22.06.2015, 19:14
Миграционный закат Европы
Миграционный закат ЕвропыМеждународная военная политика
Потоки нелегалов из Африки и Украины могут привести ЕС к краху.

Руководство Евросоюза объявило о начале операции по борьбе с нелегальными мигрантами из Северной Африки. Брюссель усилил работу в этом направлении после того, как в 2015 году в Средиземном море произошло несколько крупных крушений судов с нелегалами. С начала года, по данным ООН, в таких катастрофах погибло более тысячи человек.

К первому этапу операции в международных водах привлекут боевые корабли, самолеты, вертолеты и беспилотники, которые примутся собирать информацию о тех, кто перевозит нелегальных мигрантов. Второй этап включает в себя досмотр подозрительных катеров и лодок, следующих без флага. На третьем этапе возможны действия кораблей сил ООН в территориальных водах Ливии. Правда, для этого нужно будет сначала получить согласие местных властей, а также соответствующую резолюцию Совета безопасности.

Пока же у стран ЕС нет резолюции Совбеза, которая бы одобряла принятый план. И далеко не факт, что ее удастся получить. Представители России неоднократно заявляли, что задержание судов в международных водах противоречит международному праву. Нынешнюю инициативу ЕС пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков также счел сомнительной.

«Вопрос о легитимности анонсированных и обсуждавшихся действий по-прежнему не снят с повестки дня. Еще предстоит понять, насколько такие действия могли бы соответствовать принципам и нормам международного права, не имея обоснования с точки зрения международного права и соответствующих решений Совета Безопасности (ООН). Предстоит изучить подобные решения на предмет их легитимности», — цитирует Пескова РИА Новости.

Стоит отметить, что серьезный рост числа беженцев начался после свержения режима Муаммара Каддафи в Ливии (не без помощи европейских стран), а также начала гражданской войны в Сирии. По данным ООН, в настоящий момент в мире всего насчитывается 59,5 миллионов человек, половину из которых составляют дети. При этом более 14 миллионов человек стали беженцами в 2014 году. Этому способствовала эскалация гражданской войны в Сирии, а также начало кровопролитных конфликтов на Украине, в Центральной Африканской Республике и Конго.

Для сравнения: 10 лет назад на Земном шаре насчитывалось 37,5 миллионов беженцев. Лидером по запросам статуса беженца в 2014 году стала Россия. В Федеральную миграционную службу обратились почти 275 тысяч человек, 99% из них — граждане Украины.

Конечно, только часть беженцев оседает в ЕС. Но это число постоянно растет. Кроме того, в Европу стремятся не только беженцы, но и просто уроженцы бедных стран, которые ищут лучшей жизни. В 2014 году в Евросоюз незаконно прибыло около 280 тысяч нелегалов (из них, по данным ВВС, около 5,5 погибли в Средиземном море). Это на 180% больше, чем в 2013 году. Увеличилось также количество запросов на получение политического убежища. За третий квартал 2014 года убежище в странах Европейского Союза попросили 164 000 человек, в основном сирийцы.

В этом году, по оценке министра обороны Великобритании Майкла Фэллона, в Европу по морю могут прибыть около 500 тысяч нелегальных мигрантов. «Мы должны разорвать связь между спасением людей в Средиземном море и их расселением, потому что они будут продолжать прибывать, если будут думать, что их поселят в Европе», — заявил он.

Не только Великобритания выступает против размещения мигрантов. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер призвал ввести для стран Евросоюза квоты на прием мигрантов в зависимости от объема национального ВВП, численности населения, уровня безработицы и других факторов. Но это уже вызвало возмущение в ряде европейских стран, в частности, в Словакии 20 июня состоялся митинг против миграционной политики Евросоюза, который завершился столкновениями с полицией.

Не боятся ли европейские лидеры, что аналогичный сценарий повторится и с Украиной, и Брюсселю придется разрабатывать план по борьбе с мигрантами не только с юга, но и с востока?

— Как минимум с гуманитарной точки зрения нынешний план ЕС по борьбе с мигрантами — чуть ли не преступление, — считает директор Евразийского коммуникационного центра, политолог Алексей Пилько. — Людей, которые бегут от войны, будут силой запихивать обратно в котел этой войны, где их будет ждать смерть или лишения. Как это соотносится с гуманитарными ценностями, о продвижении которых говорит Европейский Союз?

Это еще полбеды. Главное в том, что именно страны Евросоюза создали такую ситуацию, когда беженцы через Средиземное море потоком идут в Европу. Руководители стран ЕС поддержали военную операцию против Муаммара Каддафи, уничтожили один из самых стабильных и экономически эффективных режимов в Африке. По большому счету, Европа сама развязала войну у своих границ. Если уж вы уничтожили ливийское государство, будьте добры, несите за это ответственность, принимайте беженцев, помогайте восстанавливать страну. Но это миллиарды долларов, которые Брюссель не хочет тратить.

Насколько серьезна для Европы проблема мигрантов?

— Этот вопрос может погубить Евросоюз. В ЕС сложилось двоевластие — существуют национальные правительства, а есть наднациональная власть, которая пытается диктовать свои правила. Раньше существовала деголлевская концепция «Европы наций», по которой союз Европы строился на основе альянса суверенных государств. Но сейчас внедряется другая концепция — превращение Европы в единое конфедеративное государство с центром в Брюсселе, который всем будет указывать, как жить. В том числе в вопросе приема мигрантов. В нет места национальным и культурным реалиям.

Это ведет Европу к краху. Брюссель никогда не сможет подмять под себя все страны Европейского Союза. Не случайно Греция думает о выходе из ЕС, Британия в скором времени тоже проведет референдум. И, не исключаю, выйдет из Союза. Брюссель переборщил с централизацией. Как экономический союз ЕС был эффективен, а как политический — нет.

Единой Европы не существует. Есть группа стран, которая пытается диктовать свою волю остальным. Россия — это тоже Европа, у нее европейской территории больше, чем у всего ЕС. Как можно строить единую Европу без России? По сути, это западноевропейский союз. И в этом главная проблема. В свое время американцам нужна была европейская опора для борьбы с СССР, поэтому они позволили Западной Европе объединиться. После распада СССР Европа стала пытаться играть роль сверхдержавы, но американцам Евросоюз нужен, только пока он готов обслуживать их интересы. Выбранный курс на централизацию их устраивает, а национальные правительства — нет.

Возвращаясь к нелегальной миграции — европейцы сами себя высекли. Сначала уничтожили стабильный политический режим, развязали гражданскую войну, поубивали людей. А когда население побежало от этого пожара, под дулами автоматов стали загонять их обратно в концлагерь, который сами же устроили. Им некого винить, кроме себя. Это был европейский выбор — бомбить Триполи и свергать Каддафи. Политическая близорукость европейских лидеров привела к тому, что Европа столкнулась с огромной проблемой мигрантов. Она и раньше была актуальна, но сейчас они своими руками сделали ее во много раз серьезней.

— Почему, в таком случае, Европа повторяет те же ошибки на Украине?

— В Европе есть официальный Брюссель, есть отдельные крупные страны — Франция, Великобритания, Италия. Там прекрасно понимали, что будет, если уничтожить режим Каддафи. Точно так же Германия в свое время понимала, что будет, если уничтожить режим Януковича. Они ведь неглупые люди, но все равно действовали иррационально и в разрез с собственными интересами.

— Но почему?

— Напрашивается только один вывод — эти действия им продиктовали извне и заставили так себя вести вопреки собственному желанию. Это выгодно только одной стране — США. Если Европа, проводя свою политику на Украине думает, что борется с Россией, это ошибка. Она просто обслуживает американские интересы. Американцы убирают экономического конкурента, нивелируют возможность создания большой Европы. Они ослабляют ЕС экономически тем, что заставляют участвовать в военных авантюрах типа Ливии, а затем разбираться с потоком мигрантов.

То же самое сейчас происходит на Украине. Европейцы снова получили головную боль. В таком виде, как сейчас, Украину в Европу не интегрируешь. Зато трудностей масса — этой стране придется помогать, пускать в Европу украинские товары. Это проблема на десятилетия, которую ЕС получил за отстаивание американских интересов.

У крупных европейских стран с самого окончания второй мировой войны не получается проводить национальную внешнюю политику в собственных интересах. Самым большим успехом России по результатам этого кризиса было бы обретение Европой политической субъектности. Если бы Европа начала поступать, как субъект, а не объект мировой политики, Россия могла бы строить с ней конструктивные отношения, решить многие вопросы. В том числе и с Северной Африкой. Но Россия не может сделать этого за Евросоюз. Пока Европа сама этого не сделает, она будет нести дальнейшие издержки, а затем может развалиться под грузом проблем, противоречий и диспропорций.

Заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелев подчеркивает, что нынешний план ЕС не решит проблему с мигрантами.

— Ситуация с миграцией в Европу усложняется. Темпы роста населения в Африке и в арабском мире очень высоки. Численность населения растет, каждый год на рынки труда приходит огромное количество людей, которые не могут найти работу. Все это создает крайне напряженную обстановку. В этих условиях предприимчивые люди, в основном - молодые мужчины, стремятся попасть в Европу, чтобы реализовать себя там.

Это проблема не нова. В острой форме она существует лет 25. Страны ЕС давно пытаются решить ее за счет ужесточения контроля над доступом и пребыванием на своей территории. Кроме того, пытаются налаживать экономическую жизнь в этих странах, чтобы тамошнее население не так рвалось в Европу. Но результаты весьма скромные.

То, что предлагает ЕС сейчас, — это попытка вырваться из заколдованного круга, в котором оказались эти страны. Принимая выходцев из Африки, они стимулируют приезд новых людей, а блокируя их въезд, стимулируют нелегальную миграцию.

— Насколько новый план по борьбе с незаконной миграцией соответствует международному праву?

— Он вызывает много вопросов юридического и политического характера. С одной стороны, страны ЕС заинтересованы в развитии демократии в странах Северной Африки. Но без развития экономики и социальной сферы это невозможно. У Евросоюза есть программа по развитию сотрудничества с этими странами в рамках концепции Средиземноморского союза, но она очень сложно реализуется.

С другой стороны, появились десятки тысяч беженцев из Ливии и Сирии — стран, ситуация в которых была во многом дестабилизирована «благодаря» усилиям ЕС. С точки зрения гуманитарного права они никак не могут отказать этим людям в приеме. Ситуация крайне противоречива и запутана. В Европе понимают, что нужно что-то делать, отвечать на требования избирателей. Поэтому предпринимаются попытки по ужесточению контроля над потоком мигрантов.

Но и здесь есть масса вопросов. Если судно вошло в территориальные воды Италии — конечно итальянские власти имеют право на его досмотр. Но в открытом море они не могут досматривать чужие суда без резолюции Совета безопасности ООН. Ведь такие действия без мандата Совбеза рассматриваются, как агрессия. Если Россия наложит вето и заблокирует принятие мандата, все действия стран ЕС по досмотру судов вне своих территориальных вод будут незаконными.

Далее возникает вопрос: что Европа планирует делать с этими людьми? Она же не может бросить их на произвол судьбы, потому что с точки зрения гуманитарного права это будет вопиющим нарушением принципа человечности.

ЕС оказался в очень непростой ситуации, решение которой не просматривается. В любом случае, это будет очень дорого. Требуются большие средства для содержания нелегалов, для досмотра судов. Депортировать мигрантов тоже крайне сложно. Далеко не все они являются гражданами Ливии. Триполи может отказаться их принимать.

Это море проблем, которые нужно решать только на основе совместного взаимодействия большой группы стран в рамках общей программы развития региона. Если просто ужесточать въездной режим и депортировать мигрантов, это вызовет озлобление и у тех, кто туда рвется, и у тех, кто уже приехал. Это, в свою очередь, может привести к усилению терроризма против европейских государств и обострению отношений между европейской и другими цивилизациями.

Нынешний план ЕС носит больше популистский характер, это попытка утихомирить собственное население. Но проблему эти меры не решат.

— Не боятся ли европейцы повторения ливийского сценарий на Украине?

— Мигранты из Украины меньше беспокоят европейское руководство, потому что это люди более близкой культуры, к тому же имеющие квалификацию. В то время, как беженцы из африканских стран, как правило, без профессии, с низким уровнем образования. Но, конечно, в Западной Европе опасаются неконтролируемого притока украинских мигрантов. Поэтому они пока не делают послаблений визового режима, а, напротив, ужесточают его. Европа пытается закрыться от наплыва нежелательных людей со всех сторон.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).