20.01.2015, 13:34
Новый щит и новый меч
Новый щит и новый мечМеждународная военная политика
В ближайшие шесть лет отечественный ВПК создаст сразу несколько новых типов межконтинентальных баллистических ракет и гиперзвуковых средств поражения. Это позволит полностью обновить Стратегические ядерные силы России и эффективно парировать внешние угрозы со стороны НАТО и США.

Накануне Нового года президент России Владимир Путин утвердил новую версию Военной доктрины нашей страны. Этот документ сохранил свою оборонительную направленность, но в нем появился целый ряд новых положений и терминов, напрямую связанных с изменившимся характером военных опасностей и угроз. Главными из них, как и прежде, признается наращивание силового потенциала НАТО и приближение военной инфраструктуры Альянса к границам России, а также наделение его глобальными функциями в нарушение норм международного права. Здесь нельзя не вспомнить, как еще три месяца назад в ходе подготовки новой Военной доктрины координатор управления генеральных инспекторов Минобороны России генерал армии Юрий Якубов прямо говорил: в обновленном документе должен быть четко обозначен вероятный военный противник России. «На мой взгляд, это США и Североатлантический блок», — заявил генерал. Однако эта точка зрения полностью в доктрине отражена не была. Более того, США в ней вообще ни разу не упоминаются. Но это обстоятельство ничего не меняет.

Реализуемая сейчас США концепция «Быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike, PGS) впервые официально названа одной из серьезнейших внешних опасностей для России. И понятно почему. Эта концепция предполагает создание высокоточных гиперзвуковых (более 4,5 скорости звука) систем вооружений, позволяющих нанести массированный неядерный удар по любой точке планеты в течение одного часа. Уже несколько лет США ведут активные разработки и испытания как минимум четырех типов гиперзвуковых носителей, включая крылатые ракеты и планирующие управляемые боевые блоки. При этом еще весной 2010 года тогдашний министр обороны США Роберт Гейтс открыто заявил, что его страна уже способна нанести быстрый глобальный удар. Заметим, что средства нападения, разрабатываемые в рамках PGS, не подпадают под ограничения, применяющиеся к стратегическим наступательным вооружениям, а значит, могут быть созданы в любом количестве и размещены где угодно, в том числе в космосе.

Все это означает, что при полноценном развертывании в Европе третьего позиционного района американской системы ПРО, которая давно признается внешней опасностью для России, США будут иметь возможность нанести разрушительный неядерный удар по нашей стране и при этом фактически остаться безнаказанными. Моделирование такой ситуации, проведенное военными, показало: при сохранении нынешнего уровня вооружений в нашей стране уже к 2025 году в случае реального военного конфликта может быть уничтожено до 80% российских ракетно-ядерных средств. И хотя в доктрине отмечается, что вероятность развязывания против нас широкомасштабной войны сейчас снизилась, наша страна по-прежнему рассматривает использование ядерного оружия в качестве ответа на агрессию против России или ее союзников. Причем агрессия не обязательно должна сопровождаться применением ядерных вооружений, достаточно лишь того, что под угрозу поставлено само существование государства. Кстати, из всех стран так называемого ядерного клуба на сегодняшний день только Китай обязался не применять ядерное оружие первым, все остальные государства от этого принципа отказались.

Еще одно новшество Военной доктрины — неядерное сдерживание военных угроз. Эта задача отнесена к функциям Вооруженных Сил общего назначения и является второй по важности после защиты суверенитета и территориальной целостности. Иными словами, мы должны не только эффективно противодействовать попыткам других государств добиться военного превосходства над нами, например при развертывании той же ПРО, оружия в космосе и т. п., но и иметь возможность адекватно ответить на эти шаги без применения Стратегических ядерных сил (СЯС). Проще говоря, создать аналогичные системы вооружений, в том числе гиперзвуковые средства нападения, а также свою собственную ПРО. Впрочем, Военная доктрина не исключает, что при необходимости система ПРО может быть создана нами совместно с другими странами. Но при условии равноправного участия России.

Наконец, впервые в Военной доктрине России в качестве важнейшей задачи, стоящей перед Вооруженными Силами, названо обеспечение национальных интересов нашей страны в Арктике. И эта задача уже решается. Так, с декабря прошлого года на базе Северного флота создано новое объединенное оперативно-стратегическое командование «Север». Де-факто это еще один военный округ. В его составе дополнительно развернуты дивизия ПВО и бригада морской пехоты. Кроме того, завершается формирование арктической мотострелковой бригады и наращивается присутствие в Арктике войск Воздушно-космической обороны. На острове Котельный (входит в архипелаг Новосибирских островов) уже размещена тактическая группа, в состав которой переданы современные противокорабельные и противовоздушные комплексы. В дальнейшем там будут возводиться специальные модульные военные городки, будет расширена аэродромная сеть. Уже открылись аэродромы Темп и Рогачево, ведутся работы по модернизации аэродромов Тикси, Анадырь и Воркута.

Но если с Арктикой все более или менее ясно, то остальные задачи, стоящие перед нашей армией, можно считать настоящим вызовом российскому ВПК. Как и чем он на них ответит? И сколько на это потребуется времени и средств?


Всё под контролем

В нынешнем году расходы на национальную оборону в России составят почти 3,3 трлн рублей (около 50 млрд долларов). Это самый высокий показатель для нашей страны за все годы реформ. При этом на приобретение новой техники и на модернизацию существующей Минобороны потратит чуть больше половины этих средств — 1,74 трлн рублей. Кажется, что это довольно много, но лишь на первый взгляд. Для сравнения: бюджет Пентагона почти в десять раз больше — 575 млрд долларов. И если США в последние годы тратили на оборону в среднем 4,4% ВВП, то у нас даже в нынешнем рекордном году этот показатель составит лишь около 4,2% ВВП. В то же время нет никаких сомнений: если мы хотим гарантированно обеспечить свой суверенитет, то экономить на нуждах армии не стоит. Тем более что эффективность расходования средств в рамках государственного оборонного заказа за последние три года многократно выросла, а качество поставляемой нашей промышленностью военной техники значительно улучшилось. Это произошло во многом благодаря целому комплексу мер, которые еще в 2012 году начал реализовывать вице-премьер России Дмитрий Рогозин.

Во-первых, по его инициативе была восстановлена военная приемка, фактически ликвидированная Анатолием Сердюковым. Тогда же вице-премьер открыто заявил о необходимости увеличить ее штат почти в три раза, с 7,5 тыс. до 25 тыс. человек.

Во-вторых, была разработана и принята необходимая нормативно-правовая база, в том числе новый федеральный закон «О государственном оборонном заказе», который нормализовал отношения нашего военного ведомства с промышленностью по линии «заказчик—исполнитель». Этим законом теперь охвачен весь цикл закупки вооружений, включая планирование, размещение и выполнение контракта. При этом для госзаказчиков предусмотрена возможность авансирования до ста процентов в рамках выделяемых на очередной год финансовых средств. Но самое серьезное нововведение — возможность различного ценообразования. Для исполнителей помимо твердой цены установлены еще две возможности: компенсируемые издержки и уточняемая цена. При этом в законе заложен принцип обеспечения прибыльности контракта, установлена минимальная рентабельность, а также зафиксирован безусловный приоритет отечественных исполнителей.

В результате этих мер Рогозин добился того, что показатели исполнения оборонного заказа непрерывно увеличиваются. Если в 2011 году он был исполнен чуть более чем на 80%, то уже в 2013-м — на 93,4%. При этом по линии ФСО, СВР и других специальных служб уже тогда удалось добиться стопроцентного исполнения. По итогам прошлого года исполнение оборонного заказа в целом составило почти 95% — это лучший показатель за всю новейшую историю нашей страны. Ста процентов не удалось достичь лишь потому, что Украина и некоторые страны ЕС перекрыли нам поставки отдельных систем и подсистем, которые используются в отечественной военной технике. Но эта проблема уже решается. Все предприятия ВПК, выпускающие финальную продукцию, сейчас вовсю реализуют программы импортозамещения, в течение трех лет они практически полностью перейдут на системы и подсистемы отечественного производства. Заметим, что еще до введения санкций против России Рогозин настоял на том, чтобы наша страна отказалась от бездумного приобретения военной техники за рубежом вроде покупки нежных итальянских бронемашин, европейских вертолетов, австрийских винтовок и проч., что позволило нам сэкономить несколько миллиардов долларов.


Дешевле и эффективнее

Но самое важное, что именно под руководством Рогозина Военно-промышленная комиссия наконец начала выстраивать системную работу по стратегическому планированию в оборонной сфере. Прежде всего это касается Государственной программы вооружений (ГПВ) на 2016–2025 годы. Ее стоимость удалось снизить с 55 до 30 трлн рублей, но при этом сохранить весь необходимый объем оснащения нашей армии новой техникой. По словам министра обороны России Сергея Шойгу, «это произойдет за счет формирования типажа перспективного оружия и техники со сходными характеристиками». Проще говоря, речь идет о тотальной унификации едва ли не всех новых систем, которые будут поступать на вооружение армии. Например, в Сухопутных войсках вся бронетехника будет основана на трех унифицированных платформах —гусеничных «Армата» и «Курганец-25» и колесной «Бумеранг»; вся артиллерия перейдет на два калибра — 120 и 152 мм, аналогичным образом будет унифицирован весь автопарк Минобороны, а неунифицированные образцы с вооружения будут сняты. То же самое произойдет и с новыми кораблями для ВМФ и самолетами для ВВС.

В целом же, по словам Дмитрия Рогозина, в новой ГПВ, безусловно, будет сделана ставка на инновационные технологии. Для ее разработки и сопровождения была создана организационно-методологическая основа качественно новой системы анализа и стратегического планирования в области противодействия угрозам национальной безопасности на период от 30 до 50 лет. Часть из них как раз и перечислена в обновленной Военной доктрине России. Ответом на эти угрозы станет появление целой серии новейших образцов военной техники и средств поражения. Их создание запланировано в «Основных направлениях развития вооружения, военной и специальной техники на период до 2030 года».

Что же касается перспективных исследований и разработок, которые будут востребованы в самом ближайшем будущем, то ими теперь будет заниматься Фонд перспективных исследований (ФПИ). Эта структура, созданная по инициативе Рогозина, является прямым аналогом американского агентства DARPA. Имея горизонт планирования 10–20 лет, ФПИ, по сути, должен стать своего рода инструментом «разведки будущего» на ключевых направлениях научно-технического прогресса в оборонке и всячески помогать нашему ВПК в научных исследованиях, которые проводятся в интересах безопасности государства. Так какую же технику мы будем разрабатывать и какие исследования проводить?


Ядерный сюрприз

Не секрет, что почти три четверти средств, запланированных в ГПВ, пойдут на закупки высокотехнологичных вооружений. При этом высший приоритет отдан оснащению СЯС и Воздушно-космических сил (ВКС). Последние будут созданы к лету этого года за счет включения в них ВВС и войск противовоздушной и противоракетной обороны. Сами ВВС как вид войск решено упразднить.

Еще в середине прошлого года Дмитрий Рогозин публично заявил, что формирование технической основы СЯС идет опережающими темпами и они обновятся к 2020 году не на 70%, как планировалось, а на все 100%. А чуть позже эту же тему неожиданно для всех вскользь затронул и Владимир Путин. «Новые разработки российского ВПК удивят наших западных партнеров. Кое-что уже удалось сделать в области сил ядерного сдерживания, но говорить об этом необходимо тогда, когда придет время», — подчеркнул президент. Очевидно, что время пришло. Как сообщил замминистра обороны Юрий Борисов, сейчас проводится ряд НИОКР, связанных с упреждением возможности нанесения быстрого глобального удара со стороны США; кроме того, в самом разгаре работы над новой тяжелой жидкостной ракетой шахтного базирования по проекту «Сармат». «Это уникальное оружие, подобного которому нет даже в США», — подчеркнул генерал. Известно, что МБР «Сармат» создает Государственный ракетный центр им. В. П. Макеева при участии НПО машиностроения.

Опытно-конструкторские работы по «Сармату» планируется завершить к 2018–2020 годам, то есть как раз к тому моменту, когда истечет предельный срок службы самых мощных в мире ядерных ракет РС-20 «Воевода» (в классификации НАТО — «Сатана»), способных нести 10 и более боеголовок на расстояние до 16 тыс. км и гарантированно обеспечить эффективный ответный ракетно-ядерный удар. Сейчас в РВСН на боевом дежурстве осталось 52 «Воеводы», поэтому логично предположить, что как минимум столько же будет у нас и «Сарматов». «Исходя из наших планов всё уже определено. Эти ракеты будут развернуты в Ужуре в Красноярском крае и в поселке Домбаровский Оренбургской области», — заявил главком РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев. Пока что даже самые общие технические характеристики «Сармата» остаются тайной, кроме одной оценочной: она будет иметь более высокую боевую мощь по сравнению с «Воеводой». Но зато известно, как именно эти ракеты будут противодействовать развертыванию американской ПРО.

Как рассказал бывший начальник исследовательского центра 4-го НИИ Минобороны генерал-майор Владимир Василенко, тяжелая МБР шахтного базирования дает возможность доставлять боевые блоки к целям не только по энергетически оптимальным траекториям с жесткими, а следовательно, прогнозируемыми азимутами подлета, но и наносить удары с различных направлений, включая доставку боевых блоков через Южный полюс. Множественность азимутов подлета к цели вынуждает противостоящую сторону обеспечивать круговую ПРО. «А она намного сложнее организационно и гораздо дороже финансово, чем секторальная ПРО. И это очень сильный фактор, — говорит Василенко. — Кроме того, огромный запас полезной боевой нагрузки на тяжелой МБР позволяет оснащать ее различными средствами преодоления ПРО, которые в конечном счете перенасыщают любую ПРО — как ее информационные средства, так и ударные».

Помимо МБР тяжелого класса Россия форсированно создает и новые, более легкие твердотопливные ракеты пятого поколения РС-26 «Рубеж» (еще один рабочий шифр — «Авангард»), причем исключительно в мобильном варианте базирования. Эту работу ведет Московский институт теплотехники (МИТ) и она, судя по всему, очень близка к завершению. Во всяком случае, Сергей Каракаев публично заявил, что «комплекс РС-26 продолжает испытания, в 2015 году мы планируем их закончить, а с 2016 года будем ставить его на боевое дежурство». Сегодня известно об одном неудачном (первом) и трех успешных запусках «Рубежа». Причем в двух последних случаях стрельбы проводились с полигона Капустин Яр по полигону Сары-Шаган в Казахстане, то есть по так называемой внутренней трассе на дальность чуть более 2000 км.

Кстати, Сары-Шаган расположен так, что средства разведки США не в состоянии эффективно вести наблюдение за ходом полета ракеты. Выбор такого маршрута означает, что конструкторы и военные ставили задачу апробировать новую боеголовку. В остальных случаях стрельба должна была проводиться из Плесецка по полигону Кура на Камчатке. Это обстоятельство уже дало повод некоторым американским экспертам утверждать, что Россия создает новый класс ракет средней дальности для уничтожения целей в Европе, прежде всего третьего позиционного района ПРО. Но официальной информации на этот счет не поступало. В июне, после очередного пуска «Рубежа», начальник Главного оперативного управления Генштаба генерал-полковник Владимир Зарудницкий заявил лишь, что его задачей была отработка нового облика оснащения ракеты. Более того, Сергей Каракаев не раз говорил, что РС-26 будут развернуты в ракетном соединении, дислоцированном в Иркутской области. Впрочем, эти планы могут и поменяться. Не вызывает сомнения, что у России нет никакой необходимости специально создавать баллистическую ракету средней дальности (БРСД) и тем самым в одностороннем порядке выходить из договора по сокращению этого типа ракет, если любую задачу, поставленную перед БРСД, будет способна выполнить новая МБР более легкого класса.

О технических характеристиках РС-26 информации почти нет. Известно лишь, что эта ракета может оснащаться не менее чем четырьмя боеголовками. Можно предположить, что она в значительной степени унифицирована с «Ярсом» и «Булавой» (по крайней мере, у них схожие две ступени), но при этом имеет значительно меньший стартовый вес — около 35 тонн. Косвенно это подтверждается тем, что МИТ заказал у Минского завода колесных тягачей транспортер для РС-26 общей грузоподъемностью всего около 50 тонн (для «Тополя-М» он составляет почти 80 тонн). А поскольку РС-26 имеет двойной рабочий шифр, можно также сделать вывод, что МИТ фактически создал две модификации одной ракеты, которые имеют разную дальность полета, но весьма схожие характеристики по преодолению ПРО, в том числе обладают новыми маневрирующими боевыми блоками. В перспективе, по словам Сергея Каракаева, «Рубежи» придут на смену мобильным комплексам «Тополь-М» и «Ярс». Сейчас на вооружении РВСН их в общей сложности 73.

Если разработки новых «Рубежей» и «Авангардов» все еще окутаны тайной, то о воссоздании в нашей стране боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК) военные говорят уже открыто. Три недели назад Сергей Каракаев прямо заявил, что они поступят на вооружение уже в 2018 году и будут существенно отличаться от БЖРК «Молодец», полностью ликвидированных десять лет назад. Новый комплекс получил название «Баргузин». МИТ уже завершил его эскизное проектирование и приступил к подготовке конструкторской документации.

Надо сказать, что еще во времена СССР БЖРК доставляли огромные проблемы американской разведке, во время движения она их практически никогда не могла отследить. Между тем такие поезда за сутки преодолевали расстояние до тысячи километров. Эти комплексы размещались в рефрижераторных вагонах, внешне очень похожих на те, что перевозят замороженные продукты. При этом сам вагон весил около 180 тонн против 60 у стандартного рефрижератора. И выдавала такой поезд лишь усиленная ходовая часть: количество колесных пар под каждым вагоном приходилось увеличивать до восьми. Но из космоса этого видно не было. Единственный признак, по которому можно было догадаться о необычном предназначении поезда, — использование сразу трех тепловозов. Однако наши железнодорожники часто ставили по три локомотива и на обычные товарняки, что еще больше дезориентировало американскую разведку. Поэтому при подписании договора СНВ-2 США особо настаивали на уничтожении наших БЖРК и даже выделяли на это средства. Но теперь этот договор больше не действует, и России ничто не мешает возродить производство полностью модернизированных железнодорожных ракетных комплексов и при этом сделать их действительно неуязвимыми.

«Баргузин» будет оснащен модифицированной твердотопливной ракетой «Ярс». Ее вес, как ожидается, не будет превышать 47 тонн — почти вдвое меньше, чем у ракеты РТ-23 УТТХ, которой был укомплектован «Молодец». Это позволит не делать дополнительные оси на рефрижераторных вагонах и не тратиться на замену деревянных шпал на бетонные на всех путях следования. Если в СССР к началу 1990-х было развернуто в общей сложности 36 БЖРК, то в России, судя по всему, их будет всего 30. Каждый поезд будет укомплектован шестью «Баргузинами», что в РВСН приравнивается к полку. В дивизии же, которая получит на вооружение БЖРК, планируется иметь пять таких полков. При этом в отличие от мобильных ракетных комплексов, районы передвижения которых в общем-то хорошо известны, БЖРК могут ездить по железнодорожной сети протяженностью как минимум 15 тыс. км.

Не менее масштабное обновление происходит и в морском компоненте наших СЯС. За последние годы построены и переданы ВМФ уже три ракетных подводных крейсера стратегического назначения (РПКСН) проекта «Борей»: «Юрий Долгорукий», «Александр Невский» и «Владимир Мономах». Все они оснащены шестнадцатью МБР «Булава», которая после целой серии конструкторских доработок наконец доказала свою эффективность. В стадии постройки сейчас на стапелях «Севмаша» находятся еще три подлодки нового проекта «Борей-А». Это «Князь Владимир», «Князь Олег» и «Генералиссимус Суворов». По словам главкома ВМФ Виктора Чиркова, в ближайшей перспективе подлодки проектов «Борей» и «Борей-А» будут составлять основу морских СЯС России, но одновременно с их строительством ведутся проектно-конструкторские работы по созданию атомных подлодок пятого поколения.

Таким образом, уже через пять-шесть лет наша страна будет иметь качественно новые СЯС со значительно возросшей боевой мощью, что позволит нивелировать большую часть опасностей и угроз со стороны потенциальных противников. Более того, не исключено, что в этих видах вооружений мы добьемся полного паритета с США и даже получим некоторое незначительное преимущество. Однако этого недостаточно.


Ставка на гиперзвук

США хоть и ведут определенные работы по модернизации своих ядерных вооружений, но новых ядерных ракет создавать не планируют. И вообще особого внимания этой теме не уделяют, что, впрочем, легко объяснимо. Едва ли не все силы Пентагона и DARPA брошены на разработку гиперзвуковых систем вооружений в неядерном исполнении, создающихся в рамках концепции «Быстрого глобального удара». Это планирующая бомба Advanced Hypersonic Weapon, беспилотники Falcon HTV-2 и X-43, а также крылатая ракета X-51. Последняя во время испытаний запускалась с бомбардировщика B-52 и развивала скорость 5,1 Маха, но только на короткой дистанции. При этом ряд испытаний завершился неудачно. Главная проблема, возникающая при использовании гиперзвукового оружия, — сопротивление среды и нагрев. И решить ее пока не удалось. Поэтому, преодолевая сравнительно большое расстояние, гиперзвуковое средство поражения разрушается.

Большинство экспертов уверены, что дальнобойное гиперзвуковое оружие может появиться не ранее середины следующего десятилетия. По словам начальника войсковой ПВО генерал-лейтенанта Александра Леонова, России необходимо создавать свои собственные гиперзвуковые средства, в том числе для отражения удара, а также средства разведки и управления в космическом эшелоне. Очевидно, что эта тема является одним из приоритетов ФПИ. Наша страна вела довольно активные разработки в этой области в 1980-е, но после распада СССР дальнейшее развитие этих технологий проходило на уровне отдельных систем. Например, комплексы ПВО С-300 и С-400 способны работать по гиперзвуковым целям, в частности по баллистическим ракетам. Создающаяся сейчас новая система С-500, по-видимому, будет значительно превосходить своих предшественников и сможет сбивать маневрирующие боевые блоки. Но это еще не все.

С 2011 года над созданием перспективных гиперзвуковых ракет работает корпорация «Тактическое ракетное вооружение». В интервью «Эксперту» ее глава Борис Обносов говорил, что корпорация разрабатывает сразу несколько гиперзвуковых ракет, самая мощная из которых сможет развивать скорость до 11–12 Махов. А буквально на днях стало известно, что активные работы по этой теме начал проводить ГРЦ имени Макеева совместно с Объединенным институтом высоких температур РАН. По словам первого заместителя генконструктора ГРЦ Юрия Телицына, уже принято решение о подготовке проектов фундаментальных и прикладных исследованиям в области гиперзвуковых технологий и программы работ с проведением экспериментов в условиях реальных полетов. «Это обусловлено необходимостью опережающего решения задач по созданию гиперзвуковых летательных аппаратов, поставленных руководством страны перед наукой и промышленностью», — заявил Телицын. И если эти работы завершатся успешно, то мы легко сможем ответить на «Быстрый глобальный удар» и без применения Стратегических ядерных сил.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.