20.04.2016, 20:06
Москва готова признать и реабилитировать «Талибан»
Москва готова признать и реабилитировать «Талибан»Международная военная политика
В РФ не исключают, что признанное террористическим движение может стать союзником в борьбе с ИГИЛ.

Большой шум на Западе вызвало недавнее высказывание спецпредставителя президента России по Афганистану, директора департамента Азии МИД РФ Замира Кабулова. 19 апреля он заявил, что Россия готова перестать считать «Талибан» террористической организацией, если тот выполнит условия национального примирения. В частности, будет способствовать прекращению войны, порвет с «Аль-Каидой».

По мнению Кабулова, сейчас «программные установки» талибов изменились, поэтому пересмотр их статуса стал возможен. «Они станут одной из политических сил Афганистана, которая будет иметь право на существование и признание», — пояснил дипломат, заметив, что решение все равно остается за местным правительством.

Отметим, что особую пикантность ситуации придает тот факт, что слова спецпредставителя президента РФ по Афганистану прозвучали на фоне устроенного в тот же день «Талибаном» теракта в квартале Кабула, на территории которого расположены посольства и штаб-квартира миссии НАТО. В результате атаки погибли не менее 28 человек, а ранены оказались более 300.

Такое резкое изменение взгляда России на статус движения не могло не остаться незамеченным в мире. Глава пресс-службы госдепартамента Соединенных Штатов Джон Кирби немедленно заявил, что позиции РФ теперь «почти идентичны подходу» США к движению «Талибан». В частности, он отметил, что США считают, что подход России способен «продвинуть вперед политический процесс в Афганистане». Однако, подчеркнул Кирби, наиболее важны в этом плане усилия, предпринимаемые президентом и премьер-министром Афганистана Ашрафом Гани Ахмадзаем и Абдуллой Абдуллой. Кроме того, он исключил возможность переговоров с той частью талибов, которые, по их собственному признанию, пытались организовать убийство госсекретаря США Джона Керри во время его визита в Афганистан 9 апреля.

Стоит заметить, что Замир Кабулов и раньше делал заявления, которые вызывали большую шумиху в мировых СМИ. Например, он говорил о наличии у РФ контактов с талибами и о том, что интересы «Талибан» в плане борьбы с «Исламским государством» в Афганистане «объективно совпадают с нашими». В ответ в самом движении «Талибан» тогда заявили, что не обсуждают с Россией вопросы борьбы с ИГ и не нуждаются в помощи.

Напомним, что 28 декабря британские журналисты заявили о якобы секретной встрече в Таджикистане президента РФ Владимира Путина с одним из лидеров движения «Талибан» муллой Ахтаром Мансуром. В Кремле опровергли эти утверждения. Впрочем, как в самом «Талибане».

Как расценивать заявления спецпредставителя президента России по Афганистану? К чему может привести деление исламистов на «хороших и плохих», как это принято в Америке?

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров считает, что с России давно пора начать работать с «Талибан».

— После того, как талибы в 1996 году взяли власть в Кабуле, первым решением покойного ныне муллы Омара было «изгнание из страны афганских арабов». Но после того, как стало ясно, что им не особо хотят оказывать поддержку (а деньги-то нужны), талибы начали сотрудничать с Усамой бен Ладеном… Кстати, сразу после начала операции западной коалиции против талибов в 2001 году, мулла Омар предлагал России и странам Центральной Азии наладить сотрудничество. Он обещал, что «Талибан» не будет вмешиваться в дела центральноазиатских стран, главная его задача — «изгнать оккупантов» из страны.

Поэтому нам уже давно пора пересмотреть свою позицию в отношении движения и начать с ним работать. Для нас главное — предотвратить расползание ИГ из Афганистана в страны Средней Азии.

Однако я согласен не со всеми условиями, которые сейчас наша сторона выдвигает, чтобы перестать считать «Талибан» террористической организацией. А именно — прекращение войны и принятие Конституции Афганистана. Не надо лезть во внутренние дела и потворствовать проамериканскому правительству Афганистана! Я вообще уверен, что через несколько лет талибы снова придут к власти. Так, 16 марта на заседании Совбеза даже глава миссии ООН по содействию Афганистану Николас Хейсом заявил, что главная задача правительства национального единства в 2016 году — «выжить».

Что касается разрыва с «Аль-Каидой», то талибы действительно должны официально заявить о прекращении контактов (хотя есть группы талибов, которые даже и сегодня вступают в боестолкновения с отрядами «Аль-Каиды»).

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин говорит, что отношения «Талибана» с ИГ, такие же, как у ИГ с «Аль-Каидой».

— Они, так сказать, борются за звание самого радикального радикала среди исламистов. Именно поэтому талибы так не любят ИГ (по крайней мере, старая их часть). Низовые организации тяготеют к «халифату», поскольку он все-таки более успешный конкурент и там, главное, больше денег. Вроде бы на фоне ИГ «Талибан» кажется меньшим злом, но от этого он злом быть не перестает.

Ясно, что ситуация в Афганистане идет отнюдь не к мирному строительству и стабилизации. В этом смысле лучше бы стравить ИГ и «Талибан» на территории этой страны. Ведь такая война стала бы фильтром от проникновения боевиков в страны Средней Азии. Но это — идеальный вариант.

Политолог Дмитрий Верхотуров полагает, что целью заявления спецпредставителя президента о наличии контактов с «Талибаном» было прощупывание позиции движения на предмет его поворота против отрядов «Исламского государства».

— В экспертной среде распространена точка зрения о том, что «Талибан» и ИГ — соперничающие между собой группировки. Но надо учитывать нынешнюю раздробленность «Талибана». Есть факты того, что некоторые представители движения довольно тесно сотрудничают с ИГ и в ряде провинций даже помогают «халифату» укрепиться.

Замечу, что «Талибан» отказался от ведения переговоров с Кабулом. Таким образом, стратегия американцев об изменении статуса движения (в ее пользу высказывался Кабулов) при всей ее привлекательности неосуществима в ближайшем будущем. Другое дело, что некоторые союзные «Талибану» группировки можно привлечь к программе примирения. Например, Исламская партия Афганистана Гульбеддина Хекматияра первой откликнулась на призыв правительства к мирным переговорам. Также наверняка готов к диалогу лидер кветтинского «Талибана» мулла Ахтар Мансур (речь идет о т.н. старом «Талибане» со «столицей» в пакистанской Кветте). Но вот диалога с центральными организациями, которых активно используют внешние силы, диалог вряд ли получится. Кроме того, нереальным кажется и сценарий признания «Талибана» кабульским правительством.

— Последнее время «Талибан» постоянно заявляет о том, что его действия не выходят за рамки Афганистана и что движение не угрожает соседним государствам, — замечает директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. — На этом фоне в стране появляется филиал ИГ, который постепенно набирает мощь, в первую очередь благодаря наличию финансовых ресурсов. Причем «халифат» открыто говорит о том, что его цель — Средняя Азия. А учитывая тот факт, что в его рядах не так много афганцев, то все говорит в пользу того, что у ИГ в самом Афганистане целей нет. Просто исламисты рассматривают страну в качестве своего опорного пункта в регионе.

Конечно, в такой ситуации «Талибан» для РФ и других стран кажется более «привлекательным» игроком, тем более что он конфликтует с ИГ. Однако его поддержка может стать ловушкой. Во-первых, если проанализировать действия талибов в 90-х годах, то можно смело сказать, что они мало чем отличаются от действий ИГ. Во-вторых, нет никаких гарантий, что «Талибан», воспользовавшись ситуаций и получив поддержку, потом не начнет массово захватывать провинции. В-третьих, движение сейчас крайне неоднородно.

То, что у России есть контакты с «Талибаном» — это совершенно нормально: у многих стран есть каналы взаимодействия с движением, в какой-то мере даже можно говорить о соперничестве. Однако контакты должны быть направлены только на одно — заставить «Талибан» легализоваться, войти в политическую систему, отказаться от насилия, разорвать свои связи с иностранными террористическими организациями. Оказывать помощь талибам — крайне опасный шаг.

Директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО (У) МИД России Андрей Казанцев и вовсе говорит, что слова спецпредставителя президента РФ по Афганистану Кабулова СМИ часто вырывают из контекста и вольно трактуют.

— На самом деле Россия никакую ставку на «Талибан» не делает, о чем у нас последнее время многие говорят. Смысл прошлых и нынешних заявлений Кабулова заключается в следующем. В переговорный процесс с талибами были вовлечены только четыре стороны — дипломаты Афганистана, Пакистана, Китая и США. А Россия имеет контакты с «Талибаном». Правда, только по одному конкретному вопросу — борьба с «Исламским государством». Но Кабулов тогда не имел в виду, что «Талибан» рассматривается РФ как надежный партнер в борьбе с ИГ. Собственно, ответ талибов на заявление Кабулова тогда и показал, что никаким партнером для России движение не может да и не хочет быть.

Что касается изменения статуса «Талибана», то в принципе это укладывается в заявления представителей других государств, которые вели долгие переговоры с движением. Суть их в том, чтобы каким-то образом вписать талибов во внутриполитические афганские процессы, поскольку в движении сейчас есть совершенно разные группы с точки зрения градуса экстремизма. А поскольку такие попытки предпринимали США, Пакистан и Китай, то почему бы и России не предпринять подобные действия?

Но не следует преувеличивать эти попытки диалога, мол, Россия о чем-то договаривается с талибами. Ничего подобного. Наша сторона прекрасно понимает, что в реальности представляет собой движение. Во-первых, оно не едино и с какой из частей можно выстроить конструктивный диалог - совершенно непонятно. Во-вторых, с «Талибаном» вообще еще никому не удавалось договориться — даже пакистанцам, чья межведомственная разведка (ISI) в свое время и создавала движение на территории Пакистана.

Таким образом, речь идет только о том, что Россия, как и другие страны, пытается вычленить разумное крыло в «Талибане», но пока это очень плохо получается.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  30.03.2017
Президент Украины Петр Порошенко подписал указ о демилитаризации и продаже ракетного крейсера «Украина», находящегося у достроечной стенки завода имени 61 коммунара в Николаеве. Мы попытались разобраться в истории и судьбе корабля, постройка которого была остановлена после развала СССР.
Геополитика  30.03.2017
Ровно 150 лет назад была заключена сделка о продаже русской Аляски Соединенным Штатам. Какую роль в этом сыграло восстание декабристов? Почему обнаружение на полуострове золота Петербург воспринял как большую проблему? На что в итоге пошли вырученные деньги? И чем руководствовался американский Конгресс, наотрез отказываясь от приобретения новых земель?
Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.