10.06.2015, 16:36
«Москва» вытесняет НАТО из Средиземного моря
«Москва» вытесняет НАТО из Средиземного моряМеждународная военная политика
Коалиция России и Египта меняет расклад политических сил на Ближнем Востоке.

В Средиземном море впервые после очень долгого перерыва проходят совместные учения военных моряков России и Египта «Мост дружбы — 2015». Наш ВМФ представляют корабли Черноморского флота — гвардейский ракетный крейсер «Москва», ракетный корабль на воздушной подушке «Самум», танкер «Иван Бубнов», морской буксир МБ-31, а также пришедший с Балтики большой десантный корабль «Александр Шабалин».

Со стороны Египта — фрегаты «Таба» и «Думьят», танкер «Шалатин», ракетные катера «25 апреля» и «18 июня», два самолета F-16, вертолет управления.

Береговой штаб учений в Объединенном центре управления ВМС Арабской Республики Египет в Александрии. Походный штаб — на борту гвардейского ракетного крейсера «Москва».

Российские и египетские экипажи при поддержке авиации отрабатывают защиту морских путей от различных угроз.

Совместные маневры стали наглядным свидетельством роста доверия между Москвой и Каиром. И новым вызовом Соединенным Штатам на Ближнем Востоке. Потому что еще несколько лет назад «страна пирамид» считалась надежнейшим союзником США в этом беспокойном регионе. Но Вашингтон посчитал бывшего президента Египта Хосни Мубарака недостаточно благонадежным и инициировал государственный переворот, в результате которого к власти пришла радикальная организация «Братья-мусульмане». Египетское государство стало стремительно терять светский характер и могло превратиться в плацдарм для экстремистов со всего мира.

Ситуация изменилась, когда военные под предводительством генерала Ас-Сиси свергли исламистов. Россия тогда однозначно поддержала нового лидера, а Соединенные Штаты стали говорить о незаконном свержении избранного ставленника «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси. Тогда же случился коренной поворот во внешней политике Каира.

Новые власти Египта были вынуждены искать новых союзников. Когда в феврале этого года президент России Владимир Путин посетил Каир, весь город был украшен его портретами. В тот раз удалось заключить массу контрактов об экономическом сотрудничестве. Позже была достигнута договоренность о поставке Египту российских вооружений, в том числе наших боевых самолетов. Так что нынешние учения флотов выглядят как продолжение политики сближения двух стран.

Сегодня, когда отношения с Западом хуже некуда, России крайне важно получить новый военно-политический плацдарм в Средиземном море. Там у нас в союзниках пока только Сирия. Но она в огне войны, исход которой далеко не ясен. Поэтому позиции в этой стране не выглядят надежными. Египет же после прихода к власти Ас-Сиси вполне стабильное государство.

С другой стороны, значительная часть Ближнего Востока охвачена хаосом. Самая большая угроза исходит от «Исламского государства». И хоть Запад твердит о важности борьбы с ним, боевики этой террористической группировки захватывают всё новые территории.

Способно ли сотрудничество России и Египта сделать нашу страну мировым лидером в борьбе с международным терроризмом? И тем заставить Запад коренным образом изменить свои отношения с Москвой?

— Пока о союзнических отношениях между Москвой и Каиром говорить рано, но нынешние учения показывают очень тесное взаимодействие сторон, — говорит ведущий научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН Владимир Сотников. — Недавно в Египте побывал наш президент Владимир Путин. Было принято решение о поставках российских вооружений в «страну пирамид». Можно сказать, что Россия возвращается к тому полноценному уровню сотрудничества с Египтом, которое было во времена Советского Союза.

Стоит помнить, что налаживая сотрудничество с Россией, Египет не отказывается от сотрудничества со странами Запада. Но это не мешает ему развивать тесные партнерские отношения с Москвой.

Совместные учения флотов показывают высокий уровень доверия сторон друг к другу. В ближайшем будущем можно будет говорить о еще более тесных отношениях в военной области.

Насколько тесными они могут быть?

— Это сложно прогнозировать. Ведь до сих пор не ясен исход противостояния в Сирии, а Москва продолжает обоснованно поддерживать Башара Асада. Развитие сотрудничества с Египтом зависит от общей ситуации на Ближнем Востоке, от желания официального Каира. Немаловажно, как на развитие сотрудничества между нашими странами посмотрят западные партнеры Египта. Я бы сказал, что выстраивание отношений — процесс, который потребует времени.

— Какая практическая польза для России в более широком присутствии на Ближнем Востоке?

— Россия становится полноправным участником системы международной безопасности в этом регионе. Опосредованно мы сможем влиять и на перспективы палестино-израильского урегулирования. Сейчас в этом активно участвуют Соединенные Штаты. Египет поддерживает Палестину. У нас возникает возможность укрепить свои позиции в процессе урегулирования. При поддержке Египта российское участие становится более весомым.

— Сближение Москвы и Каира способно повлиять на ситуацию вокруг «Исламского государства»?

— Крепнущее сотрудничество между Египтом и Российской Федерацией опосредованно повлияет на борьбу с радикальным исламизмом.

Хотя для Египта проблема «Исламского государства» не так актуальна, как для Ирака и Сирии. Однако уже был прецедент, когда боевики ИГ казнили египетских коптов-христиан.

В военно-техническом сотрудничестве с нами Каир заинтересован. Возможно, мы отправим в Египет своих военных советников.

Стоит отметить, что пока никто особо нас не приглашает в антитеррористическую коалицию. Она создана Соединенными Штатами и их союзниками. Но эта коалиция далеко не всё делает для борьбы с «Исламским государством».

— Развитие сотрудничества с Египтом может подтолкнуть Запад нормализовать отношения с нами в контексте борьбы с ИГ?

— Россия и сейчас один из ключевых игроков в борьбе с исламским терроризмом. Сейчас главный камень преткновения с Западом — Украина. Но и при этом в борьбе против джихадизма мы можем сотрудничать. Однако на это должен пойти Вашингтон. Возможно, что решит это сделать новая администрация в Белом доме, которая придет после выборов 2016 года.

— Египет наряду с Саудовской Аравией состоит в коалиции против хуситов Йемена, которых поддерживает Иран. Сближение Москвы и Каира не приведет к ухудшению наших отношений с Тегераном?

— Мне кажется, что нет. Сотрудничество с Ираном и Египтом идет в разных плоскостях. С Ираном мы развиваем торговые отношения, эта страна стала государством-наблюдателем в Шанхайской организации сотрудничества. С Египтом мы строим другие отношения. Нет противоречия в развитии отношений одновременно с Ираном и Египтом.

Речь идет о том, что мы помогаем в целом нормализовать ситуацию на Ближнем Востоке. Россия играет роль некоего «мостика» для государств региона, партнером, который помогает сглаживать противоречия между странами.

Скажем, иранские силы безопасности борются с ИГ, и США не возражают. А вот захотят ли видеть американцы более активное участие со стороны России? Это более значимый вопрос, чем существующие трения между Египтом и Ираном.

— Египет всегда был последовательным союзником нашей страны, — отмечает вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин. — Нынешние учения в Средиземном море говорят о том, что Россия демонстрирует силу. И не только в военном, но и в политическом смысле. Недавно были совместные учения флотов России и Китая, теперь — России и Египта. Мы объективно укрепляем свои позиции.

Возможно, скоро можно будет говорить о наших базах на Средиземном море. И у нас будет не только пункт технического обеспечения в сирийском Тартусе, но еще и настоящая базу в Александрии.

Российско-египетский альянс может создать систему безопасности в Средиземном море. Это важно, учитывая активность НАТО в Черном море. То есть, НАТО активно приходит в Черное море, а мы отвечаем присутствием в Средиземном море.

— Коалиция Москвы и Каира повлияет на ситуацию с ИГ?

— Ранее Египет оказывал ключевое влияние на весь Ближний Восток. Но несколько лет назад он потерял свои позиции. Теперь возвращает. И это, безусловно, повлияет на решение проблемы «Исламского государства».

Ни для кого не секрет, что ИГ стало порождением политики Соединенных Штатов. Но на активные террористические действия на территории Сирии и Ирака Египет в скором будущем может дать свой адекватный ответ. Вполне возможно, что Египет военным путем будет участвовать в подавлении «Исламского государства». Сделает он это именно при поддержке России. Мы не станем посылать в зону конфликта войска, но можем поставить вооружения.

Запад говорит, что борется с ИГ, но его слова вызывают большое недоверие. Когда мы воевали в Афганистане, то советские самолеты и вертолеты в иные дни делали по 800−900 вылетов для подавления банд радикалов. А когда на Западе сообщают, что за шесть месяцев для уничтожения боевиков ИГ их военными произведено 2000 самолетовылетов, у меня, как у бывшего летчика, это вызывает недоумение. Запад борется с ИГ чисто формально. А вот наша поддержка Египту может сделать Россию лидером международной борьбы с терроризмом.

— Сближение с Египтом не осложнит отношения России с Ираном?

— В Йемене идет война между представителями разных конфессий. И им оказывают поддержку разные страны. Каждое государство строит свою политику, исходя из собственных интересов. Скажем, у Каира нормальные отношения с Вашингтоном, но это не мешает развивать отношения и с Россией.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  27.04.2017
Турецкие водолазы уже в первые часы после кораблекрушения могли «покопаться» в секретной начинке «Лимана», опасаются российские адмиралы. Российский корабль оснащен радиолокационной и гидроакустической системой, а также аппаратурой радиоразведки. Уже можно сделать выводы и о том, кто виноват в потере корабля российского Черноморского флота.
Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.