16.10.2014, 22:04
НАТО застали врасплох
НАТО застали врасплохМеждународная военная политика
В США считают, что это Россия незаметно подобралась к границам Альянса, а не наоборот.

Министр обороны Чак Хейгел, выступая на ежегодной конференции Ассоциации армии США 15 октября, подвел итоги 13-летнего периода борьбы Америки с терроризмом и обозначил новые угрозы, к которым должны быть готовы американские военные. По мнению главы Пентагона, это не только «террористы и мятежники». Теперь Вашингтону придется «иметь дело с ревизионистской Россией, стоящей у порога НАТО, с ее современной и боеспособной армией». Раньше российские дипломаты шутили, что это «РФ незаметно вплотную подобралась к границам НАТО», но теперь Вашингтон делает такие утверждения на полном серьезе.

«Требования к армии в будущем только вырастут и станут более разнообразными и сложными», - отметил Хейгел. Он также сообщил, что в зоне ответственности Тихоокеанского командования ВС США служат 80 тысяч солдат, в зоне Центрального командования - 40 тысяч, в Европе - 28 тысяч военнослужащих, а также тысячи в Африке и Южной Америке.

Напомним, что Североатлантический альянс приближался к Российской Федерации в 1999 и 2004 годах, когда в организацию вступило большинство стран бывшего Варшавского договора, в том числе Польша, Эстония, Латвия и Литва, непосредственно граничащие с Россией. Суммарные военные расходы стран НАТО в 2013 году составили около триллиона долларов (из них 631 млрд. – США), тогда как военный бюджет РФ – 88 млрд. долл. По словам Михаила Горбачева, в 1990 году Гельмут Коль, министр иностранных дел США Джеймс Бейкер и другие западные политики заверяли его, что «НАТО ни на сантиметр не продвинется на восток». 12 апреля 2014 г пресс-служба НАТО выпустила заявление о том, что «никаких соглашений о «нерасширении на восток» не существует».

Заявление Чака Хейгела стало логичным продолжением речи президента США Барака Обамы на 69-й сессии Генассамблеи ООН, в которой он поставил Россию в один ряд с такими угрозами международной безопасности, как вирус Эбола и запрещенная в ряде стран террористическая группировка «Исламское государство». Глава МИД РФ Сергей Лавров тогда посчитал риторику Обамы странной, а российский премьер-министр Дмитрий Медведев назвал слова президента США «аберрацией в мозгах». Но, очевидно, что эта «аберрация» стала руководством к действию.

Директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев считает, что наличие внешней угрозы необходимо США для того, чтобы поддерживать высокий уровень собственных военных расходов и держать партнеров на «коротком поводке».

- Заявление Хейгела нужно воспринимать в двух аспектах. Во-первых, Барак Обама в ООН заявил некую позицию, где обозначил российскую угрозу, а сейчас Хейгел пытается интерпретировать то, что сказал президент, как общеамериканскую позицию. Во-вторых, это обычный аргумент Пентагона и тех, кто поддерживает его в Конгрессе: мол, Пентагон ослаб, Россия страшно сильна, стоит на пороге неизвестно чего. Это звучит угрожающе, поэтому нужно принимать соответствующие меры.

— То есть такие громкие заявления больше направлены на внутреннюю публику?

- Конечно, мы это видим и на примере американской политики в Европе. Они использовали конфликт вокруг Украины и, как писали в советское время, «жупел российской угрозы», для того, чтобы увеличить военные расходы, дисциплинировать членов НАТО и заставить их поднять военные бюджеты. Без угрозы очень трудно убеждать политиков и общественное мнение в том, что нужно увеличивать военные расходы. Так что эта ситуация им на руку. Заявление Хейгела нужно рассматривать как во внутриамериканском контексте, который уже требует обсуждения нового бюджета на следующий год, так и в контексте государственной позиции, потому что то, что сказал Обама, требовало расшифровки.

— Возможны ли конструктивные отношения России с США, если в Вашингтоне считают, что НАТО может быть в любой точке мира, а у России нет права даже на какую-то буферную зону?

- Этот подход ведь появился не сейчас. От концепции «баланса сил» Соединенные Штаты отказались давно, они не пользуются этим термином в своей официальной доктрине и во внешней политике еще со времен Югославии. Это то, о чем робко пытался говорить еще Ельцин, когда протестовал против расширения НАТО. Концепция «баланса сил» ушла тогда, когда Вашингтон нацелился на постсоветское пространство. После этого ни о какой буферной зоне речь уже не шла. Еще при Ющенко США предлагали Украине вступить в НАТО, да и Грузии делали такое предложение. Да, они говорили о том, что это произойдет не завтра, но перспектива была обозначена. США окончательно отказались от концепции сфер влияния и заявили, что все это – XIX век.

— Имел ли Хейгел в виду конкретные шаги, когда говорил, что «требования к армии станут более разнообразными и сложными»?

- Это просто работа на общественное мнение и на Конгресс. Россию до этого не воспринимали в качестве угрозы. До заявлений Обамы у американцев бытовало мнение, что Россия слаба, что у нее сам по себе распадается ядерный щит. И у нас долгое время действительно больше выводилось ракет с дежурства, чем становилось взамен. В Америке считали, что Россия уже никогда их не догонит и что у них колоссальное преимущество. На самом деле, у США и сегодня есть безусловное и подавляющее превосходство в вооружениях, но они, тем не менее, обозначают угрозу, чтобы держать свои военные расходы на соответствующем уровне. Они напирают на то, что Россия – это не исламский экстремизм и доморощенные боевики, а организованная сила с ядерным оружием и регулярной армией. Но такие заявления Америка делает не впервые, мы это уже слышали раньше. О превосходстве Советского Союза в ядерных силах говорил еще Джон Кеннеди в 1960 году, хотя тогда у СССР вообще было четыре ракеты. Но спутник запустили, и тут же начались разговоры о превосходстве Советского Союза, которого тогда не было.

— Кстати, о ядерном оружии, Владимир Путин в интервью сербской газете «Политика» сказал, что США забывают, что имеют дело с ядерной державой. В Вашингтоне не воспринимаю серьезно не только концепцию баланса сил, но и ядерного сдерживания?

- Если мы вспомним первый срок Путина, он протягивал руку дружбы США. После нападения на нью-йоркский торговый центр он первым позвонил и предложил Вашингтону любую помощь и поддержку. Он говорил и о том, что стратегический вектор движения России – на Запад, в том числе в Евросоюз и НАТО. И что мы получили в ответ? Буквально через несколько месяцев после этого Соединенные Штаты заявили, что в одностороннем порядке выходят из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, хотя этот договор был одним из краеугольных камней ядерного сдерживания. Все годы, включая Холодную войну, противоракетная система входила в спектр вопросов, подлежащих ограничению. Но они вышли из договора и с тех пор активно ведут строительство своей системы ПРО, в том числе за пределами США и у границ России.

Мне трудно интерпретировать слова президента, но, очевидно, Владимир Путин имел в виду, что Россию игнорируют, исключают из переговорного процесса по ядерным вооружениям и вторгаются не то, что в наш «задний двор», а в «палисадник», то есть в бывшие советские республики, которые всегда рассматривались, как внеблоковая территория, свободная от влияния Запада. Все это Путин воспринимает, как недружественные шаги, и напоминает, что нельзя вот так сбрасывать со счета и игнорировать интересы России. Ведь при всех улыбках все последние годы коренные интересы России не учитывались. Если вы вспомните, когда подписывался договор об ограничении ядерных вооружений Медведевым и Обамой (Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, СНВ-III, подписанный в 2010 году. – прим. ред.), Россия просила обозначить хотя бы формально, что система ПРО не будет направлена против России. Но США не пошли даже на это, никаких юридически значимых обязательств не было зафиксировано. Россию долгое время игнорировали, потому что не считали реальным противником.

— Но если теперь нас начали считать противником, ситуация как-то изменится? Может ли Вашингтон вообще отказаться от политики конфронтации, возможно, при другой администрации?

- Это мое субъективное мнение, но Соединенные Штаты будут и дальше разрываться между двумя концепциями. У них уже была дискуссия о внешней политике, когда распался Советский Союз, ушла угроза и стали раздаваться вопросы, зачем нужно НАТО. Но США трудно отказаться от лидирующего места в мире, и ни один президент публично на такое признание не пойдет, в том числе Обама. В начале своего срока он говорил, что они не будут принимать односторонних мер и игнорировать мнение союзников, но не отказался от концепции глобального доминирования. И вряд ли какой-то президент, пока не возникнет реальной угрозы, что США не могут в одиночку тянуть это бремя, окажется от нее.

Тем не менее, если оценивать весь послевоенный период, можно увидеть, что роль Штатов сокращается. Пик их влияния пришелся на 40-е годы: это более 50% промышленного производства, полное преобладание в вооруженных силах. Сегодня из этих компонентов остаются только военные расходы, которые превышают расходы 14 следующих за США крупнейших держав вместе взятых. В остальных вопросах, включая экономику, мы видим снижение роли США, которое будет продолжаться. Не потому, что Америка стала плохой, а потому что сильными становятся другие страны. Это уже не только Япония и Европа, но и Китай, и, надеемся, Россия будет развиваться в этом направлении.

Президент Академии геополитических проблем Константин Сивков считает, что заявление Чака Хейгела вполне закономерно – от геополитики никуда не уйти, и Россия с США остаются естественными противниками и конкурентами

- США – геополитический противник России. Мы - континентальная цивилизация, а США и Великобритания - морская. Согласно стратегии, которая была разработана еще Маккиндером в начале ХХ века, мировое господство возможно только после того, как будет захвачен контроль над хартлендом – евразийским центром. Для этого США давно и последовательно проводят «стратегию анаконды»: морская цивилизация должна обхватить континентальную по периметру системой баз, постепенно откусывая от ее геополитических границ государства, которые относятся к промежуточному типу, «римленду», и сжимать это кольцо, пока континентальный центр не будет полностью изолирован и не задохнется в экономических тисках.

Вокруг России это кольцо сжалось уже дважды – когда был разрушен Варшавский договор и СССР. Сейчас готовится новый этап – расчленение России. Но для начала США нужно закрепить предыдущие успехи, обычно на это уходит лет 10-20. Например, развалился Варшавский договор, а к 2000 году большая часть этих стран вошла в состав НАТО. Второй этап – постсоветские пространства Центральной Азии, которые активно обрабатываются под предлогом борьбы с терроризмом. Теперь Америка влезает на Украину и начинает очередной этап геополитической операции. Они развязывают новую «Холодную войну», чтобы обеспечить морально-психологическое прикрытие своих действий. Вот для этого начинаются разговоры о том, что у нас очень сильная армия, которая стоит у границ НАТО, хотя НАТО само пришло к этим границам, и так далее.

— Но даже за Советским Союзом, который был провозглашен «империей зла», признавалось право на зоны влияния, почему сейчас США отходят от этого?

- Потому что Советский Союз был страной, экономический потенциал которой был вторым по мощи после США, мы производили 80% от их потенциала, были полностью самодостаточной страной. И если бы они попытались вмести себя так, как сейчас, могло быть все, что угодно. Сейчас ситуация другая: Россию ненавидят так же, но сама она – только тень СССР, и в этих условиях с ней не церемонятся. И все эти прекраснодушные борцы за мир на нашей территории, по сути, работают на США, парализуя возможности нашей страны на адекватную оборону. Вспомните, как нас убеждали в необходимости вхождения в мировую систему разделения труда, которая превращала нас в сырьевой придаток и лишала экономической независимости. Эти кадры никуда не делись, они продолжают работать.

— Есть ли у России практические механизмы противостояния такой политике, сможем ли мы не допустить очередного сжатия «кольца анаконды»?

- Есть, но для этого нужно решить ряд вопросов. Сейчас Путин сделал много позитивного в этом направлении, будем надеяться, что эта политика будет продолжена. У нас есть БРИКС, есть союз с Китаем, есть ЕвразЭс, нужно и дальше вести эту линию. Проблема в том, что у этой политики есть много противников, и с ними нужно бороться. Чтобы завершить задачу по обеспечению национальной безопасности, нужно выполнить две других. Первая - ликвидацию олигархата, как класса, и национализация стратегических ресурсов, в противном случае нам могут устроить то же, что на Украине. А вторая – чистка правительства и сопряженных с ним структур и полное изгнание оттуда либералов. Без этих шагов, без консолидации всех сил нам не удастся обеспечить свою безопасность.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.