10.06.2015, 16:36
«Москва» вытесняет НАТО из Средиземного моря
«Москва» вытесняет НАТО из Средиземного моряМеждународная военная политика
Коалиция России и Египта меняет расклад политических сил на Ближнем Востоке.

В Средиземном море впервые после очень долгого перерыва проходят совместные учения военных моряков России и Египта «Мост дружбы — 2015». Наш ВМФ представляют корабли Черноморского флота — гвардейский ракетный крейсер «Москва», ракетный корабль на воздушной подушке «Самум», танкер «Иван Бубнов», морской буксир МБ-31, а также пришедший с Балтики большой десантный корабль «Александр Шабалин».

Со стороны Египта — фрегаты «Таба» и «Думьят», танкер «Шалатин», ракетные катера «25 апреля» и «18 июня», два самолета F-16, вертолет управления.

Береговой штаб учений в Объединенном центре управления ВМС Арабской Республики Египет в Александрии. Походный штаб — на борту гвардейского ракетного крейсера «Москва».

Российские и египетские экипажи при поддержке авиации отрабатывают защиту морских путей от различных угроз.

Совместные маневры стали наглядным свидетельством роста доверия между Москвой и Каиром. И новым вызовом Соединенным Штатам на Ближнем Востоке. Потому что еще несколько лет назад «страна пирамид» считалась надежнейшим союзником США в этом беспокойном регионе. Но Вашингтон посчитал бывшего президента Египта Хосни Мубарака недостаточно благонадежным и инициировал государственный переворот, в результате которого к власти пришла радикальная организация «Братья-мусульмане». Египетское государство стало стремительно терять светский характер и могло превратиться в плацдарм для экстремистов со всего мира.

Ситуация изменилась, когда военные под предводительством генерала Ас-Сиси свергли исламистов. Россия тогда однозначно поддержала нового лидера, а Соединенные Штаты стали говорить о незаконном свержении избранного ставленника «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси. Тогда же случился коренной поворот во внешней политике Каира.

Новые власти Египта были вынуждены искать новых союзников. Когда в феврале этого года президент России Владимир Путин посетил Каир, весь город был украшен его портретами. В тот раз удалось заключить массу контрактов об экономическом сотрудничестве. Позже была достигнута договоренность о поставке Египту российских вооружений, в том числе наших боевых самолетов. Так что нынешние учения флотов выглядят как продолжение политики сближения двух стран.

Сегодня, когда отношения с Западом хуже некуда, России крайне важно получить новый военно-политический плацдарм в Средиземном море. Там у нас в союзниках пока только Сирия. Но она в огне войны, исход которой далеко не ясен. Поэтому позиции в этой стране не выглядят надежными. Египет же после прихода к власти Ас-Сиси вполне стабильное государство.

С другой стороны, значительная часть Ближнего Востока охвачена хаосом. Самая большая угроза исходит от «Исламского государства». И хоть Запад твердит о важности борьбы с ним, боевики этой террористической группировки захватывают всё новые территории.

Способно ли сотрудничество России и Египта сделать нашу страну мировым лидером в борьбе с международным терроризмом? И тем заставить Запад коренным образом изменить свои отношения с Москвой?

— Пока о союзнических отношениях между Москвой и Каиром говорить рано, но нынешние учения показывают очень тесное взаимодействие сторон, — говорит ведущий научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН Владимир Сотников. — Недавно в Египте побывал наш президент Владимир Путин. Было принято решение о поставках российских вооружений в «страну пирамид». Можно сказать, что Россия возвращается к тому полноценному уровню сотрудничества с Египтом, которое было во времена Советского Союза.

Стоит помнить, что налаживая сотрудничество с Россией, Египет не отказывается от сотрудничества со странами Запада. Но это не мешает ему развивать тесные партнерские отношения с Москвой.

Совместные учения флотов показывают высокий уровень доверия сторон друг к другу. В ближайшем будущем можно будет говорить о еще более тесных отношениях в военной области.

Насколько тесными они могут быть?

— Это сложно прогнозировать. Ведь до сих пор не ясен исход противостояния в Сирии, а Москва продолжает обоснованно поддерживать Башара Асада. Развитие сотрудничества с Египтом зависит от общей ситуации на Ближнем Востоке, от желания официального Каира. Немаловажно, как на развитие сотрудничества между нашими странами посмотрят западные партнеры Египта. Я бы сказал, что выстраивание отношений — процесс, который потребует времени.

— Какая практическая польза для России в более широком присутствии на Ближнем Востоке?

— Россия становится полноправным участником системы международной безопасности в этом регионе. Опосредованно мы сможем влиять и на перспективы палестино-израильского урегулирования. Сейчас в этом активно участвуют Соединенные Штаты. Египет поддерживает Палестину. У нас возникает возможность укрепить свои позиции в процессе урегулирования. При поддержке Египта российское участие становится более весомым.

— Сближение Москвы и Каира способно повлиять на ситуацию вокруг «Исламского государства»?

— Крепнущее сотрудничество между Египтом и Российской Федерацией опосредованно повлияет на борьбу с радикальным исламизмом.

Хотя для Египта проблема «Исламского государства» не так актуальна, как для Ирака и Сирии. Однако уже был прецедент, когда боевики ИГ казнили египетских коптов-христиан.

В военно-техническом сотрудничестве с нами Каир заинтересован. Возможно, мы отправим в Египет своих военных советников.

Стоит отметить, что пока никто особо нас не приглашает в антитеррористическую коалицию. Она создана Соединенными Штатами и их союзниками. Но эта коалиция далеко не всё делает для борьбы с «Исламским государством».

— Развитие сотрудничества с Египтом может подтолкнуть Запад нормализовать отношения с нами в контексте борьбы с ИГ?

— Россия и сейчас один из ключевых игроков в борьбе с исламским терроризмом. Сейчас главный камень преткновения с Западом — Украина. Но и при этом в борьбе против джихадизма мы можем сотрудничать. Однако на это должен пойти Вашингтон. Возможно, что решит это сделать новая администрация в Белом доме, которая придет после выборов 2016 года.

— Египет наряду с Саудовской Аравией состоит в коалиции против хуситов Йемена, которых поддерживает Иран. Сближение Москвы и Каира не приведет к ухудшению наших отношений с Тегераном?

— Мне кажется, что нет. Сотрудничество с Ираном и Египтом идет в разных плоскостях. С Ираном мы развиваем торговые отношения, эта страна стала государством-наблюдателем в Шанхайской организации сотрудничества. С Египтом мы строим другие отношения. Нет противоречия в развитии отношений одновременно с Ираном и Египтом.

Речь идет о том, что мы помогаем в целом нормализовать ситуацию на Ближнем Востоке. Россия играет роль некоего «мостика» для государств региона, партнером, который помогает сглаживать противоречия между странами.

Скажем, иранские силы безопасности борются с ИГ, и США не возражают. А вот захотят ли видеть американцы более активное участие со стороны России? Это более значимый вопрос, чем существующие трения между Египтом и Ираном.

— Египет всегда был последовательным союзником нашей страны, — отмечает вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин. — Нынешние учения в Средиземном море говорят о том, что Россия демонстрирует силу. И не только в военном, но и в политическом смысле. Недавно были совместные учения флотов России и Китая, теперь — России и Египта. Мы объективно укрепляем свои позиции.

Возможно, скоро можно будет говорить о наших базах на Средиземном море. И у нас будет не только пункт технического обеспечения в сирийском Тартусе, но еще и настоящая базу в Александрии.

Российско-египетский альянс может создать систему безопасности в Средиземном море. Это важно, учитывая активность НАТО в Черном море. То есть, НАТО активно приходит в Черное море, а мы отвечаем присутствием в Средиземном море.

— Коалиция Москвы и Каира повлияет на ситуацию с ИГ?

— Ранее Египет оказывал ключевое влияние на весь Ближний Восток. Но несколько лет назад он потерял свои позиции. Теперь возвращает. И это, безусловно, повлияет на решение проблемы «Исламского государства».

Ни для кого не секрет, что ИГ стало порождением политики Соединенных Штатов. Но на активные террористические действия на территории Сирии и Ирака Египет в скором будущем может дать свой адекватный ответ. Вполне возможно, что Египет военным путем будет участвовать в подавлении «Исламского государства». Сделает он это именно при поддержке России. Мы не станем посылать в зону конфликта войска, но можем поставить вооружения.

Запад говорит, что борется с ИГ, но его слова вызывают большое недоверие. Когда мы воевали в Афганистане, то советские самолеты и вертолеты в иные дни делали по 800−900 вылетов для подавления банд радикалов. А когда на Западе сообщают, что за шесть месяцев для уничтожения боевиков ИГ их военными произведено 2000 самолетовылетов, у меня, как у бывшего летчика, это вызывает недоумение. Запад борется с ИГ чисто формально. А вот наша поддержка Египту может сделать Россию лидером международной борьбы с терроризмом.

— Сближение с Египтом не осложнит отношения России с Ираном?

— В Йемене идет война между представителями разных конфессий. И им оказывают поддержку разные страны. Каждое государство строит свою политику, исходя из собственных интересов. Скажем, у Каира нормальные отношения с Вашингтоном, но это не мешает развивать отношения и с Россией.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.