30.11.2014, 21:37
Нефтяной пасьянс России
Нефтяной пасьянс РоссииМеждународная военная политика
Правительству остается только гадать, какой будет цена нефти в следующем году.

Цена на нефть в следующем году поднимется до 85-90 долларов за баррель, уверенно заявил в воскресенье, 30 ноября министр энергетики Александр Новак. Оптимизму министра можно только позавидовать, но даже в этом случае Минэкономразвития все равно придется «скорректировать» цену, которая была запланирована в бюджете на следующий год на уровне 100 долларов за баррель, передает агентство ТАСС. И сколько раз потом еще придется это сделать - одной ОПЕК известно. Причем, что это означает понятно каждому – «корректировка» может быть только за счет сокращения бюджетных расходов, которые и без того урезаны до предела.

Доходы казны России по-прежнему более чем наполовину зависят от продажи энергоносителей, бюджет верстается на основе нефтяных цен, и даже цены в газовых контрактах «Газпрома» меняются в зависимости от цен на нефть. Но какой будет цена на нефть, правительству каждый раз остается только гадать, так как от России это совершенно не зависит.

Почему же так происходит, ведь Россия – крупнейший в мире производитель нефти? Суточные объемы добычи российской нефти сопоставимы всего лишь с двумя игроками на мировом нефтяном рынке – Саудовской Аравией и США. В 2013 году саудиты добывали 11,5 млн баррелей нефти в сутки, Россия – 10,8 млн баррелей, а США – 10 млн баррелей. Все остальные производители нефти добывают в разы меньше. В целом объемы суточной добычи в Китае, Канаде, ОАЭ, Иране, Ираке и Кувейте варьируются в пределах от 3,1 до 4,2 млн баррелей в сутки. При этом Россия, в отличие от Саудовской Аравии и США, практически никак не участвует в формировании цен на свой главный экспортный продукт.

Как говорят эксперты, чтобы повлиять на мировые цены нефти, России надо сократить добычу как минимум на 4 млн баррелей в сутки - более чем на треть. По словам экспертов, теоретически такой шаг приведет к росту нефтяных цен на 15–25 долларов за баррель, и может вернуть комфортные для нас 100 долларов, которые заложены в бюджете на следующий год.

Однако сама Россия на этом проиграет: сокращение добычи приведет к падению доходов российских нефтяников и поступлений в казну. Кроме того, Россия рискует просто потерять свои традиционные рынки сбыта. Уход России с рынка очень обрадует Иран, Саудовскую Аравию и другие странны ОПЕК, цены вырастут, и они по этим высоким ценам смогут нарастить объемы экспорта. А Россия потеряет статус надежного поставщика, ведь нефть поставляется по долгосрочным контрактам, но главное, вернуть российскую нефть на рынок будет крайне сложно. Потому что покупатели – нефтеперерабатывающие предприятия перестроятся на другие типы нефти, и чтобы вернуть их назад, надо будет предлагать огромные скидки. Это как с Ираном, у которого сейчас после стольких лет санкций большие сложности с возвращением на рынок, так как его покупатели уже переориентировались на саудовскую нефть.

Но на практике сокращение Россией добычи на 4 млн баррелей нефти в сутки может оказаться бесполезным, считают эксперты, потому что страны ОПЕК – та же Саудовская Аравия, легко перекроют ростом добычи даже более значительное сокращение производства нефти в России.

Впрочем, если сократить добычу на 8 млн баррелей в сутки – на две трети, тогда мировая нефтяная промышленность покрыть недостачу уже не сможет, начнется дефицит нефти, жесткая конкуренция, и цены взлетят до колоссальных уровней. Вот только нам-то от этого легче не будет, так как Россия станет продавать вдвое меньше «черного золота», чем Иран или Ирак. Откуда же тогда возьмутся доходы у нефтяного бюджета России?


Один в нефтяном поле - не воин 

Сейчас Россия добывает нефти столько же, сколько и Саудовская Аравия, так почему же тогда саудиты могут снижением добычи влиять на мировые цены, а россияне нет? С таким вопросом мы обратились к руководителю спецпроектов Фонда национальной энергетической безопасности Александру Перову.

- Во-первых, потому что Саудовская Аравия входит в ОПЕК, страны которой контролируют примерно треть мировой добычи нефти и, соответственно, и их согласованные действия гораздо более весомы, чем действия России в одиночку. Во-вторых, значение действий ОПЕК на рынке нефти сейчас сильно преувеличивается спекулянтами. ОПЕК имела значительное влияние на нефтяной рынок пару десятков лет назад, но постепенно ценообразование стало все меньше определяться балансом между спросом и предложением, то есть – зависеть от добычи нефти, и все больше начинало зависеть от финансовых рынков. И сейчас основной оборот нефти происходит на финансовых рынках, в виде производных ценных бумаг – фьючерсов. Это «бумажная нефть», цена которой зависит от объема долларов, которые попадают на рынки, в основном сконцентрированные в США. В результате решения стран ОПЕК действуют на рынок больше психологически.

— А если к ОПЕК присоединится такой крупный нефтедобытчик, как Россия, то и эффект может быть намного больше?

- Разговоры о том, что России необходимо присоединиться к странам ОПЕК, идут уже давно. Но если мы присоединимся к ОПЕК, то потеряем роль самостоятельного игрока на мировом рынке нефти, и будем вынуждены выполнять все решения этой организации, вне зависимости от своей выгоды. К тому же, напомню, что Россия не так давно претендовала на роль энергетической сверхдержавы, поэтому связывать себя по рукам и ногам обязательствами ОПЕК не могла. А сегодня, когда влияние ОПЕК на нефтяной рынок стало лишь психологическим, вступать в эту организацию России просто нет смысла. Ведь ОПЕК стремительно теряет свою долю рынка: если еще год назад она контролировала 40% продаваемой нефти, то сейчас – лишь 32%.

— Сейчас среди стран ОПЕК, судя по всему, идет разлад. Не воспользоваться ли этим России и не объединиться ли с некоторыми их них, скажем, с той же Саудовской Аравией, чтобы как два самых крупных производителя вместе влиять на цену нефти?

- Действительно, страны ОПЕК имеют разные интересы на нефтяном рынке, и та же Саудовская Аравия может держать цены на нефть достаточно низкими. Поэтому России ближе Венесуэла, где ситуация такая же, как и в России – ей нужна дорогая нефть, чтобы сбалансировать бюджет. Поэтому теоретически, нам лучше объединиться с ней, чтобы начать хоть как то влиять на мировой рынок нефти. Но, представьте себе, если Россия, Венесуэла и еще некоторые страны объединятся, и начнут снижать добычу нефти, то останутся еще ряд стран ОПЕК, таких как Саудовская Аравия, которые тут же займут их долю рынка. А потеря рынка и для России, и для Венесуэлы гораздо менее выгодна, чем низкая цена нефти.

— Как заявил министр нефти Кувейта, комментируя решение ОПЕК: «пусть цену нефти регулирует рынок». Но, как вы сказали, нефть у нас сегодня «бумажная», и торгуется она в долларах США, которые могут по своей воле увеличить, или уменьшить количество финансовых инструментов на нефтяном рынке. Выходит, цену нефти будет регулировать не рынок, а Америка?

- На самом деле, У США намного больше инструментов влияния на цену нефти, чем у ОПЕК, и речь идет даже не о долларах. Например, если ужесточить требования к финансовому обеспечению фьючерсов на нефть, то на рынок придет гораздо меньше денег, и цены станут падать. Поэтому, если уж говорить о так называемой «теории заговора», то ключи от нефтяного рынка скорее в руках Вашингтона, чем ОПЕК. Но я не особо верю в «теорию заговора», и считают, что динамика цен на нефть больше зависит все-таки от фундаментальных факторов, таких как баланс спроса и предложения на фьючерсы на «бумажном рынке» нефти.

— Но ведь цену на нефть во многом формируют еще и прогнозы Международного энергетического агентства, а также Агентства энергетической информации США, которые, как правило, носят политический характер. Как вы считаете, это не оправдание политического заговора против России на нефтяном рынке?

- Действительно, прогнозы и доклады этих организаций, которые появляются на нефтяном рынке, зачастую не дают объективную картину ситуации, а имеют целью повлиять на него в нужном направлении. Но я не думаю, что сейчас Вашингтон, из чисто политических соображений пытается специально пытается обрушить цену на нефть, чтобы больно ударить по России. Не надо забывать, что и Америка становится крупнейшим нефтедобытчиком, причем – за счет добычи сланцевой нефти, себестоимость которой гораздо выше, чем российской. Поэтому США – первые, кто не заинтересован в низких ценах на нефть, а ударить по России они вполне могут другими политическими и экономическими инструментами, без ущерба для себя.

— Саудовская Аравия заявила, что ее вполне устраивают и 60 долларов за баррель. А что будет в этом случае с Россией, экономический обвал?

- Будет очень и очень неприятно, и российские власти сегодня это признают: 60 долларов – это тот порог, ниже которого экономика России будет испытывать огромные проблемы. Если даже сейчас, при 70 долларах за баррель, курс национальной валюты обвалился до 50 рублей за доллар, а бюджет на следующий год, сверстанный из расчета 100 долларов за баррель, нуждается в пересмотре. Но все эти проблемы начались еще в прошедшем году, когда Россия уже была на пороге рецессии, даже при высокой цене нефти и отсутствии санкций. Все это говорит о том, что экономическая модель России подошла к своему пределы, и стагнация в российской экономике произошла бы и без снижения цены нефти, просто немного позже…

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.