26.12.2014, 12:46
Москва «сшивает» Украину
Москва «сшивает» УкраинуМеждународная военная политика
Возможно ли возвращение Донбасса в «единое политическое пространство» с Киевом?

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью «Коммерсанту» 25 декабря снова заявил, что Москва не настаивает на федерализации Украины. По словам Лаврова, главное не сам термин, а то, «как будут устроены вопросы языка, культуры, истории, как будут распределяться налоги, избираться руководители регионов, какие у них будут отношения с центром, в конце концов, какие праздники отмечать». Все эти вопросы должны быть решены в рамках широкой конституционной реформы, за которую выступает Кремль. «Главное, чтобы машина ехала, а не шашечки», - пошутил Лавров.

В том же интервью Сергей Лавров заявил, что цель Москвы – не победа одной из сторон, а «диалог с Киевом по восстановлению единого экономического, гуманитарного и политического пространств». По этой же причине Москва не признала, а только выразила уважение результатов местных выборов в Донбассе. Министр надеется, что Киев все же пойдет на инклюзивный переговорный процесс, который должен обеспечить права всех граждан и регионов.

Звучит хорошо, но пока очевидно, что в Киеве не делают никаких шагов в направлении диалога или конституционной реформы. Напротив, парламентарии отменяют внеблоковый статус Украины, переносят День защитника отечества на день основания УПА, а все политики, как один, говорят о том, что украинский язык будет единственным государственным, а с «сепаратистами» будут бороться всеми силами.

Действительно ли Кремль верит, что Донбасс можно и нужно вернуть в «единое политическое пространство» с Киевом даже без федерализации или это только дипломатическая игра?

- Видимо, в Кремле возобладала точка зрения, что надо снова договариваться с Киевом, что все будет хорошо, - считает политолог Сергей Михеев. - Но, мне кажется, это иллюзия. Если мы не смогли договориться с Кучмой и Януковичем, то тем более не сможем сделать этого при Порошенко в ситуации, когда Крым присоединился к России. Понятно, что сейчас пытаются играть Порошенко, даже поддерживают его в борьбе с другими группами. Визиты Лукашенко и Назарбаева в Киев, вероятно, прошли после согласования и консультаций с Москвой. Сам Путин не может туда поехать, но два лидера Таможенного союза выразили украинскому президенту свою поддержку.

В этом случае Донбасс становится разменной монетой, фактором, который должен склонить Киев быть более гибким. Это понятная логика, но, на мой взгляд, она не работает. Это та же логика, которая была у Москвы до всех этих событий, а к чему она привела мы все знаем. Сейчас еще меньше шансов, чтобы эта политика увенчалась успехом. Возможно, уступками мы хотим добиться отмены санкций Запада. Но пока нет ни малейшего намека, что это произойдет. Или мы хотим, чтобы Украина вернулась в общее пространство, вела переговоры с Таможенным союзом. Возможно это сейчас? Пока тоже никакого намека.

Тогда зачем все это? Компромисс нужен только для достижения какого-то результата. Пока что никакой результат не просматривается. Единственный позитив – это прекращение боевых действий. Безусловно, хорошо, что людей перестали убивать. Но если говорить о долгосрочной перспективе, я сомневаюсь, что такой политикой можно чего-то достичь с нынешними властями. Понятно, что есть у Порошенко деловые и личные связи в России. Но мы и в прошлые годы провалились, надеясь на связи украинских лидеров, а в будущем у них будет еще меньше значения.

— Какие вообще есть основания полагать, что с Порошенко можно о чем-то договориться? Пока все его действия не говорят о склонности к компромиссу.

- Возможно, люди из окружения президента знают ответ на этот вопрос, но они нам не скажут. Могу предположить, что существуют какие-то закулисные переговоры, консультации, о которых мы не знаем. Мы видим только поверхность этого процесса, возможно, в его скрытой части все обстоит иначе.

Но пока я не вижу оснований надеяться на то, что поддержка Порошенко может принести России серьезные дивиденды. Он внес закон о внеблоковом статусе, на Украину уже начало поступать оружие из США. Это говорит о том, что Киев не оставляет попыток решить проблему военным путем. А если мы поможем мирным способом вернуть им Донецк и Луганск, у них возникнет соблазн военным путем решить «крымскую проблему». А затем стать форпостом Запада для давления на Россию.

Медведев сам сказал, что Украину превращают в военного противника России. Так оно и есть. Заигрывания с Порошенко этот процесс не остановят. Ведь не Порошенко им управляет. Украина потеряла свой суверенитет. У руля американцы, которые и дальше будут проводить такую политику, так как она им выгодна. На мой взгляд, возвращать Донбасс Украине – значит готовить войну в Крыму.

— И все же, возможно ли возвращение Донбасса в «единую страну»?

- Для этого придется многих людей отдать на «съедение» радикалам. Только непонятно, ради чего тогда была эта война, ради чего убили столько людей? Кто может обозначить цели, которые мы сейчас преследуем? Разговоры о том, что мы поддерживаем мирное решение проблемы – это пустота. Не нужно было тогда изначально оказывать поддержку Донбассу. Если бы их «задавили» в апреле или мае, глядишь, народу бы меньше погибло.

Лавров сказал, что мы не выступаем за федерализацию или автономию Донецка и Луганска. Но тогда каким образом будут гарантированы права этих людей? Без конституционной реформы, без принятия особых законов там будет произвол. Буквально на втором шаге начнутся повальные репрессии, как происходит в других регионах. Всех, кто имел смелость что-то говорить, просто пересажают или заставят уехать в ту же Россию, где они станут беженцами.

Любая политическая игра должна иметь свои цели. Но пока наши цели вообще не обозначены. Все подается, как жест доброй воли со стороны России, но кто его оценит? Мы уже давно живем не в том мире, где кто-то оценивает жесты доброй воли. Не думаю, что наше руководство настолько наивно. Должна быть понятная выгодна, но она пока абсолютно не просматривается, ни в отношениях с Западом, ни в отношениях с Киевом. Если мы хотим переиграть американцев и перетянуть на свою сторону Европу, это тоже маловероятно. Та же история с «Мистралями» показала, каков на самом деле европейский суверенитет. Мы можем делать что угодно, но они не пойдут нам навстречу. Может быть, есть какие-то тайные переговоры, в которых Европа обещает снять санкции, но я в них не верю. Пока что наша позиция вызывает больше вопросов, чем ответов.

Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко считает, что слова Сергея Лаврова не свидетельствуют о резком изменении политики Кремля, скорее, это дипломатический ход.

- Скоро не будет никакой Украины, а о покойниках или хорошо или ничего. Еще в марте Владимир Владимирович говорил о федерализации. И где сейчас Украина, единство или федерализация? Если вы уверены, что ваши предложения и пожелания не будут приняты, можно их спокойно произносить. Лавров дипломат, он совершает дипломатические маневры, которые должны обеспечить прикрытие предстоящей игре Российской Федерации, в этом нет ничего необычного. Насколько я помню, за последний год ничего из того, что предлагали российские дипломаты или руководство, не было принято ни Киевом, ни Западом. Поэтому я не вижу особой проблемы в том, чтобы поговорить.

— Как считаете, был ли результат у очередного раунда переговоров в Минске, могли ли там обсуждать как раз возвращение Донбасса?

- Никаких результатов у этих переговоров не будет. Больше шансов договориться о разделе сфер влияния на Луне, чем об установлении мира в Донбассе. Говорить они могут, могут даже согласовывать какие-то компромиссные варианты. Но изначально позиции Киева и Донецка с Луганском не только диаметрально противоположны, но несводимы к компромиссу, так как ни те, ни другие физически не могут на него пойти. Общественное мнение, боевые отряды, армии настроены на войну. А политическое руководство слишком слабо, чтобы без оглядки на вооруженную силу заключать мирные соглашения. Они могут подписать документ, но результата не будет. Думаю, они не могут даже найти такие формулировки для ничего не обязывающих заявлений, которые не приведут к резкому обострению политической ситуации, особенно в Киеве. Минск сам по себе, а реальная ситуация сама по себе.

О результате переговоров можно будет говорить только тогда, когда за стол сядут главные участники конфликта – Россия и США. Все, что происходит на Украине – это последствия геополитического противостояния Российской Федерации и Соединенных Штатов. Пока с той стороны сидят не США, а Медведчук или кто-то еще, разговаривать не с кем и не о чем. Они сажают марионетку, мальчика для битья, на которого потом можно списать срыв договоренностей. Даже если бы там сидел сам Порошенко, он ничего не решает. Он не может даже контролировать свои карательные батальоны. Министры назначаются из Вашингтона, во всех ведомствах сидят иностранные советники, СБУ контролируется ЦРУ. О чем можно договариваться с марионетками? Пока за столом не будет равнозначных партнеров, они останутся дипломатическими маневрами.

— Если на самом деле о мире никто не договаривается, как будет развиваться ситуация в Донбассе?

- Ситуация на Украине разрешима только путем боевых действий. Эти маневры нужны только затем, что занять лучшую позицию и переложить вину за их начало на другую сторону. Если вдруг Керри или Обама сделают заявление, что они входят в переговорный процесс по Украине, что дают команду своим ставленникам начать активный диалог, ситуация изменится и можно будет говорить о политическом урегулировании. А пока все готовятся к войне. Когда и кто ее начнет, никто не может сказать. Но не думаю, что ждать придется долго, хотя бы потому, что Украина начнет погибать раньше, чем Донбасс на российской подпитке. Но и России не выгодно бесконечно тратить деньги на поддержку Донбасса, разрушаемого артиллерией.

Честно говоря, я думал, что конфликт разрешится еще к концу году. И если бы не противостояние сверхдержав, так бы и было, потому что на большее не хватило бы ресурсов на Украине. Но даже мобилизация всех ресурсов планеты не дает возможности продолжать конфликт между Россией и США бесконечно. Он должен разрешиться в течение двух лет. А украинский кризис завершится еще раньше, потому что он никому не приносит пользы, но требует от всех больших затрат и постоянно угрожает информационными, дипломатическими и политическими неприятностями.

— То есть на самом деле Москва не согласна на то, чтобы Киев вернул безраздельную власть над Донбассом?

- Я считаю, что если бы Кремль очень хотел вернуть Донбасс в единое украинское политическое пространство, то сделал бы то, о чем давно просил Порошенко – закрыл бы границу. Единое политическое пространство появилось бы через две-три недели, просто потому, что украинские войска перестреляли бы всех, кто не хочет в нем находиться.

Всем понятно, что даже если Донбасс вернется, условия не изменятся. Никуда не денется Яценюк, Порошенко, американские интересы и так далее. Российское руководство достаточно квалифицировано, чтобы понимать, чем руководствуются Соединенные Штаты, и просчитывать их действия. Поэтому они не испытывают иллюзии по поводу своих или американских шагов. Если на этом фоне произносятся слова, которые не вписываются в эту картину, эти слова не более, чем маневрирования. Дипломаты для того и нужны, чтобы бороться за мир, а не объявлять войны.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.