27.02.2015, 15:57
На грани нервного взрыва
На грани нервного взрываМеждународная военная политика
Что стоит за сообщениями о готовящемся наступлении ополчения на Юго-Востоке?

Всю минувшую неделю наблюдается настоящая истерия по поводу грядущего наступления ополчения на Юго-Востоке. Заявления об этом несутся с разных площадок, со всех уровней.

К примеру, в пятницу, 27 февраля, стало известно, что глава Национальной разведки США Джеймс Клэппер, выступая в сенатском комитете по делам вооруженных сил, заявил: весной действующие на Востоке Украины «сепаратисты» могут предпринять наступление на Мариуполь. Логику операции он объяснил так: «В его (президента РФ Владимира Путина) задачу не входит захват всей Украины, но лишь двух областей, которые послужили бы мостом в Крым, и, возможно, города-порта Мариуполь».

Ранее, 23 февраля, премьер Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что «сепаратисты Донбасса» могут предпринять «наступление на Мариуполь и расширить территорию своего контроля». 25 февраля эти слова практически повторил министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. По его мнению, «сегодня проблема заключается в ситуации вокруг Мариуполя».

Между тем, как раз в последние дни интенсивных боев на Юго-Востоке не наблюдается. Столкновения возле села Широкино – неподалеку от Мариуполя, – которые в истеричном ключе подаются как жестокий танковый бой, на поверку оказались статичной дуэлью, в которой участвовали по три-четыре танка ополчения и украинского батальона «Азов». Такая дуэль, согласитесь, никак не тянет на Курскую дугу, хотя градус истерии подразумевает масштабное сражение.

Факты, напротив, говорят о стабилизации обстановки в Донбассе. 27 февраля ополчение ДНР начало отвод от линии соприкосновения полутора десятков установок «Град» из четырех секторов вдоль всей линии разграничения – это Дебальцево, Ясиноватая, Горловка и юг области. Ранее, 26 февраля, Генштаб Украины объявил о начале отвода 100-миллиметровых орудий под наблюдением ОБСЕ.

Возникает вопрос: почему фактическое ослабление противостояния в Донбассе сопровождается нагнетанием страстей? Почему Запад, вопреки очевидному, за каждым кустом видит притаившегося ополченца, готового к штурму?

Возможны, по крайней мере, три варианта ответа:

– Для принятия решения о поставках Украине летального оружия. 26 февраля соответствующий законопроект был внесен в Конгресс США. В документе говорится, что главе Пентагона до 30 сентября 2017 года делегируется право «предоставить технику, оружие оборонительного назначения, техническое обеспечение армии и силам безопасности Украины» для «защиты своей суверенной территории от иностранной агрессии». Парламентарии намереваются выделить на это 1 млрд долларов. Истерия нужна, чтобы довести дело до логического конца – до подписи президента Барака Обамы.

– Для введения против РФ новых санкций. Как заявил 24 февраля госсекретарь США Джон Керри, ополченцы на Юго-Востоке «являются дополнением российской армии» – и это основной мотив для ужесточения санкционного режима.

– Для отключения России от платежной межбанковской системы SWIFT. Такую меру давления на Москву озвучил Дэвид Кэмерон, выступая 24 февраля на специальном заседании комитета по связям британской Палаты общин.

Зачем на деле понадобилась истерия о мнимом наступлении, чем она закончится для Новороссии и России?

– Истерия говорит о том, что со стороны глобальных игроков, прежде всего США, наблюдается интерес к эскалации украинского конфликта, – считает замдиректора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. М.В. Ломоносова Богдан Безпалько. – Вашингтон не устраивает, что России, вместе с Германией и Францией, удалось достигнуть урегулирования ситуации на Юго-Востоке дипломатическим путем. Да, пока Минские договоренности сводятся всего к двум пунктам: к прекращению огня и отводу тяжелого вооружения от линии соприкосновения. Тем не менее, это привело к существенному спаду боевой активности, чем очень недовольны американцы.

Получается, что у США исчезает повод для вмешательства, а главное – для введения новых масштабных санкций против РФ.

Истерия вокруг возможного наступления на Мариуполь, которая ведется в украинских СМИ, тоже объяснима. В условиях снижения боевой активности Киеву все сложнее говорить об агрессии России – а пугало в виде возможного штурма Мариуполя позволяет поддерживать агрессивную риторику.

Наконец, у Киева практически закончились ресурсы. Ему крайне сложно оборонять какие-либо рубежи. В дело брошено последнее: проведена четвертая волна мобилизации, в войска отправлена вся техника, которую удалось восстановить. При таком раскладе угроза наступления ополчения – практически единственная надежда Киева получить деньги и оружие на Западе.

В итоге, американцы под соусом Мариуполя будут рады возобновить процесс жесткой конфронтации с Россией, пусть без активизации боевых действий в Донбассе. Хотя, казалось бы, в чем проблема? Мы достигли деэскалации конфликта, к чему – на словах – стремились абсолютно все, и в первую голову США.

— Штаты продавят поставку вооружений Киеву?

– Американцы заинтересованы в эскалации в Донбассе, но не хотят платить. Поэтому Киев не увидит от США ни дорогостоящего оружия, ни реального финансирования своих военных расходов. Скорее всего, янки будут накалять ситуацию по модели Вьетнама 1970-х. Тогда, напомню, Штаты фактически ушли из Вьетнама, но пытались сохранить лицо путем поддержки правительства Южного Вьетнама. Сейчас роль марионеточного правительства отводится президенту Петру Порошенко и его министрам.

Штаты, конечно, толкают украинское правительство на войну, но, думаю, не делают на это стопроцентную ставку. Их задача куда глобальнее – дестабилизация России. Именно с этой целью – мытьем или катаньем – должна справляться Украина. И неважно, что она сама постепенно, в попытке разрушить Россию, сгорает в огне евромайдана…

– Нынешняя истерия – это попытка Вашингтона сохранить напряженность между ЕС и Россией, – уверен и президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. – Если присмотреться, США в последнее время интересуются Украиной в гораздо меньшей степени, поскольку дальнейшая поддержка Киева связана с финансовыми издержками. Вместе с тем, дестабилизация отношений по линии Москва-Брюссель интересуют Вашингтон по-прежнему. Собственно, ради достижения этой цели американцы и замыслили украинский конфликт.

Градус напряженности в Донбассе, с точки зрения США, сейчас необходимо поднять. Поскольку в последнее время в Европе, на фоне стабилизации на Юго-Востоке, начинают уже говорить о необходимости сворачивания антироссийских санкций, форсировании совместных энергетических проектов с Россией. Все эти поползновения европейцев США хотят жестко пресечь. По сути, речь идет о перемещении украинского конфликта из военной плоскости в информационно-политическую.

— Вашингтону удастся поддержать градус напряженности?

– Простого поддержания градуса американцам мало. Им все равно необходимо военное противостояние на Украине. Напомню: самые болезненные – секторальные – санкции против РФ были введены после истории со сбитым малайзийским «Боингом». Это говорит о том, что без активного военного противостояния, без резонансных событий, американцам будет крайне трудно протаскивать новые санкции против РФ. Поэтому, думаю, градус информационно-политической истерии будет и дальше сохраняться, как и вектор на возобновление боевых действий.

С другой стороны, я сомневаюсь, что украинская армия в ближайшее время будет в состоянии вести полномасштабные боевые действия против ополченцев. Скорее всего, очередное обострение на Юго-Востоке произойдет весной, не раньше апреля…

– О необходимости наступления много говорили сами активисты Новороссии, – отмечает политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. – И здесь надо понимать: Мариуполь – это не просто город-порт, это центр производства и экспорта металла. А металл – одна из главных статей поступления валюты в бюджет «незалежной». Взятие Мариуполя ополчением решило бы проблему существования ДНР и ЛНР как самостоятельных экономических субъектов, и создало бы огромные проблемы Киеву.

Другой вопрос, что для ополченцев на этом пути имеется принципиальный ограничитель. Он заключается не в сопротивлении ВСУ, а в том, что превращения 500-тысячного города во второе Дебальцево, где разрушено 80% жилого фонда, никто допустить не может – ни Россия, ни Донецк, ни Луганск. Потери среди мирных жителей при таком сценарии неизбежны и неприемлемы, кроме того, они поставят под удар имидж ополченцев как освободителей.

Зато истерия вокруг наступления на Мариуполь, действительно, выгодна Киеву для решения вопроса о поставках западного вооружения. Проблема в том, что Запад не даст оружия Украине без наличия серьезной угрозы. Поход ополчения на Киев или на Львов реальной угрозой не выглядит. А вот поход на Мариуполь – вполне убедительная угроза, даже если у ополчения нет таких планов. Причем, Киеву не составит труда объяснить своим западным партнерам значение Мариуполя – и для ополчения, и для России.

Думаю, Киев и впредь будет использовать тему Мариуполя для перевооружения украинской армии и получения западной военной помощи, в первую очередь американской…

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).