09.02.2015, 20:04
Минск-2 не выпишет рецепт мира для Украины
Минск-2 не выпишет рецепт мира для УкраиныМеждународная военная политика
Подтверждение намеченного на среду в Минске саммита в нормандском формате должно быть получено по итогам встречи замминистров иностранных дел четырех стран в Берлине. Но даже если встреча в Минске состоится, никто на самом деле не ждет от нее мира на Украине. Глобального урегулирования конфликта сейчас быть не может, и этому есть понятные причины.

Пятничный визит в Москву Меркель и Олланда и их воскресные переговоры по телефону с Путиным и Порошенко пока что дали только одно - шанс на встречу глав «нормандской четверки» в Минске в ближайшую среду. По крайней мере, шанс на эту встречу.

Впервые четыре лидера встречались в Нормандии в прошлом июле, потом была встреча в начале сентября в Минске - но после нее личных контактов не было. Намеченный на середину января саммит в Астане был сорван - вместо него возобновились полномасштабные боевые действия. Причем бои в Новороссии приобретают все более ожесточенный характер и в любой момент могут выплеснуться за пределы нынешнего театра боевых действий. Это наверняка произойдет в случае, если после образования дебальцевского котла и падения Мариуполя украинская армия дрогнет и фронт начнет разваливаться. США начали впрямую говорить о возможности поставок оружия на Украину, пытаясь хотя бы этим поддержать падающий боевой дух киевских властей. Россия же продолжает требовать от Запада прямо противоположных действий - оказать давление на Киев с целью принудить его к мирному урегулированию.

И в этих условиях Берлин и Париж пытаются взять на себя инициативу в работе над достижением соглашения, позволяющего остановить войну. Обсуждение деталей возможного соглашения Минск-2 продолжается уже несколько дней, при этом утечки минимальны. Впрочем, о чем может идти речь и так понятно - важнее оценить саму вероятность как достижения соглашения, так и его дальнейшего соблюдения.

Подписанные в начале сентябре минские протоколы, или Минск-1, так и не выполнены - так что странно вообще говорить о чем-либо новом, когда не соблюдается старое. Поэтому, по сути, речь идет о том, как вдохнуть жизнь в прежние договоренности - откорректировав и развив их - ради того, чтобы добится временного перемирия. Глобального урегулирования конфликта сейчас быть не может. Этому есть две главные причины.

Во-первых, Запад (США в первую очередь) не собирается отступаться от Украины, продолжая обещать Киеву евроинтеграцию и атлантизацию. Это фундаментальная причина конфликта. Потому что этим Запад не только посягает на национальную безопасность России и пытается расколоть русский мир, но и провоцирует Киев на продолжение попыток силового подавления Новороссии. Хотя «оружейный шантаж» Вашингтона, направленный не столько против Москвы, сколько против Берлина - с целью не дать ему соскочить с единой атлантической платформы «Украина уходит от России» - может привести к прямо противоположному результату. Иначе говоря - росту раздражения немцев от упорных попыток американцев еще сильнее столкнуть Европу и Россию, все же еще рано говорить о начале действительно самостоятельной игры Берлина и Парижа.

Несмотря на все большие сомнения и переживания европейцев, пока что они не готовы к принципиальному отказу от попытки «похищения Украины» - для этого им нужно было бы пойти на открытый бунт против Вашингтона. Но ни Меркель, ни Олланд, ни находящая у руля в Германии и Франции проатлантическая часть элиты на это в принципе не способна.

Как следствие, и это во-вторых, нынешние киевские власти не намерены признавать очевидное - Украина образца 1992-2013 годов мертва и больше никогда не воскреснет. Единственный шанс на сохранение названия и правопреемственности состоит в пересборке страны на совершенно новых принципах - как федеративного государства, на первых порах нейтрального, а потом входящего в состав Евразийского союза. Альтернативной этому варианту является гражданская война и окончательный распад незалежной.

Но сегодняшний украинский политический класс не способен отказаться от прозападной и антироссийской политики. Тем более, что его совершенно осознанно подначивают и провоцируют англосаксонские манипуляторы. А пророссийские силы на Украине пока что представлены лишь воюющей Новороссией - которая, конечно, способна будет и сама провести пересборку Украины, но пока не на нынешнем этапе гражданской войны. Другие потенциально пророссийские силы на Украине также начнут проявлять себя позже - по мере углубления внутриукраинских проблем, кризиса и осознания того простого факта, что «заграница не поможет». Сейчас украинское общество еще не дошло до этого состояния.

Поэтому максимум, до чего можно договориться в Минске, это перемирие. Конечно, скорее всего, оно будет оформлено множеством завитушек, имеющих якобы глубокий смысл и долгосрочную стратегию. Особый статус Донбасса - самая громкая из них. Но в реальности, о каком особом статусе можно говорить, если Киев не готов даже к прямым переговорам с Донецком? В этих условиях любое соглашение об особом статусе не будет иметь никакой роли. То есть стороны будут делать вид, что они соглашаются с этим статусом только до той поры, пока они не сочтут, что пришел благоприятный момент для его силового изменения.

Для Киева сейчас просто невозможно признать, что Донецк и Луганск потеряны, пускай и в виде «отложенного статуса». На Украине тут же начнут говорить о том, что Порошенко слил Донбасс и найдется масса желающих свалить президента. А после очередного майдана Новороссия получит прекрасный повод говорить о том, что с новой властью она ни о чем не договаривалась. Без стопроцентного риска быть свергнутым Порошенко мог бы признать особый статус Донбасса только в ответ на некие серьезные гарантии территориальной целостности - но какие могут быть гарантии в распадающемся и воюющем государстве? И кто со стороны может их дать?

Донецк и Луганск не будут проводить никакие выборы или опросы - даже для виду. Москва не будет передавать контроль над границей с Новороссией ни Киеву, ни каким-либо миротворцам. Новороссия не заинтересована в закреплении своих нынешних границ - потому что они не включают даже ее программу-минимум, то есть границы Донецкой и Луганской областей.

Так что тема статуса будет оставаться спекулятивной - как минимум до начала прямых переговоров Киева и Донецка.

А вот договоренность об их начале могла бы стать единственным настоящим прорывом Минска-2 - но для этого Берлину и Парижу нужно будет оказать феноменальное давление на Порошенко. А самому Порошенко переориентироваться с Вашингтона на Берлин. Это, по крайней мере в данный момент, представляется абсолютно невероятным, а, значит, максимум, на что можно рассчитывать по итогам Минска-2 в этой части - это к призывам к прямым переговорам, обращенным от лица Москвы, Берлина и Парижа к Киеву.

Остается то последнее, ради чего собственно говоря, и собирается минский саммит - остановить огонь.

Кажущееся сейчас самым сложным - линия разграничения войск - на самом деле не представляет большого труда. Где кто стоит, там и остается - за единичными исключениями, вроде дебальцевского котла, который Киеву предложат эвакуировать (выбирать все равно не приходится - уничтожение группировки нанесет еще больший удар по Порошенко). Отвод тяжелых вооружений хоть на 10, хоть на 50 километров можно прописать - но все понимают, что никто не будет его соблюдать. Для контроля могут вернуть (и даже увеличить) миссию наблюдателей ОБСЕ - но, понятно, что она будет работать лишь до момента возобновления боевых действий. А в том, что они возобновятся, увы, сомневаться не приходится.

Но тогда зачем России вообще нужен Минск-2, «если он не ведет к миру»? Потому что гражданская война на Украине - это наша гражданская война. Война, идущая в русском мире между русскими людьми. Да, часть их действует как передовой отряд НАТО, но от этого эта война не перестает быть нашей национальной трагедией. И только мы заинтересованы в том, что не просто остановить кровь на Украине, но и ликвидировать сами причины этого конфликта - заставить Запад отказаться от претензий на эту часть русского мира и добиться смены власти в Киеве.

Наш союзник не только Новороссия, но и время - оно приближает как падение киевской власти, так и проигрыш Западом битвы за Украину. Это не значит, что мы заинтересованы в затягивании или эскалации конфликта на Украине, в чередовании перемирия и войны - но если есть шанс на то, чтобы на какое-то время на Донбассе стало тише, надо его использовать. Ведь за месяц или два без полномасштабных боев все идущие на Украине процессы не замедлятся и не пойдут вспять - ослабление киевской власти будет продолжаться, только уже без ежедневной гибели сотен людей.

К сентябрю Новороссия отстояла себя - последовало перемирие, к февралю она показала, что готова не только обороняться, но и наступать. Если сейчас последует перемирие, то когда оно сорвется, следующего, третьего Минска, может быть уже и не понадобится.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.