08.12.2014, 14:20
Наказание строптивых
Наказание строптивыхМеждународная военная политика
Россия отказалась от строительства газопровода «Южный поток» в Европу через строптивую Болгарию, зато поднят вопрос о транзите газа через Турцию. Шансы на реанимацию «Южного потока» пока есть, но только в случае неприменения к нему «третьего энергопакета» ЕС.

Проект строительства экспортного магистрального газопровода «Южный поток» закрыт, вместо него рассматривается возможность строительства другого газопровода эквивалентной мощности, но транзитом через Турцию. Об этом объявил глава «Газпрома» Алексей Миллер по итогам прошедших в Анкаре российско-турецких переговоров на высшем уровне: «Подписан меморандум между "Газпромом” и Botas о строительстве морского газопровода через Черное море в направлении Турции объемом 63 миллиарда кубометров газа в год… 14 миллиардов кубометров газа предусмотрено для поставки в Турцию. Это те объемы, которые в настоящее время поставляются по балканскому коридору. Остальные объемы, а это около 50 миллиардов кубометров газа, будут поставляться на границу Турции и Греции. И для этих объемов на границе Турции и Греции будет пункт сдачи».

«Южный поток» — это планировавшийся магистральный газопровод мощностью 63 млрд кубометров газа в год. Он должен был протянуться от прибрежной компрессорной станции «Русская» в Краснодарском крае на 925 км по дну Черного моря до берега Болгарии и далее еще на 1455 км по суше, через все Балканы, до Австрии. Первые поставки газа должны были начаться в конце 2015 года. На проектную мощность газопровод должен был выйти в 2018-м. Реализация проекта позволила бы снизить зависимость от транзита газа через Украину вплоть до возможности полного отказа от транзита. Это, несомненно, ликвидировало бы поводы для новых «газовых войн» с Украиной и повысило бы надежность поставок газа в Европу. Но теперь, похоже, этого не будет.

Зато будет Турция.

Маршрут новой магистрали пока в точности не определен. Но уже известно, что начальной его точкой станет все та же «Русская». К ней подводится инфраструктура для подачи газа через Черное море.

Для реализации турецкого проекта «Газпром» планирует учредить юридическое лицо, допускается даже возможность привлечения в него турецкой стороны. «Мы готовы рассмотреть с турецкой стороной вопрос об их вхождении, если будет проявлен интерес, — заявил Миллер. — Юридическое лицо для реализации этого проекта будет создано в Российской Федерации, и в настоящее время учредителем этого юридического лица выступит компания "Газпром”».

В общем, поворот в газоэкспортной стратегии серьезный и сулящий чрезвычайно интересные последствия.


Через тернии в никуда 

Причиной строительства «Южного потока», по сути, было желание повысить надежность поставки топлива на европейские рынки, обойдя Украину. К идее строительства экспортных газопроводов в обход Украины в «Газпроме» пришли довольно давно. Наш неспокойный сосед неоднократно демонстрировал специфические представления о коммерции в газовых делах (см. «Газовое перемирие», «Эксперт» № 41 за 2014 год), поэтому такое решение после серии «газовых войн» было предсказуемо и, несмотря на дороговизну проектов, оправданно.

Более того, соглашения о транзите газа через Украину истекают в 2019 году. И перспективы перезаключения сделок были малопривлекательными для «Газпрома». Надо было спешить с обходными путями.

Первой ласточкой стал «Северный поток», протянувшийся по дну Балтийского моря к Германии. Но ведь у России есть еще и южноевропейские рынки сбыта газа. Поэтому 23 июня 2007 года «Газпром» и итальянская энергокомпания ENI подписали меморандум о взаимопонимании по реализации проекта «Южный поток». С 2008 года согласовывались экономические и юридические аспекты сделки, определялся точный маршрут трубопровода. В 2011 году завершена разработка национальных ТЭО строительства участков газопровода. В третьем квартале того же года была завершена разработка сводного ТЭО проекта. Строительство морского участка было поручено проектной компании South Stream Transport, созданной в сентябре 2011-го при участии «Газпрома» (50%), вышеупомянутой ENI (20%), а также немецкой Wintershall и французской EDF (по 15% у каждой).

В ноябре 2011 года «Газпром» и «Сербиягаз» ввели в эксплуатацию первый объект «Южного потока» — подземное хранилище газа «Банатский Двор». Его активный объем хранения — 450 млн кубометров, максимальная производительность на отбор — 5 млн кубометров в сутки. Это один из крупнейших подобных объектов в Восточной Европе.

В декабре 2012 года была произведена сварка первого стыка линейной части газопровода. 31 октября 2013-го строительство «Южного потока» началось в Болгарии, 24 ноября — в Сербии.

В общем, все шло хорошо. Пока в газовые дела не вмешалась Еврокомиссия. В декабре 2013 года еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер потребовал пересмотреть условия сотрудничества по «Южному потоку»: «Еврокомиссия не может смириться с тем, что некоторые государства ЕС подписали с Россией соглашения о строительстве газопровода, в которых нарушается совместно принятое европейское право. Я призываю страны ЕС отложить проект до тех пор, пока он не будет соответствовать европейскому праву. Тот, кто продолжит предпринимать действия, должен будет считаться с последствиями».

Речь шла о так называемом третьем энергопакете. Принятый в 2009 году, в изначальной своей редакции он требовал «в целях обеспечения конкуренции» вообще развести добычу и транспортировку газа между разными, не связанными друг с другом компаниями. Итоговая версия чуть мягче, она допускает возможность для газодобывающей компании владеть и управлять трубопроводами. Но при этом требует оставлять 50% мощностей свободными, «для независимых поставщиков».

В реалиях России это означало потребовать у «Газпрома» в буквальном смысле слова зарыть в землю миллиарды долларов инвестиций, ровно половину всего газопровода. Ведь никаких «независимых поставщиков» трубопроводного газа для европейского рынка в России нет и не предвидится. «Газпром» обеспечивает свыше 70% всей добычи газа в стране, на него же приходится весь объем трубопроводного экспорта. Более того, с 2006 года «Газпрому» официально передано право монопольного экспортера российского трубопроводного газа. И это было сделано как раз для того, чтобы гарантировать «Газпрому» окупаемость «Северного потока» и «Южного потока».

Неудивительно, что «Газпром» был против. И у его позиции были и сильные стороны. Например, тот факт, что соглашение по «Южному потоку» было заключено еще до вступления в силу «третьего энергопакета».

Но и брюссельские бюрократы стояли на своем, прибегнув к откровенному шантажу стран, по территории которых должна была пройти труба. Большинство из них брюссельские призывы игнорировали. Но не Болгария.

В августе 2014 года министр экономики и энергетики Болгарии Васил Штонов поручил Болгарскому энергетическому холдингу приостановить все работы по строительству газопровода на территории страны из-за несоответствия проекта требованиям Еврокомиссии.

Это в конце концов и убило проект, причем буквально за две недели до запланированного на 15 декабря начала строительства морской части газопровода, при уже вложенных «Газпромом» 4,66 млрд долларов.

«С учетом того что мы до сих пор не получили разрешения от Болгарии, мы считаем, что Россия в этих условиях не может продолжать реализацию данного проекта. Мы не можем начать строительство в море до тех пор, пока мы не получим разрешение от Болгарии», — заявил 1 декабря президент России Владимир Путин.

По словам начальника управления по экономике отраслей ТЭК аналитического центра при правительстве РФ Виктории Гимади, отказ от проекта стал для России скорее вынужденной мерой: «Эта мера может иметь ряд неблагоприятных последствий и с точки зрения необходимости пересмотра планов (что потребуется для выполнения подписанных международных контрактов на поставки газа), и с точки зрения взаимоотношений со странами и компаниями — партнерами по "Южному потоку”. Официальная причина объявлена: проблемы с согласованием проекта со стороны Еврокомиссии. Да, судя по заявлениям, проект не был беспроблемным и с точки зрения экономических параметров. Примером может послужить октябрьское заявление представителей "Газпрома” о пересмотре инвестиций в проект с 16 до 23,5 миллиарда евро в связи с введенными против "Газпрома” финансовыми санкциями. Однако в данном случае, полагаю, финальной причиной принятого решения стал не ожидаемый рост инвестиций, а все же нерешенные проблемы с согласованием проекта с ЕС».


«Братушки» у разбитого корыта

Реальные потери «Газпрома», конечно, меньше вложенных 4,66 млрд долларов. Инфраструктура для «Южного потока» на территории России годится и для реализации турецкого проекта. Трубы, предназначавшиеся «Южному потоку», можно будет бросить и в направлении Турции.

«Скорее всего, с точки зрения поставок труб никаких изменений не будет, — считает глава Ассоциации производителей труб Иван Шабалов. — Я думаю, что решение о строительстве нового газопровода в Турцию не приведет к потерям "Газпрома”. И для трубных компаний не будет никаких издержек».

В ОМК, крупнейшем из отечественных поставщиков для «Южного потока», который должен был поставить 600 км труб большого диаметра на 630 млн евро, тоже пока не видят для себя никакой угрозы: «Согласно подписанным контрактам, для строительства морского участка "Южного потока” входящий в ОМК Выксунский металлургический завод должен поставить порядка 600 километров труб большого диаметра (две нитки по 300 километров). Сейчас идут поставки для первой нитки магистрали».

Кто проиграл, так это болгары, потерявшие 400 млн евро предполагаемой ежегодной транзитной выручки. Но пока в Болгарии не верят в гибель проекта. Заместитель председателя энергетической комиссии парламента страны Мартин Димитров заявил: «Это тактический ход Путина и России. Ни в каком случае они не откажутся от "Южного потока”. Возможная переориентация проекта на Турцию привела бы к его удорожанию и сделала бы экономически невозможным. Так что происходящее — тактический ход, цель которого — увеличить давление на Болгарию и Европейскую комиссию».

В России, однако, оптимизма болгарского политика не разделяют.

«Возможность возврата к проекту "Южный поток” не исключена, если европейские партнеры откажутся от давления, дадут разрешение на строительство, не будут применять к трассе "третий энергопакет”, — говорит заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. — У них еще есть время одуматься, пока не началось строительство газопровода в Турцию. Когда оно начнется, о "Южном потоке” можно будет забыть. Эти проекты исключают друг друга. И пусть сейчас отдельные страны подбадривают себя, говоря, что это только тактический ход. Это не тактика, они просто потеряют свои доходы от транзита».

По мнению Алексея Гривача, отказ от «Южного потока» — вынужденная мера. Было бы лучше, если бы он был достроен. Но обстоятельства не позволяют.

Заведующий лабораторией прогнозирования ТЭК Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Валерий Семикашев полагает, что шансы на реанимацию проекта еще есть: «Пока рано говорить, что от "Южного потока” отказались окончательно, к нему могут вернуться. Если в Турцию построят трубу все же не на шестьдесят миллиардов кубометров, а на тридцать. Если Евросоюз предложит исключение проекта из-под действия "третьего энергопакета”».

По словам Виктории Гимади, «Болгария в целом заинтересована в строительстве "Южного потока”, поэтому там верят, что Россия вернется к проекту в ближайшее время. Однако высшее руководство России заявило, что решение об отказе от реализации "Южного потока” окончательное. Параллельно был подписан меморандум о взаимопонимании с Турцией, что также может быть сигналом о том, что решение было обдуманным. Поэтому вероятность того, что "Южный поток” будет реализован в том виде, в котором он запланирован, достаточно мала».


«Вот теперь поговорим!»

Точный маршрут новой турецкой магистрали пока неизвестен. Скорее всего, он пройдет почти параллельно существующей трассе «Голубого потока» и далее по суше, примерно повторяя контуры уже существующей в стране газотранспортной инфраструктуры.

«Новая магистраль в Турцию будет полноценной альтернативой "Южному потоку” в плане транзита. Поэтому у него такая большая мощность — 63 миллиарда кубометров, — говорит Алексей Гривач. — В принципе можно успеть построить ее года за три-четыре. Российская часть уже готова, нужно только проложить трубы морской части трассы до Турции. При этом турецкий газопровод будет, безусловно, дешевле. У "Южного потока” дорогая подводная часть, свыше 900 километров, а здесь будет километров 400–500, в зависимости от маршрута трассы».

Чуть более осторожен Валерий Семикашев: «Строительство трубы на Турцию дешевле, потому что меньше само расстояние. И риски строительства меньше — здесь нет посредников, меньше политического давления извне. По срокам реализации пока трудно сказать что-то определенное. Российский сухопутный участок "Южного потока” уже достроен, осталось только построить морскую часть до Турции. Если поспешить со строительством, то первый газ по альтернативному газопроводу пойдет уже через три-четыре года. Но возможно, что пока нет даже маршрута трассы. Так что газ может пойти по новой трубе и через семь-восемь лет. Вот такой интервал, от трех-четырех до семи восьми лет».

То есть получается, что магистраль через Турцию может служить полноценной альтернативой «Южному потоку», построить ее можно в разумные сроки, а обойтись она может даже дешевле.


Каковы будут последствия?

Аналитики уже не раз говорили, что «Южный поток» обеспечивал бы Европу, потребление газа в которой должно вырасти, надежными поставками, причем без каких-либо транзитных государств и необходимости учитывать их желания.

Отказавшись от проекта, ЕС совершил целый ряд стратегических ошибок. Во-первых, в Брюсселе оставили Украину как страну-транзитера, а значит, обеспечили себе увлекательную угадайку каждую зиму: перекроет ли Украина транзит газа, чтобы поторговаться с «Газпромом»? Во-вторых, вынудили Россию либо отказаться от дополнительных поставок газа в ЕС (и тогда Старому Свету придется покупать его у других поставщиков, которые уступают России по соотношению цена—надежность), либо пускать «Южный поток» через Турцию.

Начав реализацию турецкого варианта, Россия продемонстрировала Европе, что в любом случае задача ЕС оставить в схеме поставки газа через Украину выполнена не будет. И сейчас у Евросоюза есть два варианта выхода из ситуации. Либо он смиряется с тем, что поток пойдет через Турцию, и получает в виде этого стратегическую угрозу, либо снимает все препятствия на пути болгарского варианта. Россия давно предлагала варианты обхода «третьего энергопакета», в частности через аукционы среди поставщиков, после провала которых «Газпром» получил бы право использовать зарезервированные мощности.

Для Турции же решение России о прокладке «Южного потока» через ее территорию весьма выгодно. Во-первых, за само согласие на этот проект Турция получила значительное снижение цен на российский газ (скидка составила порядка 6%, хотя турки, по некоторым данным, просили 15%). Во-вторых, прокладка трубы приблизит президента страны Реджепа Эрдогана еще на шаг к его давней мечте — превратить Турцию в крупнейший энергетический хаб, через который в ЕС поставляются углеводороды из России, с Каспия и в перспективе из Ирана. Контроль над этими потоками позволит Анкаре куда увереннее чувствовать себя на переговорах с Евросоюзом, в том числе о том, когда страна наконец станет членом ЕС.

Вариант для Турции беспроигрышный. Если трубопровод будет построен, Эрдоган сможет шантажировать Европу, и теперь уже Брюссель будет выступать смиренным просителем. Если Европа все-таки уступит и даст добро на строительство «Южного потока», то Турции «за беспокойство» останется шестипроцентная скидка на российский газ.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Мировой ВПК  05.12.2016
Вторую подряд небоевую потерю понесла за последний месяц Морская авиация России. Истребитель Су-33 упал в воду при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов», выполняющий задачи у берегов Сирии. Бесценный опыт нарабатывается дорогой ценой, и некоторые подробности аварии выглядят крайне показательными с точки зрения расследования причин инцидента. Минобороны в понедельник сообщило о том, что накануне в Средиземном море во время посадки на авианосец «Адмирал Кузнецов» потерян истребитель Су-33.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?