21.09.2014, 16:09
НАТО на троих
НАТО на троихМеждународная военная политика
Совместное военное подразделение создают Польша, Литва и Украина. Его целью, как заявляется, станет «участие в миротворческих операциях под эгидой ООН и ЕС, создание основ для образования боевой группы Евросоюза». Реальной же задачей данного проекта является обкатка украинской армии под натовские стандарты.

Предполагается, что в бригаду войдут 4,5 тысячи солдат и офицеров. Среди них десант, группы обеспечения и ремонта, артиллерия, инженеры и саперы, взвод радиационной, химической и биологической защиты, другие подразделения. Контроль над деятельностью бригады должен осуществляться с помощью координационной группы, в состав которой войдут по три представителя от министерств обороны стран-участниц. Как ожидается, полной готовности бригада достигнет через два года. Новое международное воинское подразделение получило сложное название ЛитПолУкрБриг (Литовско-польско-украинская бригада — прим. Интерполит.ру). 

Планируется, что выделенные Польшей, Литвой и Украиной воинские подразделения будут оставаться в местах своей постоянной дислокации, переходя в подчинение командованию бригады на время учений и выполнения миссий. Штаб-квартирой бригады станет польский город Люблин. Там уже находится польская часть командования в составе около 50 военнослужащих. К ним должны подключиться несколько десятков офицеров с Украины и из Литвы. Рабочий язык – английский. Должность командира бригады и его заместителей должна переходить от одной страны к другой в алфавитном порядке каждые два года.

«Создание подобных военных структур – своеобразных «мини-НАТО» – попытка стран, не входящих в «большой» альянс, максимально интегрироваться под его стандарты и требования, – заявил военный эксперт Виктор Литовкин. – Совместное планирование, принятие решений, унификация вооружений и техники, военные учения войск – все это позволяет говорить, что украинская армия в перспективе будет соответствовать стандартам НАТО».

Кризис на Востоке Украины стал поводом для Киева начать кампанию по интеграции в западноевропейские военные структуры, главной из которых, разумеется, является НАТО. Генсек альянса Андерс Фог Расмуссен перед заседанием Совета НАТО в Уэльсе открыто призывал принять Украину в альянс и тем самым ответить на опасность «российской экспансии на Запад». На саммите альянса Россию впервые после окончания холодной войны назвали «угрозой для евроатлантической безопасности». В 20-страничном документе, подготовленном к саммиту, перечислен ряд мер политического и военного характера, которые позволят увеличить число натовских военных на территории государств, граничащих с Россией. При этом Расмуссен заявил: «Вы увидите больше военного присутствия НАТО на востоке (Европы)». Правда, собственно создание этой бригады не стоит связывать непосредственно с текущим украинским кризисом. Оно было запланировано еще в 2009 году на консультативном совещании Польши, Литвы и Украины.

После саммита тон главы Североатлантического альянса заметно изменился. Киеву не только не гарантировали вступление в блок – это стало бы прямым нарушением устава организации, так как Украина «де-факто» имеет территориальные споры с соседями». И может стать поводом для втягивания альянса в прямой военный конфликт с Москвой. Кроме того, нынешняя Украина – нестабильное государство с непредсказуемым будущим.

Так что вместо прямой военной поддержки Североатлантический альянс ограничился выделением смешных 15 млн евро на «развитие украинской армии». При этом «все без исключения» страны альянса должны принять участие в специальной программе, в рамках которой будут созданы трастовые фонды помощи Киеву. Из них будут финансировать затраты на логистику, коммуникации Вооруженных сил Украины, реабилитацию раненых и другие статьи. То есть на все что угодно, кроме прямой военной поддержки, которой так добивался Киев.

Не решился на такую помощь и Вашингтон, обещавший до последнего времени всестороннюю поддержку новых украинских властей. В том числе не исключавший присвоение Киеву статуса стратегического партнера вне блока НАТО – Major Non-NATO Ally или MNNA. Этим статусом пользуются сегодня 15 государств, в том числе не только такие технически и экономически развитые, как Израиль, Япония и Южная Корея, но и, например, погрязший в гражданской войне и погруженный в феодализм Афганистан. Визит Петра Порошенко в США и Канаду не принес иных договоренностей, кроме как о поставках украинской армии одеял, бронежилетов и касок.

Создание LitPolUkrBrig в этом контексте выглядит как подтверждение пословицы «не мытьем, так катаньем». Если не вступление в НАТО, не получение статуса «главного союзника вне НАТО», то хотя бы роль второго плана – совместные силы стран Восточной Европы. И хотя создание этого подразделения было задумано еще в 2009 году, окончательное подписание соответствующего документа именно в сегодняшнем контексте крайне символично.

«Это не единственный пример подобной интеграции на постсоветском пространстве, – говорит профессор Академии военных наук Вадим Козюлин. – Литва, Латвия и Эстония создали в 2007 году совместный батальон BALTBAT для усиления Сил быстрого реагирования НАТО. В Косово в составе многонациональной группы East сил KFOR действует украинско-польский миротворческий батальон УкрПолБат».

Фактически LitPolUkrBrig становится военным резервом НАТО. Идея объединения – создать максимально мобильные силы с тесным сотрудничеством и слаженной координацией действий. Национальные составляющие предполагалось размещать на территории своих стран. Точно так же, как это будет осуществлено при создании Сил быстрого реагирования НАТО, о которых заявил Андерс Фог Расмуссен после саммита в Уэльсе.

Интересна и реакция на создание такого подразделения внутри Украины. «Создание таких совместных многонациональных подразделений и частей выполняет сразу три функции», – заявил одиозный украинский военный эксперт Дмитрий Тымчук. По его словам, во-первых, проект позволит украинским военным перенимать опыт и стандарты армий НАТО. Во-вторых, это не «бумажный», а вполне реальный механизм военного сотрудничества, понятный абсолютно всем – в отличие, например, от разного рода консультаций. К тому же, имеющий совершенно практический смысл: отработка взаимосовместимости подразделений. В-третьих, это «политический инструмент, демонстрирующий стремление наших держав тесно сотрудничать в столь актуальном сегодня вопросе безопасности», заявляет Тымчук.

Любопытным может быть и другое. На саммите НАТО много говорили об «опасности со стороны России». Опасность якобы в изобретенной нашей страной «новой форме ведения военного конфликта – гибридной войны», суть которой – в использовании воинских формирований на территории сопредельного государства без каких-либо знаков различия. То есть якобы «все знают», что это Москва воюет в Донбассе, но доказать этого нельзя. В этом контексте создание LitPolUkrBrig или BALTBAT выглядит демонстрацией похожего принципа – приближения войск НАТО к российским границам без официального вступления Украины в альянс.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).