02.07.2015, 23:16
Наше оружие снова в Ираке
Наше оружие снова в ИракеМеждународная военная политика
Москва и Багдад наращивают военно-техническое сотрудничество.

В июне этого года в иракском порту Умм-Каср с транспортного судна была выгружена доставленная из России очередная партия из трех тяжелых реактивных огнеметных систем ТОС-1А «Солнцепек». Это мощное оружие производства ОАО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» было заказано Ираком в рамках заключенного в 2013 году крупного контракта на закупку в России партии сухопутного вооружения на сумму около 1,6 млрд долл. Нынешняя партия «Солнцепеков» – уже третья кряду – вкупе со значительным количеством другого поставленного в последние годы вооружения позволяет говорить о полном восстановлении военно-технического сотрудничества (ВТС) двух стран. После более чем 20-летнего перерыва.

Первые партии вооружений из СССР пришли в эту ближневосточную страну еще в 1958 году, сразу после революции 14 июля, в результате которой была свергнута монархия, провозглашена республика, а с территории страны были выведены военные базы хозяйничавших здесь англичан. Золотой период советско-иракского военно-технического сотрудничества пришелся на время правления Саддама Хусейна, пришедшего к власти в Ираке в 1979 году. В отличие от многих так называемых партнеров СССР, получавших горы советского оружия бесплатно или по кредитам, которые никто и не собирался отдавать, Ирак платил за поставки живыми деньгами и легко конвертируемой в деньги нефтью. Вскоре после своего прихода к власти Саддам национализировал главное богатство страны – нефтеносные поля и соответствующую нефтедобывающую промышленность. У государства появились финансовые средства, которые позволили ему создать с помощью советских поставок одну из сильнейших армий в регионе.

Общая стоимость осуществленных в период с 1958 по 1990 год контрактов на поставку вооружений из СССР составляла 30,5 млрд долл. в текущих ценах, из которых до начала вторжения в Кувейт Ирак успел выплатить 22,413 млрд долл. (8,152 млрд долл. – нефтью). Помимо прямой поставки техники СССР обучал иракских офицеров и специалистов, советские предприятия выполняли ремонт поставленной спецтехники. Важной составной частью двустороннего ВТС было строительство объектов иракской военной промышленности с помощью советских специалистов. В городе Эль-Искандария были построены заводы по производству артиллерийских боеприпасов, пироксилиновых порохов, ракетного топлива, авиационных боеприпасов и бомб. СССР продал и передал Багдаду более 60 лицензий на самостоятельное производство вооружений, боеприпасов и военной техники, включая автоматы Калашникова, быстро заполонившие весь Ближний Восток. Огромного количества поставленного советского оружия хватило Ираку и на арабо-израильские войны, и на подавление курдского сопротивления, и на изнурительную ирано-иракскую войну.

Масштабное и взаимовыгодное военно-техническое сотрудничество двух стран нарушила кувейтская авантюра Саддама Хусейна.

В ответ на иракскую агрессию в начале августа 1990 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 661, согласно которой, среди прочего все государства должны были запретить передачу Ираку оружия и военного оборудования. Более чем на десятилетие Ирак покинул список значимых игроков рынка вооружений. Лишь после свержения Саддама Хусейна и принятия в 2003 году резолюции № 1483 Совбеза ООН о снятии с Ирака международных санкций и резолюции 2004 года о создании сил безопасности Ирака у России появилась легальная возможность вернуться на иракский рынок.


После долгого перерыва

Однако условия в стране – политические, экономические – кардинально изменились. Страна де-факто находилась под американской оккупацией, а политическое и военное руководство – под контролем США, отнюдь не спешивших вернуть русских на иракский рынок оружия. Разгромленная десятилетием санкций и американским вторжением страна уже не могла тратить на оружие десятки миллиардов долларов по-саддамовски. Кроме того, создаваемые силы Новой армии Ирака поначалу были крайне ограниченными по численности (35 тыс. человек). Поэтому стремительного возвращения России на иракский рынок вскоре после свержения Саддама Хусейна и отмены санкций не произошло.

Ситуация начала меняться в конце 2011 года, когда последние американские солдаты покинули Ирак и девятилетняя оккупация страны завершилась. С одной стороны, иракское руководство получило определенную свободу действий в отношении выбора партнеров по ВТС, успела восстановиться после отмены санкций и нефтедобывающая промышленность – основной источник доходов для военных закупок. С другой стороны, многочисленные иракские повстанческие группировки, набравшие силу после свержения Саддама Хусейна, теперь сосредоточили свою вооруженную борьбу против центрального иракского правительства. С новой силой разгорелся конфликт между различными религиозными и этническими группами. Поэтому иракское руководство стало искать надежный источник современного оружия для противостояния угрозам, перед которыми осталась страна.

И в 2012 году, по результатам нескольких визитов в Россию иракской делегации во главе с исполняющим обязанности министра обороны Ирака Саадуном Дулейми и встречи премьер-министров России и Ирака Дмитрия Медведева и Нури аль-Малики, было подписано несколько контрактов на поставку в Ирак вооружений и военной техники на сумму около 4,2 млрд долл. Пакет подразумевал поставку 48 зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1» и 36 (позднее – до 40) ударных вертолетов Ми-28НЭ.

Американцы решили не мириться с потерей доли иракского рынка и запустили информационную кампанию по дискредитации российско-иракского ВТС. Якобы сделки были заключены с явными коррупционными нарушениями и требуют проверки. Однако после разбирательства советник иракского премьера Али аль-Мусави заявил о том, что сделке дан зеленый свет. Был перечислен аванс за поставляемые вооружения, кроме того, в апреле 2013 года был заключен дополнительный контракт на поставку в Ирак шести боевых вертолетов Ми-35М. В ноябре 2013 года Ирак получил первые четыре вертолета производства компании ОАО «Роствертол». В 2014 году в Ирак были поставлены российские боевые вертолеты нового поколения Ми-28НЭ.


Дружба проверяется в беде

К этому времени перед иракским государством встала новая, гораздо более масштабная угроза: в январе 2014 года международная террористическая организация «Исламское государство» (ИГ) начала масштабное наступление в Ираке. 1 января 2014 года боевики ИГ атаковали город Мосул, 2 января они захватили Рамади, 4 января иракские войска оставили город Фаллуджа. Наступление сопровождалось серией масштабных терактов в Багдаде и других крупных городах страны. Большими усилиями правительственным войскам удалось стабилизировать ситуацию и отбить ряд населенных пунктов. Однако в июне 2014 года началось новое масштабное наступление ИГ в Северном Ираке. Свыше 1300 вооруженных боевиков захватили армейские объекты и международный аэропорт Мосул. Опасаясь резни, из города бежало до полумиллиона его жителей. 11 июня боевики ИГ овладели городом Тикрит – важным пунктом на пути к Багдаду. Возникла угроза захвата столицы Ирака.

В этих тяжелых условиях удар в спину иракскому правительству нанесли США. Американское правительство задержало отправку в Ирак партии истребителей F-16IQ, закупленных иракцами в рамках 12-миллиардного пакета контрактов на поставку американского вооружения в Ирак. Поставка была отложена на неопределенный срок с довольно циничной в сложившейся ситуации формулировкой «пока ситуация с безопасностью [в Ираке] не улучшится». Вместе с F-16IQ иракцы должны были получить управляемые бомбы и другое вооружение, которое могло бы помочь остановить наступление ИГ.

В условиях фактического отказа США поставлять нужное Багдаду оружие иракское правительство обратилось за срочной помощью к своему давнему и проверенному партнеру по военно-техническому сотрудничеству – России. Уже 28 июня, спустя считаные дни после обращения, в Ирак доставили первые пять штурмовиков Су-25. Их поставляли из стратегического запаса Минобороны РФ.

За штурмовиками последовали артиллерийские системы. 28 июля 2014 года первые три тяжелые реактивные огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек» были доставлены в Багдад транспортным самолетом Ан-124-100 «Руслан» авиакомпании «Волга-Днепр». Полученная техника вскоре была отправлена в бой и помогла сдержать наступление ИГ. Таким образом, Россия не только смогла вернуться на рынок вооружений Ирака после 20-летнего перерыва, но и помогла иракским властям сохранить страну от захвата исламистами.

Немаловажен был контраст, на котором сыграли российские дипломаты и экспортеры оружия. С одной стороны, американцы, которые считались союзниками новой иракской власти, но отказались в ключевой момент поставлять иракцам F-16IQ, с другой – Россия, оперативно отреагировавшая на просьбу иракского правительства.


Пентагон явно оплошал

Тем временем взаимоотношения Ирака и США продолжили ухудшаться. Истребители F-16IQ, чья поставка была запланирована на сентябрь 2014 года, не поставлены до сих пор. Следующий названный срок поставки – вторая половина 2015 года. Более того, в иракских СМИ появился ряд сообщений со ссылкой на источники в разведывательных кругах страны, что Соединенные Штаты снабжают вооружением их противника – боевиков ИГ. В доказательство приводятся факты сброса с самолетов ВВС США военных грузов на территорию, контролируемую боевиками, многочисленные фото- и видеосвидетельства наличия американского оружия у боевиков ИГ, свидетельства отдельных лиц об участии американских военных в подготовке боевиков. При всей спорности и конспирологичности версии об американской поддержке ИГ, она пользуется значительной популярностью среди части иракского истеблишмента. Не добавляют понимания между США и Ираком факты прямой поддержки США курдских формирований на территории Ирака, находящихся в оппозиции центральному правительству страны. На этом фоне показательна пикировка между американскими и иракскими официальными лицами, имевшая место после захвата ИГ населенного пункта Эр-Рамади в мае этого года. Комментируя в эфире телеканала CNN это событие, глава Пентагона Эштон Картер обвинил иракские войска в отсутствии боевого духа: «Мы ставим под сомнение желание иракских властей сопротивляться ИГ и защищать себя».

В ответ премьер-министр Хайдер аль-Абади заявил, что глава Пентагона «использовал недостоверную информацию о силе и возможностях иракской армии в боях против ИГ». А министр внутренних дел Ирака Мухаммед Салем аль-Габбан в эфире телеканала RT сказал, что власти Ирака надеются на помощь России в их борьбе с исламистами. Все это создает России и российским производителям вооружений дополнительное окно возможностей для поставки российской продукции военного назначения в Ирак. Возникает не так часто встречающаяся на рынке вооружений ситуация взаимовыгодного и подкрепленного финансово-военно-политического сотрудничества. Оказывая поддержку светскому правительству Ирака, Россия спасает своего давнего партнера от разрушения под ударами исламистов, чем укрепляет свое военное и политическое влияние в регионе.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  30.03.2017
Президент Украины Петр Порошенко подписал указ о демилитаризации и продаже ракетного крейсера «Украина», находящегося у достроечной стенки завода имени 61 коммунара в Николаеве. Мы попытались разобраться в истории и судьбе корабля, постройка которого была остановлена после развала СССР.
Геополитика  30.03.2017
Ровно 150 лет назад была заключена сделка о продаже русской Аляски Соединенным Штатам. Какую роль в этом сыграло восстание декабристов? Почему обнаружение на полуострове золота Петербург воспринял как большую проблему? На что в итоге пошли вырученные деньги? И чем руководствовался американский Конгресс, наотрез отказываясь от приобретения новых земель?
Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.