11.03.2015, 18:38
Новая зенитная ракета способна решать задачи даже в космосе
Новая зенитная ракета способна решать задачи даже в космосеМеждународная военная политика
На вооружение российской армии принята новая зенитная ракета в составе комплекса войсковой ПВО С-300В4. Речь идет о ракете 40Н6 с рубежом перехвата 400 км и, как полагают, возможностью обстрела целей в ближнем космосе. Испытания и доводка этой ракеты продолжались с 2008 года, и ее появление в войсках – настоящий прорыв в области национальной обороны.

На вооружении армии России три разных семейства комплексов ПВО с индексом С-300: объектовый, войсковой и корабельный. Наиболее известен первый – С-300 «Фаворит» – и его глубокая модернизация С-400 «Триумф». В настоящее время около 2 тысяч комплексов С-300 (код ГРАУ 35Р6) в разных модификациях и С-400 (изначально С-300ПМУ-3, 40Р6), созданных в КБ НПО «Алмаз» им. А. А. Расплетина, обеспечивают прикрытие важнейших административных, промышленных и военных центров страны.

Комплекс С-300B (9К81) разрабатывался в Научно-исследовательском электромеханическом институте (НИЭМИ) в рамках НИОКР «Бином», позднее – «Ромб». Основное назначение комплексов этого семейства – прикрытие войск эшелона, сосредоточенных (условно говоря) в прифронтовой полосе, а также важнейших объектов фронта и тыла от массированных ударов баллистических ракет оперативно-тактического назначения (типа Lance, Pershing 1A), аэробаллистических (типа SRAM) и крылатых ракет (типа ALCM), самолетов стратегической и тактической авиации, барражирующих постановщиков активных помех, боевых вертолетов в сложной воздушной и помеховой обстановке. Комплекс смонтирован на гусеничном шасси, частично унифицированном с ходовой частью танков Т-72 и Т-80, что обеспечивает комплексу динамические характеристики, сравнимые с характеристиками тех же танков.

Параллельно еще в советское время рассматривалось предложение о создании унифицированной для трех видов вооруженных сил противосамолетной ЗРС С-500У – первой с таким обозначением и имеющей максимальную дальность поражения около 100 км. Московское конструкторское бюро «Стрела» (бывшее КБ-1 Минрадиопрома, в дальнейшем вошло в НПО «Алмаз») произвело для войск противовоздушной обороны противосамолетную С-300П, а ВНИИ РЭ Министерства судостроительной промышленности (позднее НИИ «Альтаир») – комплекс С-300Ф для ВМФ.

Предусматривалось, что во всех унифицированных комплексах будет использована разрабатываемая московским конструкторским бюро «Факел» Минрадиопрома (главный конструктор Грушин В.П.) зенитная управляемая ракета (ЗУР) В-500Р.

Что же касается задач противоракетной обороны, Свердловское машиностроительное конструкторское бюро «Новатор» МАП (ОКБ-8 ГКАТ, главный конструктор Люльев Л.В., затем Смирнов В.А.) разрабатывало для С-300В ракету КС-96, уничтожающую цели на высоте до 35 тыс. м. При этом было обеспечено прикрытие района в 300 квадратных километров от ракет Pershing.

Однако глубокой унификации достичь не удалось: комплексы С-300П и С-300В получились унифицированными по основным системам лишь на 50%. Кроме того, для обеспечения разного рода задач (противосамолетной и противоракетной обороны) потребовалось использование ракет от разных производителей, на что создатели систем пойти не смогли. Таким образом, ЗРК С-300В, принятый в опытную эксплуатацию в 1983 году (на 5 лет позже ЗРК С-300П), изначально умел то, что «Фаворит» научился делать только 10 лет спустя, – перехватывать баллистические ракеты. Такую возможность обеспечивали входящие в состав комплекса ракеты 9М82 и 9М83 с дальностью 100 и 70 км соответственно. То есть С-300В можно считать первым универсальным комплексом ПВО/ПРО. Этими установками оснащались зенитно-ракетные бригады, входящие в состав Сухопутных войск.

Опытный образец С-300В, созданный во время первого этапа разработки в 1980–1981 годах, проходил совместные испытания на Эмбенском полигоне. В 1983 году под названием ЗРК С-300В1 был принят на вооружение.

Во время второго этапа систему дорабатывали с целью обеспечения борьбы с ракетами Pershing-1A и Pershing-1B, барражирующими самолетами-постановщиками помех и аэробаллистическими целями SRAM на дальности до 100 тыс. м. В полном составе комплекс был принят на вооружение Сухопутных войск в 1988 году под обозначением С-300В2.

Тем временем комплекс С-300 для войск ПВО тоже проходил модернизацию. На смену чисто противосамолетным ракетам семейства В-500 (5В55 в разных вариантах), в 1992-м пришли универсальные 48Н6Е и 48Н6Е2, дальностью 150 и 200 км соответственно. Комплексы с этими ракетами получили обозначение С-300ПМ и С-300ПМУ-2. В таком варианте ЗРС уже могли бороться, в том числе, с баллистическими ракетами малой и средней дальности.

В третьем поколении на вооружении С-300ПМ были приняты легкие высокоскоростные самонаводящиеся ракеты семейства 9М96 в вариантах малой и средней дальности, а так же средства, обеспечивающие их боевое применение. Эти ЗРС переходного к С-400 типа получили обозначение С-300ПМУ-1 и С-300ПМУ-2. При этом все ЗРС, стоящие сегодня на вооружении Войск воздушно-космической обороны РФ, модернизированы по стандарту С-300ПМУ-1, в то время как С-300ПМУ-2 практически не поставляются.

Наконец, четвертое поколение комплексов ПВО, С-400 (изначально С-300ПМУ-3) м С-300В4 должно получить на вооружение ракету 40Н6 с дальностью по рубежу перехвата 400 км и 185 км по высоте. Заранее предполагалось, что ракета будет единой и для армейской и для объектовой версий комплекса, что по-своему прорыв.

Впервые о ракете с индексом 40Н6 стало известно еще в конце 90-х. Высокопоставленными военными неоднократно делались заявления о том, что данная ракета вот-вот поступит на вооружение. Однако в 2007-м году первые системы С-400 заступили на вооружение без нее, а в таком виде они мало чем отличаются от С-300, за исключением новых ракет малой и средней дальности 9М96, точность которых повышена благодаря системе самонаведения на конечном участке траектории.

Вероятнее всего, первые демонстрационные образцы нового изделия были построены в начале 2009-го. Первые комплектующие для сборки предсерийной партии были поданы на завод не ранее начала 2012-го, а первые летные испытания 40Н6 состоялись летом того же года. Производство установочной партии, по сообщению портала «Новости Машиностроения», началось в ноябре 2013-го. По некоторым сведениям, госиспытания проходили сложно, что было связанно с низким качеством изделий, поставляемых смежниками. Кроме того, по словам представителей концерна «Алмаз-Антей» и НПЗ «Факел», высказанным в полуофициальных интервью и частных беседах, одной из проблем было достижение требуемой высоты перехвата – 185 км.

Так или иначе, в январе 2015 года российские СМИ сообщили о завершении программы госиспытаний нового изделия, а в первых числах марта последовал приказ о принятии ракеты на вооружение.

Какие же возможности дает новая ракета? Если комплексы С-300 всех типов третьего поколения (С-300В3 и С-300ПМУ) были универсальными системами ПВО/ПРО, то с 40Н6 они становятся также и комплексами противокосмической обороны. При этом речь не идет об уничтожении спутников противника: эти маломаневренные, практически неподвижные цели с заранее известными координатами легко уничтожаются обычными баллистическими ракетами средней дальности, что не так давно доказали на практике китайские товарищи, уничтожившие космическую мишень с помощью БРСД DF-21.

В данном случае речь идет о возможности заатмосферного перехвата боеголовок баллистических ракет (пока только средней и большой дальности), что увеличивает шанс на гарантированное поражение. Ранее мобильные ЗРК российского производства такой возможностью не обладали. Таким образом, четвертое поколение российских ЗРК сравнится или даже несколько превзойдет по возможностям американскую ПРО SM-3 Block IA-IB. Вероятно, эта ракета, наряду со специально спроектирванными, будет использоваться и в комплексе С-500, характеристики которого, как ожидается, позволят эффективно бороться даже с МБР.

Обращает на себя внимание тот факт, что новыми ракетами дальнего действия будут оснащены в первую очередь армейские комплексы С-300В4, размещаемые на Западном оперативно-стратегическом направлении. Возможно, этим преследуются две цели. Поскольку армейские ЗРС не несут постоянного круглосуточного дежурства (в отличие от систем, прикрывающих объекты в тылу), это позволит отработать системы ракеты в периоды между боевыми развертываниями и по их результатам. Очевидно так же, что радиус поражения С-300В4 с ракетами 40Н6 позволит в случае обострения военно-политической обстановки контролировать воздушное пространство практически над всей Правобережной Украиной средствами, расположенными целиком на российской территории. Наконец, развертывание и последующее наращивание таких комплексов заставит натовскую авиацию чувствовать себя вблизи наших границ менее комфортно.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.