06.11.2014, 18:09
Международное право на убийство
Международное право на убийствоМеждународная военная политика
Россия должна сделать все, чтобы виновные в военных преступлениях в Донбассе были наказаны.

Несмотря на декларируемое перемирие, обстрелы Донецка не прекращаются. Днем 5 ноября снаряд взорвался возле школы №63 прямо на спортивной площадке, где дети играли в футбол. Двое ребят были убиты на месте, еще трое ранены. Также пострадал житель одного из соседних домов.

В Киеве, как обычно, сначала сообщили, что «сепаратисты обстреливают сами себя». Якобы, снаряд прилетел с позиций ополчения в Макеевке. А затем и вовсе заявили о том, что обстрел был «спланирован российской стороной». В качестве «доказательства» спикер Информационно-аналитического центра СНБО Андрей Лысенко указал на то, что на место трагедии прибыли российские журналисты. То, что украинских журналистов в Донецке попросту нет, а их российские коллеги постоянно освещают события в городе, рискуя жизнями, Лысенко не смутило.

Представители ДНР обвинили в обстреле украинские войска и объявили двухдневный траур по погибшим. Спикер Госдумы России Сергей Нарышкин наряду с другими официальными лицами заявил, что гибель детей не должна остаться безнаказанной. Следственный комитет РФ уже возбудил уголовное дело по факту обстрела школы в Донецке. По версии следствия, обстрел велся именно военными Украины и нацгвардии, которым дали приказ стрелять по школе. Кроме того, в СК подчеркнули, что целью артобстрела было «уничтожение русскоязычного населения», проживающего на территории ДНР. Уголовное дело об убийстве соединено с делом о применении запрещенных средств и геноциде местного населения.

Украинский СНБО, немного погодя, также возбудил дело по факту обстрела школы, а министр иностранных дел Павел Климкин призвал направить на место попадания снаряда наблюдателей ОБСЕ. 6 ноября наблюдатели этой организации осмотрели место трагедии, но действия этой организации в последние месяцы заставляют усомниться в том, что истина будет установлена, а виновные наказаны.

Это не первый случай вопиющего нарушения международного гуманитарного права в Донбассе, который на Западе предпочитают «спускать на тормозах». 1 октября, в день начала занятий, в Донецке также была обстреляна школа. Тогда погибли 4 человека, еще 8 получили ранения. Можно говорить и о других эпизодах, когда международное сообщество «выражало озабоченность» - обнаружение массовых захоронений мирных жителей, авиаудар по поселку Семеновка и многое другое, начиная с трагедии 2 мая в Одессе. Но до сих пор ни за один случай никто не понес наказания, не были даже названы виновные.

Депутат Государственной Думы, доктор юридических наук Василий Лихачев считает, что действующие международные организации дискредитировали себя и показали свою неэффективность во время украинского конфликта.

- Этот эпизод напрямую касается моей семьи. Моя жена – уроженка Донецка, она училась в 63-й школе, а их донецкий дом находится недалеко от места трагедии, поэтому мы особенно остро воспринимаем все происходящее в Донбассе. Вопросы, которые вы задаете о международных организациях, сегодня особенно актуальны, и на них надо давать серьезные ответы. Как мы видим, и ООН, и прочие гуманитарные структуры европейского и международного уровня показывают свое политическое бессилие. Они лишь констатируют и ведут статистику смертей, в том числе детских. Ни в чем конкретном и практическом себя не проявляют.

Кризис на Украине, вне всякого сомнения, носит геополитический характер, и он показал критичное состояние многих структур современного международного порядка. Многие государства в вопросах международной политики несамостоятельны, делают то, что приказывают в Вашингтоне. Я пять лет работал послом Российской Федерации в Европейском Союзе. По контактам со многими европарламентариями, представителями дипломатического корпуса чувствую, что в последнее время эти люди испытывают внутреннее моральное расслоение. Они мучаются от того, что происходит разрыв между реальными очень тревожными фактами и событиями и отсутствием практического инструментария для регулирования этих проблем.

Можно ли сегодня говорить, что существует международный заговор США, Великобритании и других стран ЕС и НАТО? Мне кажется, нечто похожее уже начинает вырисовываться. Это весьма тревожная конфигурация. Вновь возникает идеология Холодной войны со всеми ее ужасными подходами и методологиями, которые основаны на правовом нигилизме, отрицании основных принципов международного права и, прежде всего, на отрицании и нарушении общепризнанных гуманитарных стандартов. Сегодня мы говорим о трагедии в Донецке. Но, наверное, не все знают, что США, которые в этой операции в Донбассе позиционируются в качестве оплота демократии и верховенства права, не являются, например, участниками международной Конвенции о правах ребенка 1999 года. Также они до сих пор не ратифицировали ряд международных гуманитарных конвенций в рамках ООН. Возникает вопрос об их праве указывать и претендовать на некую мантию верховного судьи в мировом сообществе.

— Можно ли как-то повлиять на сложившуюся ситуацию?

- Сегодня перед нами стоит несколько практических задач. Для Российской Федерации – это продолжение линии по защите международного права. Это должно происходить путем фиксирования всех фактов нарушения правопорядка. Мы знаем, что Министерство иностранных дел уже выпустило несколько «белых книг», в которых демонстрируются объективные факты нарушения и игнорирования международных стандартов странами-членами ЕС и Украиной. Эту работу нужно продолжать.

Кроме того, сегодня мы должны поставить вопрос о проведении международной конференции по проблемам гуманитарного права. В октябре 2015 года состоится 70-летие ООН, можно не дожидаясь этого момента, выдвинуть такое предложение - создать широкую и публичную политическую площадку, на которой рассказать о нарушениях и катастрофической гуманитарной ситуации на Украине и призвать к ответственности, как отдельные государства, так и соответствующие международные организации. Может быть, будут другие предложения меньшего масштаба, но очень важно, чтобы эта работа не прекращалась.

— Если существующие структуры неэффективны, не пора ли задуматься о том, чтобы создать некую альтернативную организацию, например, странам-членам БРИКС, которая следила бы за соблюдением международного гуманитарного права?

- Думаю, что об альтернативности говорить очень сложно. С моей точки зрения, нужно сделать две вещи. Во-первых, активно использовать структуры, в которых Российская Федерация, Китай, страны БРИКС уже находятся и работают, в том числе, использовать правозащитный механизм ООН. В конце концов, мы вносим в эту организацию, так же, как и в Совет Европы и другие структуры, огромные взносы, и не надо стесняться говорить на эту тему.

Во-вторых, нужно создавать и использовать потенциал уже действующих структур на постсоветском пространстве и в евразийском масштабе. С этой точки зрения ШОС – очень серьезная организация, которая могла бы проявить себя. Что-то может быть сделано и в рамках формирующегося Евразийского экономического союза. Есть настроения в Белоруссии и Казахстане придать этой организации чисто экономическое измерение, но гуманитарные вопросы все-таки взывают к конкретным организационным шагам.

Несколько месяцев назад я предлагал рассмотреть вопрос о создании Евразийского совета безопасности, совершенно новой организации. Не исключаю, что можно пойти и по этому пути, чтобы государства, которые чувствуют свою ответственность за поддержание мирового миропорядка, могли бы объединить свои усилия. Подобного рода предложения могут прозвучать уже скоро, во время выступления министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Государственной Думе в рамках парламентского часа. Подготовка уже идет, и сейчас мы все дожидаемся 18-19 ноября.

Доктор юридических наук, профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин уверен, что виновные в военных преступлениях будут наказаны, но это станет возможным только после окончания вооруженного конфликта. А пока Следственный комитет должен продолжать собирать доказательства, чтобы предъявить их в свое время в трибунал.

- С точки зрения международного права, любой международный конфликт рассматривается, как чрезвычайная ситуация, во время которой оно фактически не действует, а действуют исключительно нормы и правила гуманитарного права или, как говорили раньше, законы и обычаи войны. Вот только, как мы видим, они не соблюдаются. Исходя из этих норм, обстрелы и бомбежки мирного населения, которые повлекли за собой жертвы среди мирных жителей и, тем более, детей, - это одно из тягчайших преступлений. Что касается правосудия, оно неминуемо наступит, но, к сожалению, не раньше, чем вооруженный конфликт будет завершен. Оно должно быть независимым, беспристрастным, основанным на неопровержимых доказательствах, а во время активной фазы конфликта это невозможно.

В международной практике после окончания любого вооруженного конфликта действует трибунал, который рассматривает все свидетельства и квалифицированно принимает решения. Вершина правосудия – привлечение к ответственности виновных в военных преступлениях. В этом контексте нужно рассматривать и действия российских следственных органов, которые не оставляют без внимания все факты нарушений гуманитарного права, а возбуждают уголовные дела (наш Уголовный кодекс предусматривает такую возможность). Отчасти это делается для того, чтобы иметь процессуальные возможности собирать доказательства, которые впоследствии будут, я уверен, представлены в соответствующем трибунале. Работа ведется, но сейчас ожидать вердикта преждевременно.

— Сторонники киевской власти утверждают, что мирные жители сами виноваты в обстрелах, так как поддерживают «сепаратистов», а Запад закрывает глаза на нарушения со стороны Украины, потому что их совершает «законная власть» для сохранения территориальной целостности. Разве для гуманитарного права имеет значение, законная или не законная власть совершает преступления против человечности?

- Мирные жители всегда находятся под защитой международного гуманитарного права до тех пор, пока не становятся непосредственными участниками вооруженного конфликта. Да и вопрос законности власти тоже очень непростой. Можно по-разному относиться к выборам, которые прошли в Донбассе, но мы видели, что большинство людей, проживающих в этих областях, пришли и выразили свою позицию, которую на Западе называют «сепаратистской». Это их право, и они им воспользовались. Это дает возможность избранным лидерам легитимно представлять интересы граждан, проживающих на этих территориях, прежде всего в мирных переговорах. После установления мира можно провести и повторные выборы в рамках действия нормального международного права.

Если западные коллеги хотят расследовать факты нарушений, у них есть для этого все возможности. Но, на мой взгляд, самое действенное, что могут сделать на Западе – это дать команду Киеву перестать бомбить мирное население. С военной, да и с точки зрения логики, трудно представить, что люди сами себя обстреливают и убивают собственных детей.

— Международные правозащитные организации вроде Human Right Watch односторонне проявляют себя в украинском конфликте, что вызывает сомнения в их беспристрастности. Может ли быть создана новая организация, например, по инициативе России и Китая, которая будет эффективней следить за соблюдением прав человека?

- Нужно правильно понимать природу таких организаций. По сути это объединения граждан, которые проявляют активную жизненную позицию. Эти структуры формируются снизу, а не сверху, то есть их создание должно инициировать не правительство, а сами люди. Если у нас есть инициативные граждане, и они готовы активно проявлять свою позицию, то ничто не мешает им в рамках российского законодательства основать неправительственную организацию и выполнять такие же функции, как HRW или Amnesty International.

Что касается вышеупомянутых организаций, нужно относиться к ним с должным пониманием. Это объединение граждан с определенным мировоззрением и точкой зрения, и на это мировоззрение тоже можно влиять. Например, когда они делают выводы, не находясь на месте событий, а анализируя информацию из тех источников, к которым им дают доступ. У западных государств есть возможности формировать эту точку зрения. Это известные технологии, которые в современных реалиях многие хорошо научились использовать.

К тому же не секрет, что для выполнения каких-то проектов и работ требуются финансовые ресурсы, и эти организации – не исключение. Они претендуют на соответствующие гранты и их получают, и это не может не накладывать отпечаток на их работу. Все это позволяет говорить об управляемости таких неправительственных организаций.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.