31.10.2017, 12:03
На очередную пощечину от Украины Россия снова не ответит
На очередную пощечину от Украины Россия снова не ответитМеждународная военная политика
Почти половина граждан Украины (49%) считают необходимым закрыть границу с Россией и ввести визовый режим с нашей страной. Такие данные получили Киевский международный институт социологии совместно с «Левада-Центром» * в ходе соцопроса.

Количество украинцев, которые желают закрытых границ, визового режима и таможен с Россией, увеличилось с 43% в мае до 49% в сентябре.

Опрос проводился с 16 сентября по 1 октября. Методом личных интервью было опрошено больше 2 тысяч респондентов в возрасте от 18 лет. Мнение жителей ДНР и ЛНР (в общей сложности около 4 миллионов человек) при этом не учитывалось.

С начала следующего года всем россиянам, желающим попасть на Украину, придётся проходить неприятную, если не сказать унизительную процедуру сдачи биометрических данных. Часть экспертов считает, что это первый шаг к введению визового режима. Если верить данным соцопроса, всё больше украинцев поддерживает драконовские меры против россиян. Если и дальше так пойдёт, мы можем дойти до уровня противостояния Северной и Южной Кореи, когда даже близкие родственники не имеют возможности годами и десятилетиями видеть друг друга.

Как стоит вести себя России в данной ситуации, стоит ли отвечать зеркальными мерами?

— Предложения ввести визовый режим с Россией выдвигалось украинскими политиками уже около 10 раз, — говорит член президиума Совета при президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям Богдан Безпалько. — Последний раз его выдвигал председатель Верховной Рады, третье лицо в государстве Андрей Парубий. Поэтому я продолжаю придерживаться точки зрения, что многие идеи, которые сейчас высказываются на Украине, в том числе самые радикальные, рано или поздно, будут воплощены законодательно. Это же можно сказать о введении визового режима с Россией.

Сейчас наши возможности повлиять на эти процессы на Украине сведены к минимуму. Конечно, мы могли бы в ответ на недружественную политику Киева выйти из большого договора «О дружбе» 1997 года. Это бы доставило некоторые проблемы Украине, но и нам тоже. Мы поставлены в такую ситуацию, когда нам приходится думать, как нам минимизировать свои потери от той политики, которую ведут киевские власти.

И что конкретно можно сделать?

— Можно, к примеру, ввести со своей стороны особый режим для тех, кто хочет въехать из Украины в Россию, при этом сделав исключение для жителей ДНР и ЛНР. Необязательно вводить визы для украинцев. Можно просто ввести денежный сбор для въезжающих. Такая практика некогда существовала в Турции. Можно ввести сборы с тех денежных переводов, которые из России идут на Украину. А ведь это огромные суммы, измеряемые миллиардами долларов. Кстати, подобные меры можно ввести относительно всех стран, из которых приезжает огромное количество гастарбайтеров. Они, словно пылесос, выкачивают деньги из российского финансового рынка.

При этом я хотел бы заметить, что многие наши официальные союзники по евроазиатскому пространству тоже ведут политику, направленную на отрыв от России. В частности, на днях в Киргизии в качестве национального праздника было выбрано напоминание о так называемом освободительном восстании, которое на деле было резнёй русских. Можно вспомнить и о стремлении Казахстана к переходу на латиницу. Все эти действия направлены против культурной интеграции с Россией. А это значит, что элиты постсоветских республик слабо верят в интеграционные проекты с Россией. Они все заинтересованы в том, чтобы максимально использовать РФ для получения экономических выгод. А в перспективе они видят себя ориентированными на иные геополитические центры — Запад или Китай.

Поэтому я считаю, что России вообще пора менять всю стратегию на постсоветском пространстве. Впрочем, стратегии, как набора задач и инструментов их осуществления, у нас никогда не было. У нас нет стратегии как некого набора ценностей, образа России, к которому мы стремимся. Из этого вытекает неопределённость того, что мы собственно, хотим от наших соседей. Я, например, не понимаю, как можно считать союзником государство, которому мы без конца даём кредиты и прощаем долги, а оно «в благодарность» делает государственным, по сути, русофобский праздник. Конечно, это суверенное право Киргизии, но в таком случае нам следовало бы поставить вопрос о том, насколько такое государство может считаться нашим союзником.

То же самое — и в отношении Украины. Понятно, что в связи с фактической монополией антироссийских СМИ в информационном пространстве Украины, общественное мнение и дальше будет настраиваться негативно по отношению к России. Однако и с нашей стороны должны идти чёткие и жёсткие сигналы о том, что подобные шаги не останутся без ответа.

Как одна из мер — признание политическими беженцами тех, кто вынужден уехать из Украины и других республик под давлением русофобских властей. У нас до сих пор действует дикая норма, при которой политически преследуемых людей мы не можем признавать политическими беженцами только потому, что их страны находятся в состоянии безвизового режима с Россией. От такой нормы, как и от многих других подобных давно пора отказаться.

— Наше ужесточение отношений с Украиной будет автоматически означать, что мы соглашаемся с «украинизацией» тех миллионов жителей Юго-Востока, которые всё ещё симпатизируют России?

— Нет, нам надо находить способы влияния на население Юго-Востока. Ясно, что официально мы сейчас почти не можем это делать, поскольку все пророссийские силы на Украине разгромлены. В Верховной Раде «Оппозиционный блок», по главным вопросам, связанным с языковой и международной политикой Украины, оппозиционным не является.

С другой стороны, назовите мне какие-то СМИ, которые бы вели свою деятельность именно в расчёте на пророссийское население Украины? Таких, практически, нет. У нас так же нет никаких программ по реальной поддержке граждан Юго-Востока и других регионов Украины дружественных или хотя бы лояльных России. Несколько российских центров культуры на Украине балансируют на грани закрытия. Получается, что российская власть сама не знает, что она, собственно, хочет от жителей Юго-Востока.

— Есть информация о том, что с территории ДНР и ЛНР ведётся вещание телеканалов, которые «дотягиваются» вплоть до Харьковской области. Наверное, стоит развивать эту практику?

— Безусловно, в этом направлении надо работать. Киевская власть, кстати, крайне серьёзно относится к медийной политике. При всех прорехах в госбюджете они нашли деньги на то, чтобы построить телевышку на границе с Крымом. Поэтому украинское тв и радио вещают на полуостров, причём в достаточно хорошем качестве. Почему бы нам в ответ не построить такую же вышку и не вещать на Херсон, Николаев, Одессу и т. д. Должна быть вообще выстроена программа медиавоздействия на регионы украинского Юго-Востока. Люди там вынуждены полулегальными способами смотреть наши каналы и сайты, но и там они зачастую с недоумением могут увидеть антироссийских экспертов, которые рассказывают, как всё правильно на Украине.

— Хочу заметить, что сейчас объективных оснований для раздувания антироссийской истерии нет, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Поскольку война в Донбассе перешла в вялотекущую стадию, никаких экономических санкций Россия не вводит и, наоборот, в лице руководства пытается проявлять всяческую «гибкость». В частности, ищет варианты для компромисса, чтобы вопреки воле жителей Донецкой и Луганской республик, вернуть их в украинское правовое пространство. Миграционная политика России по отношению к Украине так же является сдержанной, в целом лояльной.

Поэтому антироссийский настрой половины украинских граждан говорит только об антироссийской же активности украинских СМИ. Наша задача различными информационными инструментами пытаться нивелировать этот накал. Нужно применять креатив. Нам надо понять, что Киев с подачи Запада уже фактически ведёт войну против нас. Пока в основном информационную. Поэтому и нам пора действовать по законам военного времени.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Мировой ВПК  15.11.2017
С 20 по 23 ноября президент РФ Владимир Путин проведет серию совещаний, в ходе которых будут согласованы параметры новой государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018−2027 годы. Предварительный объем финансирования новой ГПВ — 19 трлн. рублей. Об этом в среду, 15 ноября, сообщила газета «Коммерсант».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.