20.03.2016, 11:07
«Никто нам не запрещает вернуться»
«Никто нам не запрещает вернуться»Международная военная политика
В пятницу начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской сообщил, что часть российской авиагруппы вернулась из Сирии на аэродромы постоянного базирования. «В настоящее время ведется подготовка к перебазированию армейской авиации и подразделений обеспечения, которое будет осуществлено в соответствии с графиком. Часть техники и грузов будет перевезена самолетами военно-транспортной авиации, а часть – морским транспортом», – добавил он.

При этом ВКС России продолжают удары по террористам, ежедневно совершая по 20–25 боевых вылетов для поддержки сирийской армии, которая ведет бои за освобождение города Пальмиры. «Созданы условия для окружения и окончательного разгрома вооруженных формирований ИГИЛ в Пальмире», – подчеркнул генерал-лейтенант. 

Какие еще задачи предстоит выполнить российским военным в Сирии? Сможет ли вернувшаяся на родину группировка войск вновь включиться в конфликт, если возникнет необходимость? Наконец, нейтрализованы ли риски, исходящие от Турции? Об этом рассказал бывший начальник Генштаба, бывший заместитель секретаря Совета безопасности генерал армии Юрий Балуевский.

В пятницу «Коммерсантъ» со ссылкой на источники в Генштабе сообщил, что на смену штурмовикам и части бомбардировщиков в Хмеймим начали перебрасывать вертолетную технику. Согласно этой версии, несколько дней назад самолет военно-транспортной авиации Ан-124 перевез на авиабазу несколько боевых Ми-28Н и Ка-52, ранее в операции не участвовавших. Юрий Николаевич, если это так, значит, пилотам предстоит прикрывать с воздуха атаки отдельных сирийских частей?

— Я издалека отслеживал возвращение наших самолетов, но я не наблюдал возвращения вертолетной техники. Я так понимаю, что там остались вертолеты, которые обеспечивали охрану авиабазы. Если мы забрали оттуда штурмовую авиацию – Су-25, истребительно-бомбардировочную авиацию, забрали бомбардировочную – Су-24, то компенсировать логично вертолетами. Это самое оптимальное в данной ситуации с точки зрения поддержки наземных войск. Все правильно делается. 

— Должен ли возвращаться в сирийское небо Ту-214Р – «русский Авакс», новейший самолет радиотехнической и оптико-электронной разведки?

— Не знаю. Там сегодня система отлажена: и беспилотные разведчики есть, и наземная разведка по линии сирийской армии, и группы спецназа. Мы же имеем в виду разведку в первую очередь перемещений бандформирований, которым мы объявили войну. Поэтому Ту-214 там особой роли не сыграет. «Аваксы» нужны для больших целей: ПВО, самолеты и так далее. А для таких наземных целей – не та схема применения.

— Те же источники утверждают, что в Хмеймиме останутся не только вертолеты, но и бронетранспортеры, танки Т-90С...

—  Что касается Т-90 и любых других танков, запчастей, боеприпасов, это вооружение, я уверен, как шло туда, так и будет идти – и завтра, и послезавтра. Мы вообще должны продолжать военно-техническую помощь Сирии, то есть поставлять туда вооружения не только для защиты собственных военных баз, но и для нужд правительственных войск. Пока Сирия существует как независимое государство, Россия, на мой взгляд, обязана помогать ей и поддерживать ее. 

Что же касается системы ПВО, то логично оставить ее в Сирии. Но вопрос: прикрывать от кого? Тем более комплексом С-400? У ИГИЛ авиации нет.

— Могут ли они быть применены против турецких ВВС, если те попытаются атаковать цели в Сирии? На ваш взгляд, турки могут перейти границу и напасть на курдов на территории Сирии? Особенно после того, как курды провозгласили там свое «протогосударство»?

— Если только для устрашения. Но не думаю. Анкара сейчас решает проблему со своими курдами. По сути, идет геноцид курдов, проживающих на территории Турции.

Я не исключаю такой вариант полностью, но все же, мне кажется, Эрдоган понял, что совершил стратегическую ошибку, когда сделал ставку на то, что Асад продержится лишь до конца 2015 года. Результат мы с вами знаем: Асад не только продержался, но и решил одну из главных своих проблем. В Женеве возобновились переговоры, вырабатывается новая конституция. Уже не стоит вопрос, будет ли Сирия самостоятельным государством. Все согласились с тем, что Сирия должна остаться не только самостоятельным, но и светским государством.

Поэтому, мне кажется, Эрдоган в этой ситуации проиграл. И сейчас идти ва-банк? Ну вторгнется он в Сирию. Ну и что? Его не поддержат ни Евросоюз, ни тем более НАТО. А Россия может при необходимости вернуться в Сирию, имея созданную там техническую основу в виде авиабазы и пункта материального обеспечения флота. Это вопрос небольшого времени, как мы с вами видели. Не думаю, что Эрдоган теперь рискнет объявить Сирии войну.

— Владимир Путин, выступая накануне в Кремле, подчеркнул: системы ПВО типа С-400 «Триумф» и «Панцирь» будут применяться по любым целям, которые «мы сочтем угрозой для российских военнослужащих». Но этой угрозой могут быть только турецкие самолеты, а не боевики ИГИЛ?

— Логично.

— В феврале вы выражали сомнение в возможности прекращения огня в Сирии. В интервью «Известиям» вы сказали, что слишком «пестрые» силы противостоят там регулярной армии. Кроме того, вы опасались, что перемирие позволит боевикам перегруппироваться, восстановить свою инфраструктуру, пополнить запасы вооружений. Но сегодня, когда перемирие уже действует, вы не изменили свою точку зрения? 

— Я и сегодня считаю, что ситуация вокруг перемирия очень сложная. Поддерживать перемирие двух сторон – это одно. Например, как на Украине. И то – мы видим, что там перемирие хрупкое и постоянно нарушается. А поддерживать перемирие с участием 200 группировок, которые никто не координирует и которые между собой тоже не координируют свои действия, очень сложно.

Я считаю, сделан политически очень верный шаг нашим руководством – в первую очередь президентом, конечно, – что мы вывели основную часть своей группировки. При этом вертолетная техника осталась, ПВО и часть обеспечения и охраны авиабазы. Это дает возможность разным колеблющимся группировкам задуматься, продолжать ли им воевать или попытаться решить свои проблемы мирным путем. Мне кажется, все сделали правильно: вывели войска и дали возможность посмотреть на ситуацию. При этом никто нам не запрещает вернуться на уже подготовленную базу.

Категория: Конфликты



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb