29.08.2014, 21:39
На пороге «третьего Майдана»
На пороге «третьего Майдана»Международная военная политика
Недовольство властью и панические настроения могут привести к смене власти на Украине.

Стихийные протесты украинских граждан, недовольных военной операцией в Донбассе, переместились в столицу страны. Митинг, собравшийся в четверг у здания Генштаба армии, даже потребовал импичмента президенту Петру Порошенко. Ряд активистов заявили о начале «третьего Майдана».

Сегодня уже большинство жителей «Незалежной» признают, что войсковая операция на юго-востоке страны зашла в тупик. Киевские телеканалы дают в эфир интервью с журналистами и военными, оказавшимися в окружении народного ополчения. Все они в один голос говорят о том, что власть и генералы попросту забыли о своих солдатах. Успехи же ополчения вызвали настоящую тревогу среди «свидомых» патриотов. Даже пропагандистские сайты националистов больше не печатают высмеивающие ополченцев картинки, а публикуют критические статьи в адрес президента государства. В результате, СБУ было вынуждено выпустить циркуляр о борьбе с паникерскими сообщениями в интернете.

Тревога охватила и представителей власти. Юлия Тимошенко требует объявить войну с Россией, Игорь Коломойский в срочном порядке строит оборонительные рубежи на подступах к Днепропетровску. Как стало известно изданию «Лайф Ньюс», олигарх даже готовится взорвать ДнепроГЭС и затопить всё вокруг, если ополченцы подойдут к Запорожью.

Обещают направить свои штыки против власти наиболее ярые сторонники «единой Украины». Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош не раз заявлял о том, что готов идти на Киев. Так что ситуация для Порошенко складывается совсем не радостная.

С другой стороны, многие протесты в Киеве, в том числе и митинги близких военнослужащих, сводятся к тому, что военной операцией командуют бездари. Мол, генералы отсиживаются на своих дачах, солдаты не имеют хорошего обмундирования и вооружения, никто не думает о медицинской помощи раненным. Офицеры, которых пускают на ТВ критиковать власть, рассказывают, в каких сложных условиях «лучшие сыны Украины воют за ее будущее». То есть, речь идет не о том, что необходимо прекратить братоубийственную войну, а о применении более эффективных методов по уничтожению ополченцев. Получается, что немалая часть граждан Украины хоть и не согласна терпеть лишения из-за боевых действий, но настроено по-прежнему воинственно.

Как считает директор Центра политического маркетинга (Украина) Василий Стоякин, до осознания всем обществом пагубности войны должно еще пройти немало времени. Поэтому и «Майдан-3» останется стихийным выступлением.

– Для того чтобы нынешние протесты в Киеве переросли во что-то большее, необходимо партийное руководство и четкое целеполагание. Вот если Юлия Владимировна Тимошенко захочет принять участие в этом процессе в качестве движущей силы и идеологического содержания, тогда у Петра Алексеевича Порошенко возникнут существенные проблемы. Но что-то мне подсказывает, что если Тимошенко и захочет воспользоваться этой возможностью, то главным образом для предвыборного пиара.

— Пока протестующие жалуются только на неэффективность «антитеррористической операции», а не требуют прекращения боевых действий.

– Тут ситуация неоднозначная. С одной стороны, украинские СМИ сообщают, что матери солдат выступают против неэффективного вооружения, оснащения, управления войсками. Но есть независимые данные, которые показывают, что так ситуацию оценивают только украинские СМИ, показывающие «правильных» солдатских матерей. Реальные солдатские матери требуют, как минимум, отзыва своих детей из зоны боевых действий, а как максимум, прекращения войны. Хотя и милитаристские настроения тоже присутствуют.

На мой взгляд, главной движущей силой протестов должны быть не солдатские матери, а их дети, служащие в территориальных батальонах. Они уже неоднократно высказывались о готовности ехать в Киев и наводить порядок.

— Что должно произойти, чтобы общество требовало поиска компромисса с ополчением Донбасса?

– Для этого нужно отключить украинские телеканалы, чтобы общество слушало более-менее взвешенные комментарии, не обязательно даже по российским СМИ. В этом случае милитаристский настрой довольно быстро рассосется.

Но пока предпосылок этого не видно. Украинцы втянулись в самоистребление, и остановить этот процесс чисто дипломатическими методами, как мне кажется, не удастся. Может быть, можно прекратить военные действия на Юго-Востоке. Но против этого сейчас и ополченцы, которые начали успешное наступление и заинтересованы вернуть всю утраченную территорию.

Но даже если с Юго-Востоком удастся найти компромисс, из-за накопившегося массива проблем тут же начнется вооруженная борьба между другими группами на основной территории Украины.

Заместитель директора Центра украинистики и белоруссистики МГУ Богдан Безпалько полагает, что серьезные перемены во внутренней жизни Украины начнутся после скорого экономического кризиса:

– Сейчас протесты в Киеве носят стихийный характер. «Майдан-3», как средство изменения политического устройства, требует хорошего финансирования, скоординированных действий политиков, дипломатов и ряда чиновников. Нынешние стихийные протесты будут нарастать, но превратятся ли они в процесс смены власти, сказать сложно. Если найдутся спонсоры, если определенные геополитические силы посчитают необходимым сменить элиту на Украине, то тогда, безусловно, эти стихийные протесты могут быть организованы и стать «Майданом-3». Но пока нет предпосылок, чтобы нашлись заинтересованные в этом олигархи, политики и крупные геополитические центры.

Стихийный процесс растет, но его можно каким-то образом купировать. Можно, к примеру, всё свести к мифической российской агрессии, можно отставить в отставку министра обороны Гелетея и назначить точно такого же по способностями, но с другой фамилией. Можно попытаться имитировать экономическую деятельность, к примеру, договориться об очередных гарантиях европейских стран выдать кредиты и представить это как большой успех. Но собственно этим правительство и занимается. Вот Яценюк выставляет за большое достижение начало приватизации, которая принесет в бюджет всего-навсего около одного миллиарда долларов.

— «Правый сектор» снятие Порошенко называет третьей целью после взятия Донбасса и Крыма.

– У Порошенко и Яроша один хозяин. Так что всё будет зависеть от того, чего хочет этот самый хозяин. Если Порошенко перестанет его устраивать, то его можно будет сместить, устроив «Майдан-3» или воспользовавшись услугами радикальных сил. Но пока нет никаких предпосылок говорить о том, что Ярош выступает в качестве действующей силы новой «революции». Он не пошел на Киев, он не обостряет свои отношения с МВД. В отличие от Александра Музычко он жив и здоров. Из достаточно безопасного места он руководит своими вооруженными соединениями и, в общем, не отличается какими-то военными талантами. Так что несколько преждевременно говорить о том, что сейчас он пойдет и сместит Порошенко. Тем более, у него очень интересно расставлены приоритеты. На первом месте у него Донбасс, откуда бегут армия и карательные батальоны. На втором месте Крым, где сопротивление будет на порядок больше. И лишь на третьем месте Порошенко, хотя он для Яроша наиболее доступная и легкая цель.

— В чем причина, что протестующие в Киеве не очень активно требуют прекращения войны?

– Часть общества требует милитаризации, ввода войск НАТО и смены министра обороны на командира карательного батальона Семена Семенченко. Но таковых пришло к министерству обороны около 500 человек. Большинство протестующих, а это матери и жены военнослужащих, руководствуются простой, может быть крестьянской, логикой «Не хочу, чтобы моих близких убили». Да, действительно, им тяжело подняться до осмысления факта, что идет братоубийственная война, что та самая «единая Украина», о которой им твердили 23 года, существует только в пространстве небольшой кучки интеллигентов и в средствах массовой информации.

С другой стороны, антивоенное понимание приходит не сразу. Для многих людей оно приходит только тогда, когда они начинают испытывать боль от гибели своих близких или шок от осознания того, что эти близкие могли быть потеряны навсегда. Вот матери и жены, которые получили от ополченцев своих родственников обратно живыми, будут уже по-другому относиться к происходящему. Они уже отпускать своих родных на этот военный конфликт не будут. И все интересы Порошенко, Коломойского, все эти лозунги Майдана не будут иметь значения, как это было до начала боевых действий.

Изменение отношения людей к войне – живой динамический процесс. Чем дольше на Украине будут проходить военные действия, чем больше будет похорон, тем больше будет милитаризироваться небольшая маргинальная часть украинского общества, но тем больше будут расти антивоенные настроения у обычных обывателей, которые и несут все тяготы этой войны в виде военных налогов, общего падения жизненного уровня, либо – в виде потери своих близких.

— Что может заставить общество задуматься о своих жизненных интересах и перестать верить киевской пропаганде?

– На этот вопрос нельзя ответить однозначно. С одной стороны, для изменения воззрений граждан Украины требуются усилия политических элит и СМИ. Когда вся эта истерия перестанет нагнетаться, когда перестанут лгать, накачивать людей ненавистью к России и русскому народу, тогда и настроения постепенно начнут меняться. Большинство населения всегда мыслит в рамках той идеологии, которую ему преподносит власть. Наверное, около 80% в любой стране и в любом обществе.

С другой стороны, то самое радикально настроенное меньшинство, будучи очень сплоченным, имея иностранную поддержку, способно влиять на всё остальное общество, а при определенных условиях и подчинять его своим интересам. И настроения на Украине изменятся, если власть вступит в конфликт с этим радикальным меньшинством и не будет с ним заигрывать или делать на него ставку, как это делал Ющенко и делает Порошенко. Требуется просто нивелировать роль этого радикального меньшинства, загнать его в маргинальную нишу и не дать распространять свои идеи через СМИ. Вот тогда настроения общества могут смениться.

— Сейчас власть в Киеве вынуждена постоянно повышать градус напряженности и заявлять даже о войне с Россией. Но бесконечно это не может продолжаться.

– Перелом, конечно, должен произойти. Сейчас не только элита, но и само украинское государство напоминает собой наркомана, которому требуется всё большая доза. Государство живет очень идеалистическими представлениями об экономике.

Все сложности, которые сегодня испытывает Украина, обусловлены не только войной на Востоке. Конечно, Донецкая и Луганская области дают до 15% ВВП страны, дают уголь для производства электроэнергии и тепла. Но крах украинского государства наступает не только из-за этого, а из-за разрыва связей с Россией. Украина потеряла рынок сбыта для своих товаров, она перестала получать из РФ энергоносители. И Украина не может покупать газ ни по какой цене, даже льготной, ведь средств у нее нет.

В конце 1980-х было убеждение, что рыночная экономика сама всё расставит по местам. Для Украины это оказалось большим красивым мифом, неким культом, но абсолютно нежизнеспособной моделью.

Военное положение Порошенко хочет объявить не столько из-за того, что армия отступает к Мариуполю. Причина – в обвале гривны, в давлении еврокомиссаров, требующих оплатить газовый долг в размере 5,5 миллиардов долларов. Падает поддержка европейских государств. Несмотря на то, что они прислушиваются к Вашингтону, европейские политики должны думать и об интересах своих стран и получать энергоносители из России. Европейские страны, как и сама Украина должны получать из России твэлы для своих атомных станций (американские твэлы просто не подходят, их использование может привести к катастрофе).

Сейчас Порошенко находится в тупике. Отчасти это подтвердил и Владимир Путин, когда по итогам встречи в Минске сказал, что переговоры по газу в тупике. Россия даже не может предложить скидку на газ, так как Украина сама подала на Россию в суд.

Именно эта ситуация заставляет Порошенко заявлять о российском вторжении и большой войне. Ведь только мифическое российское вторжение может объяснить тот страшный обвал экономики, который происходит в стране. Порошенко никогда не рискнет объяснить все беды внутренними причинами, не признает факта, что гражданская война стала порождением раскола украинского общества, порожденного радикальным национализмом. Он не рискнет сказать, что обвал в экономике вызван разрывом хозяйственных связей с Российской Федерацией. И он не признает, что, придя к власти, он не смог решить все эти проблемы. Поэтому всё будет объясняться военными действиями со стороны «проклятых москалей».

— Когда украинское общество перестанет этому верить?

– В экономике должен произойти масштабный кризис. Осенью многие зарплаты на Украине сократятся на треть, к концу года доллар будет стоить до 25 гривен. Когда это произойдет, то может произойти и политический обвал. Случится некоторая смена элит. На смену радикалам придут люди, настроенные умеренно, которые сознают необходимость украино-российского сотрудничества, даже в ущерб хорошим отношениям с США.

Очень условно ситуация напоминает Египет. Там в результате переворота к власти пришли исламисты. Но их управление оказалось столь катастрофическим для экономики, что военная верхушка, которая давно имела тесные связи с Америкой, перехватила власть и начала серьезное сотрудничество с Россией. Подобный процесс должен произойти и на Украине.

— Что может сделать Россия, чтобы помочь украинскому обществу пересмотреть свои взгляды?

– Мечтой западных политиков была интеграция Украины с Западом в политическом и военном контексте. Но – за счет России. То есть, предполагалось, что Украина будет входить в западные структуры, размещать на своей территории военные базы НАТО, но продолжит получать из России газ по льготным ценам, продолжит продавать свои товары на российском рынке, а на свой рынок допустит товары европейские, – и будет такая идиллия. Весь расчет делался на то, что Россия не предпримет жестких действий по защите своего суверенитета и своих интересов. Но расчет не оправдался.

Всё, что сделала Россия, оправдано защитой ее суверенитета. Мы перестали пускать ряд украинских товаров на свой рынок, перестали бесплатно поставлять газ. Россия поступает очень аккуратно, взвешенно, осторожно, но при этом достаточно решительно.

Россия может оставаться на прежних позициях и наблюдать, как Украина из-за разрыва связей будет погружаться в состояние дефолта. Когда дефолт наступит, украинские граждане станут миролюбивыми.

Можно апеллировать к тому, что Россия якобы напала на Украину. Но этот миф нельзя поддерживать годами. Какое время эксплуатировали тему со сбитым «Боингом»? Точно так же историю с заблудившимися несколькими десантниками, которые без патронов и без боя сдались украинским военным, нельзя будет постоянно выдавать за доказательство российского вторжения. Когда будет продолжаться падение жизненного уровня, граждане начнут задумываться, почему это происходит. Почему Евросоюз не помогает Украине масштабными кредитами, почему он не предоставляет свои рынки для украинских товаров, почему европейские бизнесмены не закупают эти товары, почему ЕС не посылает на Украину гуманитарных конвоев, – постепенно люди поймут это.

Россия всячески демонстрирует свое стремление к миру, к переговорам, к диалогу. В конце концов, именно Владимир Путин предложил ополченцам организовать для украинских военнослужащих гуманитарный коридор. Сейчас имиджевые и репутационные потери несет именно Украина.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.