05.01.2015, 21:05
Новороссия становится хронической
Новороссия становится хроническойМеждународная военная политика
В 2015 году ДНР и ЛНР может превратиться в зону постоянной конфликтности.

В Новый год ДНР и ЛНР вошли в подвешенном состоянии. Вот уже несколько месяцев Киев и ополченцы с переменным успехом ведут переговоры о линии разграничения и статусе республик, при этом никто не берется утверждать, что вероятность нового вооруженного конфликта полностью исключена. Мы изучаем возможные сценарии ситуации в регионе в 2015 году с экономической, политической и военной точки зрения.


Замороженная война

Зимой после осенних «минских протоколов» конфликт окончательно перешел в стадию «замороженного». Интенсивность боевых действий снизилась, локальные стычки нельзя сравнить с масштабными боевыми действиями летом. Возможно, затишье на фронте связано с усилением контроля Москвы и Киева над силами с обеих сторон. Параллельно уводу из Донбасса командиров ополченцев (Стрелков, Безлер, Козицын и другие) украинские власти планомерно встраивали в систему Нацгвардию – и полевые командиры, и гвардейцы были непредсказуемым фактором войны.

Теперь Киев и Москва делают шаги навстречу друг другу, причем Москва на уровне президента, премьера и министра иностранных дел официально выступает за Украину без Крыма, но с Донбассом.

Риторика Кремля смягчается на фоне усиления давления США и ЕС, новых санкций, однако ситуация остается в подвешенном состоянии, и в «республиках» уверяют – реинтегрировать Донбасс обратно в состав Украины невозможно из-за прошедшей войны и идеологической пропасти между сторонами конфликта, и война будет идти до окончательной победы одной из сторон.

В неформальных разговорах стороны уповают на скорый экономический коллапс противника. Киев надеется на тяжесть для Кремля западных санкций и неспособность дотировать ополченцев, а также на то, что ДНР и ЛНР даже при поддержке Москвы так и не смогли построить полноценную административную, финансовую, банковскую и социальную систему, а из республик уже приходят первые сообщения об умерших от голода.

В ЛНР и ДНР, в свою очередь, надеются на то, что сама Украина рухнет под тяжестью долгов и неспособностью выполнять социальные обязательства.


Пессимистичная экономика

Между тем для самопровозглашенных республик экономическая ситуация — это действительно самая сложная проблема, которую после окончания активных боевых действий уже невозможно скрывать. Там нет полноценной нормативной базы, налоговой и финансовой системы. К этому прибавляется полная экономическая блокада со стороны Киева, из-за которой пророссийские ополченцы выживают только благодаря серым бартерным схемам угля с Киевом. Кроме того, ополченцы изъяли наличность у банков, ввели дополнительные акцизы и налоги с бизнеса.

В ДНР и ЛНР собирают налоги налом и зависят от украинских денег: если раньше их привозили пенсионеры и льготники, то сейчас Киев не выплачивает пенсии без переезда из зоны АТО.

Другой источник – зарплаты на крупных предприятиях – постепенно иссякает из-за разрыва промышленных и торговых цепочек.

«В сущности, экономики ДНР в настоящий момент нет, — откровенно комментирует политконсультант правительства ДНР Роман Манекин. — Есть более или менее ответственное (часто — неграмотное) распределение потоков «гуманитарки», немногочисленные (но выразительные на фоне тотальной стагнации) «серые схемы». В полной мере экономика оживет только после официального признания республики. Пока же будут прилагаться титанические усилия для даже не консервации — замедления разрушительных процессов, которые происходят. Донбассу в ближайшее время будет сложно, но я уверен, что мы выдержим».

Ополченец и координатор негуманитарной помощи ДНР Александр Жучковский уверяет, что у нынешних властей республик стратегии нет.

«Все, что будет там происходить ближайшие месяцы, — будет исключительно ситуативно, люди живут и работают с психологией временщиков, и это естественно: нельзя полноценно отстроить и наладить никакую политическую жизнь или экономическую систему в условиях постоянного риска смены руководителей либо риска военного нападения. Будучи практически в полном окружении в Семеновке мы подвергались постоянным обстрелам и часто перемещались из здания в здание. Сегодня ночуешь в одном, завтра уже в другом, потому что предыдущее уже разнесли артиллерией. Сейчас Донбасс — это такая большая Семеновка, где люди живут одним днем», — рассказывает Жучковский.

По его словам, на 30% Донбасс будет выживать за счёт внутренних ресурсов, в остальном же «это будет головной болью России», которая неизбежно становится единственным экономическим донором ДНР и ЛНР.

«К сожалению, гуманитарная катастрофа — разруха, нищета, голод, болезни — там будет продолжаться до окончания войны. Политически это будут диктатуры, где демократические процедуры сведены к минимуму, а власть, в том числе судебная, принадлежит военным и «госбезопасности». Не исключены в республиках военные перевороты. По крайней мере, нынешние власти об этом задумываются и принимают превентивные меры против потенциальных противников», — указывает ополченец.

Экс-замглавы МИД ДНР Борис Борисов также дает пессимистичный прогноз в социальной области, выплаты пенсий зарплат, восстановления экономики, «но в истории войн и революций бывало и похуже, в этом контексте мы на среднем уровне».


«Кто первый моргнет»

Главный вопрос, способна ли Москва взять на себя обеспечение восстановления Донбасса и финансовой подпитки экономически несостоятельных ДНР и ЛНР. Бывший сотрудник администрации президента России Борис Рапопорт, курировавший украинское направление, в интервью газете «МК» назвал блокаду «садистской». А президент Путин вспомнил, что Москва даже в годы войны не отрезала от себя финансовую систему Чечни.

Это лишний раз демонстрирует нервное отношение Москвы к экономическим проблемам Донбасса.

Как отмечали мы ранее, в высших дипломатических кругах России говорят о том, что Москва не готова в одиночку вкладываться в восстановление Донбасса.Параллельно с подписанием «Минских протоколов» стороны обсуждали создание Фонда восстановления Донбасса, совместной российской-украинско-западной «кубышки» для реанимации разрушенного региона.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев говорит, что Россия хочет переложить все проблемы, связанные с содержанием Новороссии на Украину. Это избавит Москву от лишних расходов и навесит на Киев «очередную гирю» для сохранения внеблокового статуса. В этой «войне нервов платит тот, кто моргнет первым». Калачев предсказывает, что подпитка из российских каналов будет, чтобы не плодить рэкет и грабеж на территории ДНР и ЛНР.

Интересно, что источники со стороны «народных республик» на переговорах в Минске утверждают, что два камня преткновения сейчас — линия разграничения территорий, а также полное или хотя бы частичное снятие экономической блокады. Киев на это не согласен, а в ответ предлагает отправить в Донбасс собственные гуманитарные колонны, что в республиках считают «циничным пиаром».

На Украине, естественно, надеются на скорый конец ДНР и ЛНР либо по политическим, либо по экономическим причинам, и уверяют, что у самопровозглашенных республик потенциал даже ниже, чем у Приднестровья, с которым их сравнивали на заре конфликта.

«Тирасполь хотя бы имел финансовую, экономическую автономию, управленческую элиту из «красных директоров», — размышляет киевский политолог Вадим Карасев. — Будущее же «народных республик» скверно, особенно учитывая, что Россия будет вынуждена выступать потихоньку в санкционной войне с Западом».

Между тем для самой Украины потеря этих территорий также чревата серьезными экономическими издержками, не говоря о политических последствиях. Так, совокупная доля Донецкой и Луганской области в экспорте за 2012-2013 год – 20%, доля в ВВП страны – 14%. Правда, под контролем ополченцев около трети территории.

И Роман Манекин, консультирующий правительство ДНР, куда более оптимистичен во внутриполитических прогнозах. По его словам, в ДНР и ЛНР предприняты «поистине титанические усилия», чтобы не допустить вымерзание, выключение электричества, вымирание от голода населения.

Во внутренней политике в ДНР и ЛНР рассчитывают продолжить госстроительство, остановить тотальное бегство украинских собственников предприятий из региона, отток капиталов, бороться с военной разрухой, экономической блокадой, ужесточить госконтроль над хозяйствующими субъектами, подвергнет ревизии сферу налогообложения. После формирования институтов гражданского общества и принятия всего массива законодательства республики планируют наладить отношения с другими сателлитами России – непризнанными государствами в СНГ.

«Сам факт существования ДНР на протяжении уже восьми месяцев кардинально сказывается на развитии политических процессов не только на постсоветском пространстве, но и в Европе, и в мире. Республика выстоит при любых обстоятельствах», — проявляет оптимизм Манекин.


Условия, приближающие к боевым

Самопровозглашенные республики, Москва и Киев вышли на развилку: если стороны не договорятся по статусу зоны АТО и вопросу, кто будет платить за восстановление Донбасса, то есть риск продолжения войны.

Интересно, что риторика Москвы и ДНР-ЛНР напоминают тактику допроса «хорошего и плохого следователей». Почти одновременно министр иностранных дел Сергей Лавров называет Порошенко лучшим шансом для Украины, а глава парламента Новороссии Олег Царев заявил, что реинтеграция Донбасса на Украину маловероятна до нового Нюрнбергского процесса над украинскими элитами.

Руководство ЛНР и ДНР, в частности премьер ДНР Александр Захарченко, часто говорили, что самопровозглашенные республики должны отбить свою территорию и восстановиться в административных границах Донецкой и Луганской области.

В экспансионистских стремлениях трудно не усмотреть экономический мотив: ополченцы желают отбить города с крупными экспортно ориентированными предприятиями — Мариуполь, Артемовск, Северодонецк, Лисичанск, Краматорск и восстановить промышленные цепочки.

Политконсультант правительства ДНР Роман Манекин подтверждает, что из-за безнадежного экономического положения у пророссийских ополченцев нет иного выхода, кроме как наступать, и «освобождать свою территорию».

Ополченцы и «ястребиное» крыло в российских элитах рассматривают мир и «минские протоколы» как затягивание времени для политических торгов или военных маневров. Они считают, что после разгрома ДНР и ЛНР Киевом неизбежно встанет вопрос возвращения Украиной Крыма.

«Однозначно одно: нынешний статус-кво никогда не устроит ни ополчение Новороссии, ни украинские власти. Конечно, и на Украине и на Донбассе есть «партия мира», которая выступает за переговоры и замораживание конфликта, но «партия войны» обеих сторон несравненно сильнее и морально, и физически. Даже временное замораживание ситуации будет именно временным», — говорит Жучковский.

Он полагает, что военные силы Украины при материальной поддержке Запада не готовы уничтожить ДНР и ЛНР только из-за угрозы российского вмешательства, как минимум, в форме «военторга».

«Несмотря на то, что руководство РФ устами Путина и Лаврова не раз выступило за «территориальную целостность Украины» и всячески демонстрировало готовность к диалогу, очевидно есть некие закулисные моменты и разведданные, которые говорят о том, что РФ молча наблюдать за разгромом Донбасса не будет», — рассуждает Жучковский.

В то же время он уверен, что Россия не готова идти на эскалацию конфликта, а потому ополчение не пойдет в наступление до весны. Без помощи из России (главным образом, боеприпасов и кадровых военных) ополченцы, по его мнению, не смогут пробить оборону нескольких украинских укрепрайонов, усиленных во время перемирия.

«Сценарий инерционный: подвесить проблему и ждать, активных боевых действий не вести, — согласен политолог Констатин Калачев. — Точить камень западного общественного мнения каплями миролюбивой риторики».


Зона хронической конфликтности

В то же время в условиях ухудшения внутриэкономической ситуации продолжающийся в Донбассе конфликт чреват для Москвы все большими политическими, финансовыми, дипломатическими и репутационными потерями. Изначально заявленная цель в виде федерализации Украины с «пристегнутым» Донбассом для внеблокового статуса также трудно считать выполненной в полном объеме, поскольку Киев фактически отрезал от себя неподконтрольные территории, прекратив их финансирование и эвакуировав все государственные и бюджетные структуры, поставив ДНР и ЛНР на грань голодных бунтов.

Таким образом, единственный выход для Москвы кроме радикальных сценариев – попытка договориться по выполнению «минских протоколов», добиться частичной децентрализации Украины и сохранить лицо.

Однако судя по затягиванию переговоров, уже и на эти условия Киев идет неохотно, получая выгоду от слабеющих под давлением Запада позиций России. Кремль получил патовую ситуацию «ни мира, ни войны». Тем не менее, у России остается достаточно экономических рычагов для давления на Киев и, соответственно, возможностей склонить его к определенному компромиссу.

«Выйти» из Добнасса полностью Москва тоже не может. И сами ополченцы, и «ястребы» в российской власти, вроде Сергея Глазьева, уверяют, что вслед за этим обязательно последовало бы поднятие крымского вопроса.

Все это чревато превращением восточных регионов Украины в зону хронической конфликтности, которых в мире немало, напоминает гендиректор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов.

Они быстро адаптируются к условиям утраченного суверенитета и неподотчётности международному праву. У себя такие серые зоны развивают криминальную деятельность, служат перевалочным пунктом для нелегальных трафиков и незаконных производств.

«Такое положение, если в него вмешаются транснациональные криминальные структуры, может сохраняться немалое время. Относительно способности республик наладить нормальную жизнь и развить территории есть большие сомнения — и в силу их полулегального изолированного положения и в силу человеческого фактора. Выгодных республикам и России сценариев не просматривается», — заключает Миронов.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Мировой ВПК  11.01.2017
Как сообщают СМИ, в 2017 году начнутся летные испытания новейшего истребителя МиГ-35. Ранее об этом заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин, добавив что «мигари» давно не выпускали в России самолеты. — Это очень выгодное дело, даже с экономической точки зрения, не говоря уже про безопасность страны, потому что именно в сегменте легких истребителей существует такой наиболее обширный экспортный потенциал. Поэтому не скрываем, что собираемся и побороться с нашими конкурентами в этой части рынка, — отметил 30 декабря Рогозин в ходе посещения завода «Факел» в Московской области.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и