30.12.2014, 00:49
О чем мечтает Петр Порошенко?
О чем мечтает Петр Порошенко?Международная военная политика
29 декабря украинский президент Петр Порошенко провел очередную пресс-конференцию. Его ответы дали понять, что власти Украины не имеют понятия как выводить страну из кризиса.

Безусловно, сам президент говорит о победах - нынешних и будущих. Так, Петр Порошенко анонсировал встречу в Нормандском формате, которая пройдет 15 января в Астане. По его словам, на этой встрече Россия, Украина, Франция и Германия обсудят меры по урегулированию ситуации на Донбассе.

У некоторых политологов сразу же возникло искушение заявить о дипломатической победе Петра Порошенко. Как известно, украинский президент давно хотел заменить минский формат (где сторонами конфликта были как Украина, так и ЛНР с ДНР, а Россия выступала как посредник) на Нормандский, где сторонами конфликта являются как раз Россия и Украина. Порошенко продолжает отрицать наличие серьезнейших внутренних предпосылок украинской гражданской войны, и уверяет, что «этот конфликт был привнесен в Украину извне... Как только иностранные войска будут выведены - никакого конфликта не будет, его нет, он надуманный». Кроме того, позиционирование России как стороны конфликта позволяет ему говорить о оборонительной, а не о гражданской войне. Неудивительно, что Россия всячески препятствовала замене минского формата на нормандский.

Однако нынешнее заявление Порошенко пока не стоит рассматривать как реализацию такой замены. И даже не потому, что сами европейцы (по крайней мере представители немецкого правительства) отказываются подтверждать слова президента о саммите 15 января. По всей видимости, речь идет не о замене, а о двух параллельных процессах. Политологи уже давно говорили о том, что Казахстан станет посредником на переговорах и предоставит для их ведения площадку. Однако речь шла не о российско-украинских, а российско-европейских переговорах (стоит вспомнить хотя бы визит Франсуа Олланда в Астану, после которого он заглянул в Россию и переговорил с Путиным). И на них будет обсуждаться не гражданская война на Донбассе (решения по которой, как и говорит Москва, должны приниматься при хотя бы формальном участии ДНР и ЛНР), а российско-европейские отношения. Сейчас, когда ситуация на Донбассе относительно стабилизировать, России и ЕС пора садиться за стол переговоров и решать, а) как выходить из кризиса в двусторонних отношениях и б) как не допустить коллапса Украины. Понятно, что на такого рода переговорах представители ЛНР и ДНР не нужны. Как, в общем-то, не нужно и украинское руководство, однако ради приличия Порошенко обязаны были пригласить. При этом степень его реального участия в них под вопросом - как известно, на одних таких переговорах между Россией и Западом украинский министр иностранных дел просто сидел в сторонке, ожидая, пока взрослые договорятся. Не исключено, что какое-то время почитать книжку на них придется и Петру Порошенко.

Что касается внутренней политики, то и тут заявления президента несколько контрастировали с действительностью. Так, с одной стороны Петр Порошенко говорит, что в 2014 году украинские власти создали «одну из самых боеспособных армий на континенте». Причем речь идет не об армии Новороссии, созданной с нуля и еще до активной российской помощи активно отжимавшей у украинских военных боевую технику, а именно об украинской. Которая, напомни, живет на подачки волонтеров, не хочет воевать и давно бы оставила Донбасс если бы не получала помощи со стороны добровольческих батальонов - частных армий националистических организаций и ряда олигархов. И при этом Порошенко сам себе противоречит, утверждая, что «сил для наступления на Донбассе у нас на данный момент нет».

Порошенко действительно не может наступать. Но не столько потому, что у его одной из лучших армии на континенте не хватает сил, и тем более не потому, что он «видит лишь мирный способ решения конфликта на Донбассе». Умеренность Порошенко связана с тем, что наступать ему запрещают зарубежные кураторы.

Дело в том, что сейчас западные лидеры не столько хотят наказать Путина, сколько боятся его. Они не хотят довести конфликт до критической точки, после которой Москва будет вести себя в рамках конфронтационной модели «холодной войны» (в частности, признает ДНР и ЛНР а также, возможно, пойдет на Киев). Несмотря на то, что в этой холодной войне Россия проиграет, Запад проиграет вместе с ней. Именно поэтому Брюссель и Вашингтон действуют крайне осторожно, пытаясь нащупать выставленные Москвой «красные линии» и не пересекать их. Одну из них они уже нащупали - это блицкриг украинской армии, а точнее возможная попытка его устроить.

Подобный настрой Запада открывает для Москвы ряд возможностей - ведь ирония в том, что США и Европа не могут определить остальные линии. Однако в этой ситуации России как никогда важно сохранять выдержку и не делать лишних шагов и громких заявлений (наподобие предложения Франца Клинцевича официально поставлять оружие ДНР и ЛНР в случае, если Обама решит передать американскую технику украинскому правительству - то есть указание на эти поставки как на «красную линию»). Если Россия назовет «красной линией» незначительное возможное действие, а тем более то, которое обязательно будет совершено (Обама наверняка отправит какое-то вооружение Киеву), а после совершения его не отреагирует, то уровень страха у западных лидеров серьезно снизится. Они могут посчитать, что Путин блефует, и чувствовать себя более свободно в мерах по наказанию России. На радость Петру Порошенко, который понимает, что вернуть контроль над Донбассом и тем более вернуть Крым он может лишь через глобальный российско-европейский конфликт.

Пока же Порошенко рассматривает Крым как один немногих имеющихся у Украины инструментов давления на Россию. Киев пользуется тем, что полуостров отрезан от остальной российской территории и фактически устроил ему режим блокады. В частности, прервал железнодорожное сообщение с Крымом а также регулярно прекращает доступ полуострова к украинской энергетической сети (понятно, что на Украине идут веерные отключения, однако крымские энергетики просят хотя бы предупреждать о сроках отключений). При этом сам Петр Порошенко уверяет, что никакой блокады Крыма нет «Есть меры, которые обеспечивают защиту Украины от диверсионных групп», - пояснил украинский президент.

Очевидно, что сроки действия «мер по защите Украины от диверсионных групп» будут продолжаться до тех пор, пока Россия не наладит инфраструктурную связь полуострова с Ростовской областью и Краснодарским краем. В частности, не решит (хотя бы временно) проблему транспортного сообщения морем, водную проблему а также не присоединит полуостров к собственной энергосети. После реализации этих программ, строительства Южного Потока через Турцию и достижения российско-европейских договоренностей о нормализации ситуации украинскому президенту, возможно, придется делать куда как более реалистичные предновогодние пресс-конференции.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  21.04.2017
В военной компании «Укрспецтехника» ведется работа по созданию радиолокационной системы, способной обнаруживать беспилотники на удалении до 8 км и нарушать работу их систем. Об этом на пресс-конференции в Киеве сообщил один из руководителей компании, член правления общественного союза «Лига оборонных предприятий Украины» Михаил Прохоренко. По его словам, в «незалежной» озабочены тем, как нейтрализовать работу беспилотных летательных аппаратов и высокоточного оружия, такого как «Томагавк» или российские «Калибры».
Мировой ВПК  21.04.2017
25−27 апреля 2017 года на авиабазе морской авиации Пойнт-Мугу в Калифорнии состоится 46-й ежегодный совместный военно-гражданский симпозиум по проблематики РЭБ. Главная тема — это обсуждение существующих пробелов радиоэлектронной борьбы, а также разработка и применение новейших технологий, необходимых для устранения этих пробелов. На закрытую встречу приедет практически все авиационное, флотское и сухопутное начальство Соединенных Штатов, а также «яркие ученые и политики Америки».
Мировой ВПК  21.04.2017
Китай методично идет по пути создания малозаметного стратегического бомбардировщика Н-20 нового поколения, реализуя параллельные программы. Об этом 20 апреля сообщил сайт «Военный паритет» со ссылкой на китайский военный ресурс mil.news.sina.com.cn.
Мировой ВПК  21.04.2017
Для модернизированного стратегического ракетоносца Ту-160М2 создается сверхдальняя крылатая ракета, сообщил в интервью журналу «Армейский стандарт» научный руководитель Государственного научно-исследовательского института авиационных систем (ГосНИИАС) Евгений Федосов. Ее технические характеристики засекречены, но известно, что она будет способна преодолевать значительно большее расстояние, чем Х-101/Х-102, дальность которой превышает 5000 км. Условное обозначение ракеты — Х-БД.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.
Конфликты  18.04.2017
На фоне хронических информационных войн в последние дни в Сирии резко обострилась ситуация и на фронтах реальной войны. «Умеренная оппозиция» даже выпустила пресс-релиз об уничтожении двух военнослужащих РФ, но подтверждений этому пока нет. Со своей стороны радикальные исламисты сделали ставку на части, одно название которых вселяет в сирийских солдат мистический ужас.
Конфликты  18.04.2017
На сайте издания «Немецкая волна» опубликовано интервью с директором Института Восточной Азии при Венском университете Рюдигером Франком, в котором тот прогнозирует развитие кризисной ситуации вокруг Северной Кореи. Австрийский эксперт считает, что «нанесение первого удара Северной Кореей крайне маловероятно: «Это означало бы самоубийство, независимо от контекста».