10.06.2015, 16:36
«Москва» вытесняет НАТО из Средиземного моря
«Москва» вытесняет НАТО из Средиземного моряМеждународная военная политика
Коалиция России и Египта меняет расклад политических сил на Ближнем Востоке.

В Средиземном море впервые после очень долгого перерыва проходят совместные учения военных моряков России и Египта «Мост дружбы — 2015». Наш ВМФ представляют корабли Черноморского флота — гвардейский ракетный крейсер «Москва», ракетный корабль на воздушной подушке «Самум», танкер «Иван Бубнов», морской буксир МБ-31, а также пришедший с Балтики большой десантный корабль «Александр Шабалин».

Со стороны Египта — фрегаты «Таба» и «Думьят», танкер «Шалатин», ракетные катера «25 апреля» и «18 июня», два самолета F-16, вертолет управления.

Береговой штаб учений в Объединенном центре управления ВМС Арабской Республики Египет в Александрии. Походный штаб — на борту гвардейского ракетного крейсера «Москва».

Российские и египетские экипажи при поддержке авиации отрабатывают защиту морских путей от различных угроз.

Совместные маневры стали наглядным свидетельством роста доверия между Москвой и Каиром. И новым вызовом Соединенным Штатам на Ближнем Востоке. Потому что еще несколько лет назад «страна пирамид» считалась надежнейшим союзником США в этом беспокойном регионе. Но Вашингтон посчитал бывшего президента Египта Хосни Мубарака недостаточно благонадежным и инициировал государственный переворот, в результате которого к власти пришла радикальная организация «Братья-мусульмане». Египетское государство стало стремительно терять светский характер и могло превратиться в плацдарм для экстремистов со всего мира.

Ситуация изменилась, когда военные под предводительством генерала Ас-Сиси свергли исламистов. Россия тогда однозначно поддержала нового лидера, а Соединенные Штаты стали говорить о незаконном свержении избранного ставленника «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси. Тогда же случился коренной поворот во внешней политике Каира.

Новые власти Египта были вынуждены искать новых союзников. Когда в феврале этого года президент России Владимир Путин посетил Каир, весь город был украшен его портретами. В тот раз удалось заключить массу контрактов об экономическом сотрудничестве. Позже была достигнута договоренность о поставке Египту российских вооружений, в том числе наших боевых самолетов. Так что нынешние учения флотов выглядят как продолжение политики сближения двух стран.

Сегодня, когда отношения с Западом хуже некуда, России крайне важно получить новый военно-политический плацдарм в Средиземном море. Там у нас в союзниках пока только Сирия. Но она в огне войны, исход которой далеко не ясен. Поэтому позиции в этой стране не выглядят надежными. Египет же после прихода к власти Ас-Сиси вполне стабильное государство.

С другой стороны, значительная часть Ближнего Востока охвачена хаосом. Самая большая угроза исходит от «Исламского государства». И хоть Запад твердит о важности борьбы с ним, боевики этой террористической группировки захватывают всё новые территории.

Способно ли сотрудничество России и Египта сделать нашу страну мировым лидером в борьбе с международным терроризмом? И тем заставить Запад коренным образом изменить свои отношения с Москвой?

— Пока о союзнических отношениях между Москвой и Каиром говорить рано, но нынешние учения показывают очень тесное взаимодействие сторон, — говорит ведущий научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН Владимир Сотников. — Недавно в Египте побывал наш президент Владимир Путин. Было принято решение о поставках российских вооружений в «страну пирамид». Можно сказать, что Россия возвращается к тому полноценному уровню сотрудничества с Египтом, которое было во времена Советского Союза.

Стоит помнить, что налаживая сотрудничество с Россией, Египет не отказывается от сотрудничества со странами Запада. Но это не мешает ему развивать тесные партнерские отношения с Москвой.

Совместные учения флотов показывают высокий уровень доверия сторон друг к другу. В ближайшем будущем можно будет говорить о еще более тесных отношениях в военной области.

Насколько тесными они могут быть?

— Это сложно прогнозировать. Ведь до сих пор не ясен исход противостояния в Сирии, а Москва продолжает обоснованно поддерживать Башара Асада. Развитие сотрудничества с Египтом зависит от общей ситуации на Ближнем Востоке, от желания официального Каира. Немаловажно, как на развитие сотрудничества между нашими странами посмотрят западные партнеры Египта. Я бы сказал, что выстраивание отношений — процесс, который потребует времени.

— Какая практическая польза для России в более широком присутствии на Ближнем Востоке?

— Россия становится полноправным участником системы международной безопасности в этом регионе. Опосредованно мы сможем влиять и на перспективы палестино-израильского урегулирования. Сейчас в этом активно участвуют Соединенные Штаты. Египет поддерживает Палестину. У нас возникает возможность укрепить свои позиции в процессе урегулирования. При поддержке Египта российское участие становится более весомым.

— Сближение Москвы и Каира способно повлиять на ситуацию вокруг «Исламского государства»?

— Крепнущее сотрудничество между Египтом и Российской Федерацией опосредованно повлияет на борьбу с радикальным исламизмом.

Хотя для Египта проблема «Исламского государства» не так актуальна, как для Ирака и Сирии. Однако уже был прецедент, когда боевики ИГ казнили египетских коптов-христиан.

В военно-техническом сотрудничестве с нами Каир заинтересован. Возможно, мы отправим в Египет своих военных советников.

Стоит отметить, что пока никто особо нас не приглашает в антитеррористическую коалицию. Она создана Соединенными Штатами и их союзниками. Но эта коалиция далеко не всё делает для борьбы с «Исламским государством».

— Развитие сотрудничества с Египтом может подтолкнуть Запад нормализовать отношения с нами в контексте борьбы с ИГ?

— Россия и сейчас один из ключевых игроков в борьбе с исламским терроризмом. Сейчас главный камень преткновения с Западом — Украина. Но и при этом в борьбе против джихадизма мы можем сотрудничать. Однако на это должен пойти Вашингтон. Возможно, что решит это сделать новая администрация в Белом доме, которая придет после выборов 2016 года.

— Египет наряду с Саудовской Аравией состоит в коалиции против хуситов Йемена, которых поддерживает Иран. Сближение Москвы и Каира не приведет к ухудшению наших отношений с Тегераном?

— Мне кажется, что нет. Сотрудничество с Ираном и Египтом идет в разных плоскостях. С Ираном мы развиваем торговые отношения, эта страна стала государством-наблюдателем в Шанхайской организации сотрудничества. С Египтом мы строим другие отношения. Нет противоречия в развитии отношений одновременно с Ираном и Египтом.

Речь идет о том, что мы помогаем в целом нормализовать ситуацию на Ближнем Востоке. Россия играет роль некоего «мостика» для государств региона, партнером, который помогает сглаживать противоречия между странами.

Скажем, иранские силы безопасности борются с ИГ, и США не возражают. А вот захотят ли видеть американцы более активное участие со стороны России? Это более значимый вопрос, чем существующие трения между Египтом и Ираном.

— Египет всегда был последовательным союзником нашей страны, — отмечает вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин. — Нынешние учения в Средиземном море говорят о том, что Россия демонстрирует силу. И не только в военном, но и в политическом смысле. Недавно были совместные учения флотов России и Китая, теперь — России и Египта. Мы объективно укрепляем свои позиции.

Возможно, скоро можно будет говорить о наших базах на Средиземном море. И у нас будет не только пункт технического обеспечения в сирийском Тартусе, но еще и настоящая базу в Александрии.

Российско-египетский альянс может создать систему безопасности в Средиземном море. Это важно, учитывая активность НАТО в Черном море. То есть, НАТО активно приходит в Черное море, а мы отвечаем присутствием в Средиземном море.

— Коалиция Москвы и Каира повлияет на ситуацию с ИГ?

— Ранее Египет оказывал ключевое влияние на весь Ближний Восток. Но несколько лет назад он потерял свои позиции. Теперь возвращает. И это, безусловно, повлияет на решение проблемы «Исламского государства».

Ни для кого не секрет, что ИГ стало порождением политики Соединенных Штатов. Но на активные террористические действия на территории Сирии и Ирака Египет в скором будущем может дать свой адекватный ответ. Вполне возможно, что Египет военным путем будет участвовать в подавлении «Исламского государства». Сделает он это именно при поддержке России. Мы не станем посылать в зону конфликта войска, но можем поставить вооружения.

Запад говорит, что борется с ИГ, но его слова вызывают большое недоверие. Когда мы воевали в Афганистане, то советские самолеты и вертолеты в иные дни делали по 800−900 вылетов для подавления банд радикалов. А когда на Западе сообщают, что за шесть месяцев для уничтожения боевиков ИГ их военными произведено 2000 самолетовылетов, у меня, как у бывшего летчика, это вызывает недоумение. Запад борется с ИГ чисто формально. А вот наша поддержка Египту может сделать Россию лидером международной борьбы с терроризмом.

— Сближение с Египтом не осложнит отношения России с Ираном?

— В Йемене идет война между представителями разных конфессий. И им оказывают поддержку разные страны. Каждое государство строит свою политику, исходя из собственных интересов. Скажем, у Каира нормальные отношения с Вашингтоном, но это не мешает развивать отношения и с Россией.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.