24.09.2014, 00:35
Не рассчитали: политика США в условиях новых угроз
Не рассчитали: политика США в условиях новых угрозМеждународная военная политика
Белый дом оказался в довольно затруднительном положении – планируемое сокращение военного бюджета, ставшее одним из ключевых пунктов программы Барака Обамы, теперь под вопросом. Вызвано это резким усложнением политической обстановки в мире, в результате которой США оказались лицом к лицу с потенциальными угрозами, которые еще год назад не фигурировали в прогнозах.

В первую очередь, это касается всплеска активности исламистов на Ближнем Востоке – там ситуация уже дошла до критической стадии. Во вторых, определенное беспокойство Вашингтону доставляет ситуация в Украине и, параллельно с этим, стремление Китая к усилению позиций в Азии. Иными словами, у Белого дома появилось три новых «фронта», что автоматически откладывает изменения в военном бюджете страны на неопределенный срок.

При этом, кабинет Барака Обамы уже дважды откладывал обнародование государственной стратегии в вопросах национальной безопасности, несмотря на то, что это должно было стать одним из первых шагов после переизбрания президента. Очевидно, что Белому дому приходится спешно подстраиваться под постоянно меняющуюся обстановку в мире и буквально на ходу менять утвержденные ранее планы.

Одним из основных обещаний Обамы на выборах в 2012 году было перераспределение бюджетных средств, которые ранее тратились на содержание войск в Ираке и Афганистане, на внутренние нужды страны. Теперь же это обещание президента выглядит как минимум трудновыполнимым, учитывая серьезное противодействие, которое Белый дом встречает на вышеперечисленных направлениях.

Помимо ожидаемого негодования общественности внутри страны, президенту США предстоят непростые объяснения с европейскими и азиатскими партнерами и союзниками, которые недовольны усилением напряженности на Ближнем Востоке, Европе и Азии, и ожидают от Обамы конкретных решений и гарантий того, что противники США и их союзников не сместят баланс сил в свою пользу.

В итоге складывается двоякая ситуация – с одной стороны Обама должен выполнять обещание, данное американскому народу, и сократить военные расходы, с другой – ему, вероятно, придется усиливать присутствие в естественных зонах интересов НАТО, для того чтобы как минимум сохранить статус кво в условиях усиления позиций противников Белого дома.

Как уже было сказано выше, на настоящий момент проблемой № 1 для кабинета Обамы является Ирак. Хотя бы потому, что и с Китаем и с Россией можно сесть за стол переговоров в любой момент – и Москва и Пекин в равной степени открыты для диалога. Что же касается исламистов, то здесь единственно возможным способом урегулирования конфликта является прямое военное вмешательство – сторонники Халифата попросту отказываются вести переговоры. В этих условиях вывод войск из Ирака в 2011 году, ставший во многом пропуском Обамы ко второму президентскому сроку, может показаться если не ошибкой, то, как минимум, довольно поспешным решением. При этом, «отыграть назад» Белый дом вряд ли сможет – американская общественность не позволит правительству снова начинать в Ираке полномасштабную операцию.

В отношении Китая ситуация тоже не особенно ясна – Поднебесная постепенно и уверенно выходит на лидирующие позиции в мировой экономике. Иными словами, Китай без пяти минут мировая держава, в то время как новое биполярное устройство мира менее всего выгодно именно США, которые уже привыкли к своему статусу мирового гегемона за последние 20 с лишним лет. При этом, «Великий красный дракон» столкнулся с рядом внутренних проблем, таких как практически нищенское существование значительной части населения, преимущественно в глубинке, а также перенаселенность. То, что Китая необходимо расширять жизненное пространство – очевидный факт. При этом, учитывая то, как в последнее время разворачиваются российско-китайские отношения, наиболее вероятным для внешней политики Поднебесной выглядит разворот против традиционно поддерживаемых и опекаемых США стран азиатского региона. В первую очередь, конечно, Тайваня.

Наконец, третьим поводом для беспокойства американской элиты на данный момент является ситуация в Восточной Европе, а именно – отношения с Россией. До недавних событий с отношениях двух держав имела место система традиционных сдержек и противовесов, и Россию в Белом доме воспринимали, в общем то, как игрока в большей степени статичного, не способного на решительную игру с крупными ставками. Ценой этого полагалось членство российской стороны в «большой восьмерке», а так же ряд совместных проектов двух государств. Однако недавние события поставили американскую восточноевропейскую стратегию в тупик. Теперь Вашингтону приходится лавировать, стараясь одновременно не допустить усиления позиций России, вбить клин между Москвой и Пекином, но при этом сделать все посредством наименьших вложений и рисков.

В то же время, возможен вариант, при котором Барак Обама просто будет тянуть с решением «российского» вопроса, с целью передать его «по наследству» своему преемнику на посту президента. В таком случае ждать кардинальных сдвигов в отношениях между Вашингтоном и Москвой не последует как минимум до 2017 года, когда истекают его полномочия. Осложняет ситуацию и то, что Обаме, по сути, придется играть на две стороны – проводить непосредственную государственную линию США, и в то же время поддерживать позиции НАТО в Европе. И если в первом вопросе он еще может позволить себе «заморозить» ситуацию, то во втором случае решает не только он один, и в условиях затягивающегося кризиса страны члены НАТО из числа европейских стран могут оказывать на него давление, побуждая к более активным действиям по разрешению кризиса.

Как бы то ни было, но для Белого дома наступил, пожалуй, самый тяжелый этап за все время президентства Обамы, череда успехов 2010-2011 годов сменилась ростом внешних угроз и сложностями в реализации политического курса практически на всех направлениях. И в этих условиях Белому дому или придется буквально совершить чудо, или Барак Обама станет одним из наименее эффективных и успешных американских президентов за последние лет 50. 

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.