16.04.2015, 19:14
«Мы заключили эти контракты, чтобы поддержать наших партнеров»
«Мы заключили эти контракты, чтобы поддержать наших партнеров»Международная военная политика
Для России покупка «Мистралей» стала политическим жестом в адрес Парижа. Такой вывод можно сделать из слов президента Путина во время прошедшей в четверг прямой линии. Это стало первым подобным заявлением, подтверждающим сомнения российских адмиралов в том, что нашему ВМФ вообще был нужен такой корабль.

Москва не станет требовать от Парижа выплаты неустойки и запредельных штрафов за непоставку вертолетоносцев типа «Мистраль», но рассчитывает, что руководство Франции возместит России издержки. Об этом заявил президент Владимир Путин, отвечая в четверг в рамках прямой линии на вопрос политолога Дмитрия Абзалова.

«Отказ от поставки кораблей по действующему контракту, конечно, плохой знак, но для нас это с точки зрения поддержания обороноспособности, сказать вам откровенно, не имеет никакого значения», – подчеркнул президент. Из слов Путина можно сделать вывод о том, что контракт, заключенный с французами, имел не столько военное, сколько политическое значение. «Мы в свое время заключили эти контракты, чтобы поддержать наших партнеров и занять их верфи», – сказал президент.

По его словам, «французы – люди порядочные и деньги нам вернут». «Мы не намерены требовать неустоек и штрафов запредельных, но нужно требовать, чтобы издержки, которые мы понесли, были возмещены», – добавил российский лидер.

Глава государства констатировал, что ситуация с «Мистралями» во многом характеризует степень надежности партнеров России, входящих в блок НАТО. Такие государства утрачивают часть своего суверенитета, подчеркнул президент. «Она под вопросом, эта надежность, и мы, конечно, будем это учитывать в ходе дальнейшего сотрудничества в области военно-технического взаимодействия». 




Осталось два месяца 

Напомним, в прошлом году Париж приостановил поставку двух вертолетоносцев типа «Мистраль», за которые уже получил деньги. В частности, первый из этих кораблей, которые строились на французских верфях в Сен-Назере – ДВКД «Владивосток» – должен был быть передан российской стороне 14 ноября, однако церемония была отменена по инициативе Парижа. Французская сторона мотивировала срыв контракта своим несогласием с политикой России в связи с украинским кризисом.

Накануне представитель французской госкомпании военного кораблестроения DCNS сообщил, что второй вертолетоносец, «Севастополь», успешно завершил испытания в море, и сейчас корабль возвращается на верфи Сен-Назера. Напомним, ранее, в марте, «Севастополь» завершил первый этап ходовых испытаний.

«Речь идет о промышленных испытаниях, направленных на то, чтобы убедиться, что построенное нами судно функционирует нормально», – заявил представитель французской госкомпании. Он также пояснил, что с точки зрения французской стороны дальнейшая судьба «Мистраля» зависит от решения о его передаче России, а это решение должно быть принято на уровне президентов Франсуа Олланда и Владимира Путина. В этот понедельник руководитель Рособоронэкспорта Анатолий Исайкин заявил, что у России и Франции осталось еще около двух месяцев на переговоры.


«99 к одному»

При этом российские структуры, ответственные за военно-техническое сотрудничество, оценивают вероятность исполнения Францией контрактов как крайне низкую. «Мы контактируем время от времени с французскими партнерами, – заявил 27 марта «Интерфаксу» представитель Минобороны. – Из характера этих контактов ясно, что надежд на то, что ситуация разрешится и Россия все же получит «Мистрали», практически нет. Я бы оценил эти шансы как девяносто девять к одному. Но трагедии в этом для нас абсолютно никакой нет».

О том, что ситуация зависла, свидетельствует и то, что российские моряки, прошедшие обучение на «Мистрале», покинули Францию еще в декабре. В случае окончательного отказа поставить Москве два «Мистраля» Франция должна заплатить России около 3 млрд евро – при общей стоимости вертолетоносцев в 1,2 млрд евро.

Россия уже подготовила все документы для подачи в суд на Францию. Как заявил министр обороны России Сергей Шойгу, выплаченная Францией компенсация за срыв контракта будет направлена на программу перевооружения российской армии – в частности, на закупку военной техники российского производства.

История с «Мистралями» не только осложнила российско-французские отношения, но и дала французской оппозиции дополнительную возможность для критики президента-социалиста Олланда. Как отмечала 13 апреля Le Monde, в последнее время крупнейшая оппозиционная партия «Союз в поддержку народного движения», возглавляемая экс-президентом Николя Саркози, демонстрирует проявление симпатий к Москве. По мнению издания, сторонники нормализации отношений считают, что Россия «слишком важный союзник в борьбе с исламским терроризмом, чтобы чинить ей неприятности во второстепенном вопросе». И «вывод, который следует из этих аргументов: необходимо протянуть руку Путину, снять санкции и поставить корабли «Мистраль».


«Французы сами поставили себя под удар»

Дмитрий Абзалов отметил, что «Мистраль» был символом возобновления военно-технического сотрудничества и отношений в целом с Евросоюзом. Такими же символами стали последующие контракты, в том числе по тепловизорам.

«Как отметил президент, вертолетоносцы нам особо не нужны с военной точки зрения, потому что они прежде всего нужны для береговых морских операций. А угроз таких масштабов на юго-восточном направлении у России нет», – сказал политолог, добавив, что отказ от поставок «Мистралей» России наносит серьезный имиджевый удар по Франции.

В свою очередь председатель Общероссийского движения поддержки флота, капитан первого ранга запаса Михаил Ненашев отметил, что еще в самом начале истории с покупкой «Мистралей» проходила стержневая мысль о том, что проект с Францией был политическим и связан с укреплением взаимных отношений, и таким образом тогдашнему руководству Франции со стороны России оказывалась существенная помощь.

«Россия заплатила миллиард евро за два эти корабля. Внутри кораблей есть наши устройства и системы связи, которые адаптированы для российского флота. В случае если французы будут пытаться продать эти корабли кому-то другому, то они должны запросить у нас на это право. Это вопрос взаимоотношения Франции с нами. Поэтому вопрос возмещения издержек может быть сродни новой форме неустоек», – сказал Ненашев.

При этом эксперт подчеркивает, что вопрос срыва французами контракта пока никуда не исчез. И решение не требовать с Парижа неустоек и штрафов может быть вызвано тем, что этот спор будет решаться в международных правовых инстанциях, которые, если захотят, «могут нагадить» России.

«Французы сами поставили себя под удар независимо от того, что Россия несколько лет назад пыталась оказать им помощь, они ответили вялотекущей нервной историей, конца которой еще не видно... Французы под давлением Вашингтона могут выдумывать все новые и новые причины, почему они не выполняют контракт», – полагает эксперт.

Также он отметил, что за годы, что Франция строила для России «Мистрали», специалисты, военные эксперты и флотское руководство пришли к выводу, что эти корабли вовсе не нужны ВМФ РФ. «Эти корабли предназначены для реализации экспансии в тех или иных регионах мира. Если бы их поставили нам, то Россия нашла бы им вынужденное применение. Но с точки зрения боевого предназначения эти корабли нам не нужны, поэтому нам самим строить их незачем», – уверен Ненашев.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  24.02.2017
Недавно французское издание Air&Cosmos опубликовало схемы якобы перспективного российского легкого истребителя пятого поколения, разработкой которого занимается самолетостроительная корпорация «МиГ». Издание также привело краткие характеристики, которыми, по его мнению, будет обладать новый боевой самолет. Мы решили разобраться, почему не стоит доверять французским изображениям российского истребителя, что такое российская школа проектирования боевых самолетов и на какой летательный аппарат все же может быть похожа новая разработка «МиГа».
Мировой ВПК  20.02.2017
Приближение разведывательного корабля «Виктор Леонов» к побережью США – признак слабости России, а не силы, пишут американские СМИ, ссылаясь на свои источники в разведке. Источники попались с юмором, за «Виктора Леонова», охарактеризованного словом «бесполезный», даже становится обидно. Дело, однако, в том, что эти комментарии – непростительная чушь.
Мировой ВПК  20.02.2017
На англоязычном военном форуме Realitymod.com появилась информация, что некие западные компании решили создать так называемые «умные снаряды» против российского танка Т-14. Их назначение — не только обмануть активную защиту, но и поразить машину в уязвимых местах. И через несколько лет стальной кулак Путина потеряет угрожающую мощь.
Геополитика  20.02.2017
В НАТО намерены резко усилить свое военно-морское присутствие в Черном море. Об этом объявил генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг по итогам встречи министров обороны стран-союзников, завершившейся в Брюсселе. При этом генсек грозно добавил: «Диалог с позиции силы с РФ сработал в годы холодной войны, будет работать и сейчас».
Конфликты  17.02.2017
Российская система С-400 «Триумф» оказалась бессильна перед истребителем F-35: ЗРС не смогла ни остановить, ни распознать израильский истребитель пятого поколения в сирийской провинции Дамаск. В итоге самолет беспрепятственно поразил цели и «махнул русским крылом». Такая оценка С-400 сейчас активно раскручивается в Сети и педалируется некоторыми СМИ со ссылкой на авторитетное американское издание Defense News.
Конфликты  16.02.2017
Американское командование прорабатывает план начала сухопутной операции в Сирии. Ряд экспертов полагает, что если проект удастся провести через Конгресс, идея «маленькой победоносной войны» может заинтересовать Трампа. Как в случае начала «работы на земле» американцы будут выстраивать взаимодействие с многочисленными сторонами сирийского конфликта?
Конфликты  16.02.2017
Военнослужащие морской пехоты ВСУ, дислоцирующиеся в Широкино, всерьез ожидают наступления ополченцев ДНР на Мариуполь по льду Азовского моря. Об этом они рассказали в интервью Военному телевидению Украины. Насколько реально может быть в принципе такое наступление?