспринято в штыки сенаторами-республиканцами.

Теперь, согласно новому биллю, президент Обама сможет без согласования снять только те санкции, которые сам и наложил. А Конгресс США будет принимать решения по санкциям, которые наложил парламент США.

Данное решение может быть воспринято Ираном крайне негативно, так как принципиальная позиция Исламской Республики Иран заключалась в том, что должны быть сняты все санкции с Тегерана. Более того, отметим, что основные санкции, в том числе запрет на продажу Ираном нефти и газа в Европу, был введен именно Конгрессом. И он вряд ли будет теперь отменен.

Отметим, что ранее президент Обама говорил, что он наложит вето на законопроект, который ограничивал бы его в переговорах с Ираном. Однако президенту США пришлось пойти на существенные уступки, когда его же однапартийцы поддержали билль.

Заявление Белого дома было воспринято американскими СМИ как уступка президента Обамы законодательной власти США. Так, влиятельная The New York Times встретила новость о сделке президента и Конгресса с большим воодушевлением. «Странный альянс между республиканцами, которые выступают против любой сделки с Ираном, и демократами, которые поддерживали Обаму, сумел закрепить за Конгрессом существенную роль в переговорах по Ирану», пишет газета. Более того, по мнению многих республиканцев и, как это ни странно, демократов, «президент просто-напросто перешел все границы». 


Демократы против Обамы

Заключив в Лозанне «историческое соглашение» и обещав снять санкции в отношении Тегерана, Барак Обама настроил против себя не только республиканцев, но и многих демократов.

Так, влиятельный сенатор-демократ от штата Мэриленд Бенджамин Кардин, который является «мостом» между демократами и республиканцами, однозначно заявил: «Мы (Конгресс – прим.) должны быть задействованы здесь (в переговорах по Ирану – прим.). Только Конгресс может решать, снимать санкции или нет».

Главным камнем преткновения между Бараком Обамой и Конгрессом стал именно вопрос о снятии санкций. Республиканцы с самого начала выступали против этого. Позже, как стало известно, и «ведущие демократы» примкнули к «слонам». Как заявил спикер Белого дома Джош Эрнст, «президент Обама не был напуган этим законопроектом. Просто он решил, что новое предложение, которое поддерживают ведущие республиканцы и демократы в комитете по международным делам сената, может быть принято».

Однако, по мнению инициатора законопроекта, сенатора-республиканца Боба Коркера, все было не так. «В 11.30 утра в сенате госсекретарь Джон Керри пытался переубедить сенаторов не поддерживать законопроект. Но когда он увидел, что все 19 членов комитета по международным делам поддерживают проект, только тогда администрация пошла на уступки», – заявил Коркер американским СМИ.


«Историческое соглашение» не всех устраивает

Исламская Республика Иран крайне спокойно отреагировала на новость о том, что ей придется теперь договариваться не только с Обамой, но и со всем Конгрессом США. Американская газета The Washington Post пишет, что «Иран заявил, что он ведет переговоры не с Конгрессом США, а с мировыми державами». А спикер министерства иностранных дел Ирана Марзие Авхам заявила: «Это внутриамериканское дело. Мы ведем переговоры с правительством США». Более того, она добавила, что «Иран не позволит внутренней политике США сорвать переговоры по ядерной программе».пять постоянных членов СБ ООН + Германия) и Иран пришли к согласию посде долгих переговоров по ядерной программе. Обама назвал сделку «исторической» и даже сравнил ее с договоренностями между США и СССР. В самом Иране люди вышли на улицы в порыве массового ликования.

Однако не все остались довольны соглашением между международными посредниками и Ираном. Иранская ядерная сделка вбила клин между Западом и Ближним Востоком. Так, глава МИД Израиля Авигдор Либерман уже заявил, что его страна должна быть готова действовать против иранской атомной угрозы в одиночку, без поддержки США и других великих держав.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху ранее заявил, что Тель-Авив требует включить в любой вариант окончательного соглашения об урегулировании ядерной проблемы Ирана пункт о признании своего права на существование со стороны Исламской Республики.

В воскресенье Нетаньяху заявлял, что соглашение по иранской ядерной программе, если оно будет реализовано, может спровоцировать гонку ядерных вооружений на Ближнем Востоке. Кроме этого, по его словам, соглашение с Ираном может угрожать самому существованию государства Израиль. Ключевые министры Израиля по итогам краткого совещания заявили о неприятии договоренностей международного сообщества с Ираном по поводу его ядерной программы.


Компромиссное решение

Как пояснил соредактор сайта Terra America, эксперт-американист Борис Межуев, в США существует система взаимосогласований по поводу принятия внешнеполитических решений между разными ветвями власти. «Действительно, в течение 60 дней президент не может нарушить решение Конгресса. Соответственно, в течение 60 дней Конгресс не может выдвинуть вето против решения президента о заключении той или иной сделки. Система взаимосогласования достаточно сложная», – рассказал он.

Так что решение, которое было принято сейчас, безусловно, компромиссное, поясняет Межуев. «Речь, судя по всему, идет о договоренности между президентом и Конгрессом: сенаторы не водят новые санкции против Ирана без согласования с высшей властью, а президент не сбрасывает эти санкции без согласования с Конгрессом», – полагает он.

Больше всего Конгресс не хочет, чтобы президент в одностороннем порядке отказывался от тех или иных санкций, отвечает эксперт. «Они хотят, чтобы он согласовывал с ними все решения по поводу отмены ограничений. С другой стороны, Обама надеется на то, что Палата представителей не будет дополнительно вставлять палки в колеса иранской сделке и не введет новые санкции в одностороннем порядке, в силу чего президент не сможет внести на это ограничение вето, – поясняет Межуев. – Так что это компромисс. Хотя и проблематичный».

Закон, который подпишет сейчас Обама, принимается специально для координации сделки с Ираном, уверен эксперт. «Это главный сюжет и внешней, и внутренней политики США. За этой сделкой стоит очень серьезное столкновение двух различных политических сил и влиятельных кругов – тех, кто настроен на сотрудничество с Европой, и тех, кто придерживается так называемого одностороннего подхода. Для них интересы Израиля стоят гораздо выше, чем интересы Европы. Это представители Республиканской партии и крайне правые круги в ней. За этими силами мы можем видеть столкновение двух Америк, совершенно разных», – говорит он.

Ситуации, когда Конгресс принимает некие поправки, чтобы заблокировать действия президента, как и наоборот, происходят довольно часто, рассказал он. «Самый известный пример – поправка Джексона – Вэнника. Она была введена в 73-м году с целью не допустить сближения Соединенных Штатов и Советского Союза во времена никсоновской разрядки. Это была очень знаковая поправка, против нее выступал Белый дом, но Конгрессу удалось не допустить разворачивания разрядки», – напоминает Межуев.

При желании Конгресс может принять и законопроект против договоренностей с Кубой. «Он может что угодно сделать, – отмечает эксперт. – У Конгресса есть определенные полномочия, в том числе и по части финансирования, и поэтому они могут внести коррективы и в сближение с Кубой, которое вообще пока что непонятно. Но там пока ничего не происходит, нет законодательных решений. Палата представителей может выдвинуть резолюцию о защите демократии, например, в Латинской Америке. О том, что страны, в которых господствует диктатура, не могут пользоваться поддержкой Соединенных Штатов. Конгресс вообще сейчас отличается некоторой безответственностью и может принимать решения такого рода», – отмечает он. 


«В Иране ни у кого не было иллюзий»

«Иран не разочаруется в Обаме потому, что там не было никаких иллюзий по этому поводу, – считает востоковед Саид Гафуров. – Более того, очень большая часть иранского руководства вообще против этой сделки просто потому, что с Западом договариваться нельзя, потому что Запад всегда обманет. И победа президента Роухани на последних выборах была связана именно с тем, что дали другой половине попробовать еще раз.

В Иране нет иллюзий в отношении американской ситуации и влияния сионистского лобби. Но не стоит эту вещь переоценивать: в Иране хорошо понимают тот факт, что это связано с тем, что в США уже началась фактически предвыборная кампания – не на уровне кандидатов, а на уровне партийных аппаратов, которые играют решающую роль в выдвижении кандидатов. Так они и будут относиться к этим договоренностям – как к попыткам привлечь внимание к своим партиям и получить максимальное количество голосов.

И в Иране, и в США понимают, что динамика восстановления отношений между странами останется такой, какая она есть, пока не будут проведены президентские выборы. Все, чего можно было достигнуть, уже достигнуто. Сейчас накопившийся потенциал, в том числе и сделку, будут пытаться реализовать, но до выборов никаких подвижек не будет, потому что в США сейчас не с кем будет договариваться – нет человека, который будет нести ответственность. И это решение Конгресса и Обамы только фиксирует реально сложившееся положение дел.

В Тель-Авиве, по мнению Гафурова, на самом деле понимают, что США не откажутся от шагов навстречу Ирану. «В Израиле понимают, что у США есть потребность восстановить отношения с Ираном, и они к этому относятся как к данности. А мероприятия, которые они проводят, – это демонстративные акты, – полагает эксперт. – При этом они будут пытаться использовать уже сложившуюся ситуацию для того, чтобы извлечь какие-то выгоды для себя. Им это не нравится, но они это приняли», – считает он.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).