10.02.2015, 21:18
На Дебальцево надвигается катастрофа
На Дебальцево надвигается катастрофаМеждународная военная политика
Во вторник заметно изменилась пропагандистская тональность украинских источников. Все разом заговорили о том, что «надо остановить бойню», а это – первый признак близкого апокалипсиса. Обострившаяся ввиду близости переговоров война все равно развивается по своим законам и по своей логике. Однако обстрел Краматорска даже из этой логики выпадает.

В Дебальцево 40-й батальон медленно, но верно капитулирует. Несмотря на множество слухов, нет никаких реальных подтверждений наличия у ВСУ каких-либо заградотрядов, особенно в окруженном Дебальцево. Скорее всего, речь идет о потере управляемости войсками – это самое страшное, что может произойти на войне. Без связи, без координации даже с соседями, не говоря уже о штабах, командиры отдельных частей (даже на уровне рот, а не батальонов) самостоятельно принимают решение о выходе из боя.

При этом есть данные, согласно которым некоторые части в Дебальцево решились идти на прорыв, видимо, «подогретые» приказами из штабов. Сильные бои идут у Чернухино и в кварталах севернее сортировочной станции, хотя с военной точки зрения это бессмысленно. Прорваться там в чистое поле невозможно, это скорее, жест отчаяния со стороны отдельно взятых командиров.

Другие отдельно взятые командиры, как сообщают представители ДНР, бросают своих солдат и спасаются бегством. «Офицеры бросили на произвол судьбы личный состав и попытались скрыться на гражданском автомобиле в направлении Артемовска. Проезжая блокпост ополчения, офицеры ВСУ, полковники Сергей Цыганок и Игорь Павлов не подчинились приказу остановиться и были уничтожены», – заявил, в частности, замкомкорпуса минобороны ДНР Эдуард Басурин.

Остановить уничтожение котла в целом может только политическое решение. Ополчению не остается другого выхода, как просто расстрелять тех, кто не сдается. Но это тяжелое решение, которое до последнего никто не хочет принимать. «Нам не нужная чужая кровь, не нужны трупы солдат украинской армии. Хотелось бы, чтобы окруженные в Дебальцевском котле это поняли и приняли правильное решение», – слова того же Басурина, утверждающего помимо прочего, что «простые солдаты до сих пор не знают, что оказались в котле и находятся в смертельной опасности».

Обстрелы Дебальцево только усиливаются, хотя сообщения о применении авиации против украинских частей не подтвердились. Скорее всего, дезориентированные украинские войска восприняли разрывы из РЗСО за авиабомбы.

Широко распиаренное наступление батальона «Азов» под Мариуполем оказалось набегом на второстепенном направлении. Они двинулись по прямой вдоль моря на село Широкино, а уже из него попытались продвинуться дальше на восток, конкретно – на село Саханка, где и были остановлены. После нескольких часов боестолкновений на окраине Саханки «Азов» вернулся в Мариуполь, и по факту «наступление» было официально отменено.

Для ВСУ такого рода набеги на второстепенных участках – единственная возможность вести наступательные действия. Даже под Мариуполем, где ополчение не предпринимает попыток атаковать уже неделю, украинские войска выбрали самый слабый участок фронта, поскольку основные силы ополчения как были, так и остались чуть севернее – в степи у поселка Сартана.

Правда, в ДНР заявляют, что располагают информацией о планах наступления ВСУ на Донецк, но конкретики на сей счет не озвучивают. На большей части фронта активные боевые действия во вторник практически прекратились. Даже в районе Песков не наблюдалось боестолкновений. Особенно странно в такой обстановке выглядел обстрел Краматорска, который, во-первых, реально далеко от фронта, а, во-вторых, не нес практической составляющей. Разлет был очень большой – от Дома культуры до Дворцовой. Реальной целью мог бы быть Артемовск, а не Краматорск, такие обстрелы глубокого тыла бессмысленны и неэффективны.

Сейчас война во многом превратилась в публичное действие, и атака тылового Артемовска перед переговорами выглядит странно. Да, у ополчения есть необходимость продвижения на север, но скорее в сторону Лисичанска, а не Краматорска и Славянска. Если это была попытка уничтожить позиции украинских ракет «Точка-У», то она крайне неудачна. Нет смысла вообще расстреливать эти ракеты, они одноразовые. Выстрелили – отъехали. Можно также предположить, что обстрел Краматорска мог быть инициативой какого-то отдельного подразделения, но управляемость полностью восстановлена, и такого не могло произойти физически.

Обстрел Краматорска инициировал и разговоры о «качестве» гражданской войны: мирное население все еще остается мирным, и чей режим будет в конкретном городе, того и власть. Война уже вышла на тот уровень, когда потери мирного населения воспринимаются (прости, Господи) «нормально». Гибель людей стала ежедневной реальностью и никого уже не останавливает. Чувства притупились. Смерть – лишь повод для пропагандистских разговоров.

В целом же масштаб катастрофы ужасен. Если части в Дебальцево не сдадутся, это будет невероятная бойня.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.