20.02.2017, 11:29
НАТО берет на мушку Севастополь
НАТО берет на мушку СевастопольМеждународная военная политика
В НАТО намерены резко усилить свое военно-морское присутствие в Черном море. Об этом объявил генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг по итогам встречи министров обороны стран-союзников, завершившейся в Брюсселе. При этом генсек грозно добавил: «Диалог с позиции силы с РФ сработал в годы холодной войны, будет работать и сейчас».

Столтенберг, конечно, позабыл, что Запад вел холодную войну совсем не с Россией, а с Советским Союзом. Но мы простим ему эту неточность. Сосредоточимся на другом: означает ли итог очередных брюссельских посиделок, что эскадры боевых кораблей западных союзников уже разводят пары, чтобы начать массированное боевое патрулирование крымского и кубанского побережья?

Ничего подобного в планах НАТО, оказывается, нет. Генсек альянса особо подчеркнул, что конвенция Монтре, ограничивающая тремя неделями и общим тоннажем в 45 тысяч тонн рамки пребывания боевых кораблей нечерноморских государств в этих водах, нарушена не будет. Значит, не будет и массового вторжения через Босфор. Что же тогда имеет в виду грозный генсек?

Столтенберг отделался туманными посулами, что «постоянные военно-морские группировки НАТО станут чаще заходить из Средиземного в Черное море, интенсифицируют проведение международных учений в регионе, будут больше заниматься сбором информации». Прекрасно, но что в этом принципиально нового?

Боевые корабли альянса и так вот уже три года, с самого начала «крымского кризиса», действуют в регионе с максимальным напряжением. При этом о многом способна рассказать динамика процесса. Вот любопытные, на мой взгляд, цифры.

Всего в 2014 году натовские корабли (исключая турецкие) 31 раз входили в черноморские воды на дозволенные им конвенцией Монтре три недели. Некоторые совершали по несколько подобных вояжей. Так, ракетный крейсер ВМС США Vella Gulf (CG 72) трижды проходил пролив Босфор и возвращался обратно. Штабной корабль 6-го флота США USS Mount Whitney (LLC 20), фрегат УРО USS Taylor (FFG 50), ракетные эсминцы USS Donald Cook (DDG-75) и USS Ross (DDG 71), французский ракетный фрегат FS Surcouf (F 711) проделали это дважды. Чаще других такую операцию провернул большой разведывательный корабль ВМС Франции Dupuy de Lome (A759). Он в том году навещал прибрежные воды РФ шесть раз.

Если взглянуть в целом — наибольшую активность тогда, когда украинский кризис только набирал силу, проявляли ВМС США, Франции и Италии. Из 19 кораблей, заходивших в Черное море в тот период, на их долю пришлось 14.

Вообще стоит заметить, что активность флотской разведки Североатлантического альянса в регионе в тот год была беспрецедентной. Его разведывательные корабли в рассматриваемый период суммарно провели здесь 150 суток. Таким образом, ровно половину 2014-го военные моряки западных союзников пристально и в упор разглядывали происходившее вокруг Крыма.

Градус политической риторики по украинской проблематике продолжал нарастать, но вот необъяснимая, на первый взгляд, странность: военно-морская активность Запада к северу от Турции одновременно потихоньку двинулась в обратном направлении. В 2015 году вопреки свирепым заявлениям политиков число заходов боевых кораблей НАТО в Черное море сократилось на треть — до 21. В результате если в 2014 году общее время боевого патрулирование региона составило около 80% календарного периода, то уже через год этот показатель сократился до 51,2%.

Для ВМС НАТО на крымском направлении все совсем стало кисло в первом полугодии 2016 года — всего четыре захода через Босфор. Первым американским кораблем, прошедшим этим курсом, оказался эсминец УРО USS Porter (DDG-78). Но и он заглянул к нам на огонек лишь 6 июня. И в положенный срок дисциплинированно убрался восвояси.

Нам, конечно, никто ни в Брюсселе, ни в Пентагоне не станет объяснять причину этих метаморфоз. Но, полагаю, мы и сами догадываемся: полыхает Сирия, война идет в водах Саудовской Аравии и Йемена, неспокойно у Африканского рога и в Южно-Китайском море. Пригляда требует Персидский залив, где растущие боевые мускулы демонстрирует Иран. А ВМС США хоть и самые мощные в мире, однако же не резиновые. Их возможности поспеть всюду и всем пригрозить не безграничны. Приходится выбирать. А Украина, получается, к огорчению Киева не в приоритете.

Обратим внимание еще на один факт. Пусть и угасающая, но демонстративная активность военно-морских флотов альянса в Черном море организуется под флагом всемерной поддержки борьбы Украины с Россией. С учетом этого обстоятельства было бы естественным, если бы ракетоносные гости с Запада тут же и тоже демонстративно становились к причалам, допустим, Одессы или Очакова. Но нет же! Они явно избегают слишком рискованных, видимо, с точки зрения Брюсселя, политических жестов.

Явно не желая излишне решительно дергать за хвост российского медведя, натовцы, скажем, в 2015 году главным образом благоразумно отстаивались в румынском порту Констанца (13 визитов), болгарских Варне и Бургасе (14 посещений), в грузинском Батуми (трижды). А вот в украинскую Одессу визитеры рискнули зайти всего три раза.

Впрочем, им даже в Констанце, по крайней мере, однажды, Москва сумела дать понять, что осмотрительность в этих водах для «понаехавших» через Босфор — явно не лишняя мера предосторожности. По сообщениям иностранных СМИ, 8 июня 2016 года Воздушно-Космические силы РФ внезапно провели над Черным морем масштабную операцию явно демонстративного характера.

Судя по порядку действий нашей авиации и составу привлеченных сил, был отработан массированный удар крылатыми ракетами большой дальности по отряду кораблей НАТО на внутреннем рейде Констанцы. Для этого с аэродрома Шайковка в Калужской области были подняты четыре дальних сверхзвуковых бомбардировщика с изменяемой геометрией крыла Ту-22М3 22-й тяжелой бомбардировочной авиационной дивизии. Одновременно для их воздушного прикрытия с авиабазы Крымск (Краснодарский край) взлетела четверка истребителей Су-27 3-го истребительного авиаполка. Ударную группу обеспечивал самолет дальнего радиолокационного обнаружения и наведения А-50У 144-го полка дальнего радиолокационного обнаружения и управления ДРЛО (Иваново, аэродром Северный).

Поскольку операция ВКС РФ состоялась как раз всего за несколько дней до захода в этот румынский порт сразу десяти кораблей первой постоянной морской группы НАТО и 2-го противоминного соединения НАТО, намеревавшихся участвовать в международных учениях «Sea Shield 2016», предупреждение Москвы получилось более чем недвусмысленным. И больше такой толпой ВМС нечерноморских стран НАТО в этот порт не вваливались ни разу.

А облет российскими фронтовыми бомбардировщиками Су-24М отдельных кораблей альянса, которые все же появляются в этих водах, вообще входит в обязательный ассортимент русского «гостеприимства». Только на днях случились сразу два таких эпизода. 10 февраля пара наших Су-24М несколько раз прошла над самыми топами мачт ракетного эсминца ВМС США Porter, о чем тут же высказал озабоченность Пентагон. А 17 февраля то же самое в международных водах было проделано с испанским фрегатом «Адмирал Хуан де Бурбон». И ничего экстраординарного. Такова обычная практика взаимоотношений противоборствующих флотов в любых широтах и в годы холодной войны, и сегодня. Как бы не делали политики чересчур озабоченных лиц.

Таким образом, особого душевного уюта в Черном море визитеры с Запада давно не ощущают. Тем не менее, Йенс Столтенберг грозится, что военно-морское присутствие в здешних водах в Брюсселе решено наращивать вопреки всему. Что же хотя бы теоретически он и его НАТО способны иметь в виду?

Уж конечно не операцию НАТО «Атлантическая решительность», которая санкционирована еще прежним президентом США Бараком Обамой и прямо в эти дни проходит в Балтийском и Черном морях. В рамках этой операции из Форта Карсон (США) на новое место постоянной дислокации в Восточную Европу перебрасывается 3-я тяжеловооруженная бронетанковая бригада США. Один ее батальон уже в Польше. Другой с 15 февраля начал группами прибывать в Ново-Село (восточная Болгария) и на военную базу «Михаил Когэлничану» (восточная Румыния).

Однако что такое на фоне глобального противостояния несколько сотен американских солдат и офицеров вблизи Крыма? Они, конечно, уже стали важным политическим фактором. Но, без сомнений, не будут в состоянии переломить ход вооруженной борьбы, если таковая начнется.

К тому же, напомню, что в Брюсселе нам обещано усиление именно военно-морского присутствия в Черном море. То есть, прежде всего — увеличение корабельного состава западных стран-союзников. И именно в ближайшей перспективе. В этом направлении, как представляется, даже чисто теоретически со стороны НАТО возможны всего два варианта.

Первый, сторонником которого является, очевидно, командующий 6-м флотом ВМС США вице-адмирал Джеймс Фогго, предлагает мешающую альянсу конвенцию Монтре поскорее прилюдно разорвать и выбросить за борт, а длительность патрулирования боевых кораблей в Черном море, самочинно и никого не спрашивая, увеличить до четырех месяцев. 7 декабря прошлого года Фогго в точности это и предложил. Пояснив: «Это зависит от того, станут ли вызовы в регионе более или менее срочными. Очевидно, когда действия становятся более интенсивными, вы наблюдаете присутствие дополнительных кораблей».

Тут, правда, излишне прямолинейный американский вице-адмирал совсем не учел фактора Турции. Члена, между прочим, НАТО. А Турция явно не горит желанием расставаться с международно признанным важнейшим документом, который уже почти век гарантирует, что ключики от входа в Черного моря лишь в ее руках. Поэтому Анкара вряд ли обрадуется предложению Фогго. Тем более — на фоне все более напряженных отношений с Вашингтоном. А значит, встать на этот путь Североатлантическому альянсу хотя и заманчиво, но непросто.

Второй вариант — резко усилить мощь ВМС черноморских стран-членов НАТО. То есть — Болгарии, Румынии и Болгарии. Но даже если немедленно отправить в их распоряжение стоящие пока на консервации американские, британские или французские корабли, быстро это все равно не провернуть. Понадобятся годы на подготовку и слаживание экипажей. Где к тому времени окажется Украина со своим кризисом?

Варианты вроде того, что в Первую мировую войну провернула Германия, договорившаяся с нейтральной Турцией о включении в состав ее флота своих линейного крейсера «Гебен» и легкого крейсера «Бреслау», предлагаю не рассматривать ввиду полной фантастичности такого оборота дела в наши дни.

Хотя тогда, напомню, у кайзера все получилось отлично. «Гебен» и «Бреслау» прорвались в Черное море мимо орудийных жерл британской эскадры, подняли турецкие флаги. И под новыми именами «Явуз Султан Селим» и «Мидилли», но с полностью германскими экипажами и под командованием все того же кайзеровского контр-адмирала Вильгельма Сушона принялись совершать набеги на Севастополь.

Однако в наше куда более рассудительное время этот финт, повторяю, повторить невозможно.

Что в сухом остатке у Столтенберга сегодня? Очевидный военно-политический блеф. Даже если он при этом и делает страшное лицо.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  27.04.2017
Турецкие водолазы уже в первые часы после кораблекрушения могли «покопаться» в секретной начинке «Лимана», опасаются российские адмиралы. Российский корабль оснащен радиолокационной и гидроакустической системой, а также аппаратурой радиоразведки. Уже можно сделать выводы и о том, кто виноват в потере корабля российского Черноморского флота.
Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.