30.12.2014, 12:00
«Мертвая рука» будущего
«Мертвая рука» будущегоМеждународная военная политика
Россия объявила главным приоритетом 2015 года развитие ядерных сил.

Начальник Генштаба Вооруженных сил России генерал армии Валерий Герасимов сообщил, что основным приоритетом развития ВС страны в следующем году станет развитие стратегических ядерных сил. Эксперты отмечают, что военным нужно сосредоточиться не на создании новых ракет, а на улучшении автоматической системы управления «Мертвая рука», а также на создании высокоточного неядерного оружия.

«Основным приоритетом (на 2015 год), конечно, является состояние и развитие стратегических ядерных сил», — сообщил генерал Валерий Герасимов в интервью РИА «Новости». Ранее министр обороны Сергей Шойгу заявлял, что военные закупят в 2015 году более 50 межконтинентальных стратегических ракет, а на боевое дежурство заступят два стратегических ракетоносца проекта «Борей», вооруженных 20 межконтинентальными ракетами «Булава». При этом в Ракетных войсках стратегического назначения будет сформировано четыре новых полка — по 12 ракет (предположительно «Ярс») в каждом.

По словам президента Академии геополитических проблем капитана первого ранга в отставке Константина Сивкова, приоритет развития ядерных сил означает развитие всего комплекса, обеспечивающего производство и применение ядерных средств поражения.

«Речь идет о поддержании в требуемом уровне боеготовности стратегических ядерных сил. Это означает, что боевой численный состав стратегических ядерных сил России и системы управления ими должен обеспечивать применение гарантированного ответного удара, наносящего неприемлемый для противника ущерб в любых условиях обстановки. А это целый комплекс мер», — говорит Сивков.

Он пояснил, что система управления ядерными силами должна суметь отдать команду на запуск ракет даже после уничтожения всех командных пунктов и штабов.

Для этого существует комплекс автоматического запуска ракетно-ядерного оружия в случае удара по территории России. Он был создан еще в СССР и получил на Западе название «Мертвая рука». Сейчас его компоненты нуждаются в обновлении, в том числе за счет космической группировки.

Кроме того, необходимо укреплять и модернизировать наземные, подземные (в бункерах) и воздушные (на самолетах) командные пункты. В частности, нужно совершенствовать систему их защиты — то есть развивать противоракетную оборону, подчеркнул Сивков.

По оценкам Сивкова, для уничтожения США в случае ядерного нападения у России для «удара возмездия» должно остаться не менее 50 ракет с ядерными боеголовками. При этом Договором об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ), подписанным в 2010 году Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым, устанавливается максимальное количество ракет у России и США по 700 штук. Получается, что России достаточно запустить каждую четырнадцатую ракету, чтобы гарантированно уничтожить территорию главного потенциального противника.

В 2015 году должны начаться испытания новейшей мобильной противоракетной системы С-500, которую сейчас создает концерн «Алмаз-Антей». Предполагается, что эти комплексы смогут уничтожать любые объекты, летящие со скоростью до 7 км/с на высоте до 250 км. Кроме того, будут развернуты еще две радиолокационные станции «Воронеж», способные засекать баллистические ракеты, и «летающий радар» нового поколения — самолет дальнего радиолокационного обнаружения А-100.

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов полагает, что в современных условиях задачи развивать ядерные силы нет, их нужно только поддерживать в нынешнем состоянии.

В развитии же нуждается высокоточное неядерное оружие, которое в ближайшей перспективе может стать средством сдерживания.

«Когда с подводной лодки стартует ракета, нельзя с уверенностью сказать, ядерный заряд на ней или обычный. При этом точность попадания такова, что разрушение будет гарантировано. У нас этому пока уделяется недостаточно внимания. Для создания высокоточного оружия нужна совсем другая промышленность, собственная элементная база и много чего другого, чего у нас пока нет», — отметил Коновалов.

Он напомнил, что высокоточное оружие появилось для гарантированного уничтожения небольших объектов, например групп террористов, и сейчас его развитие ничто не сдерживает.

«Если для ограничения ядерного оружия есть масса договоров, то для высокоточного их нет. Но ограничивать наращивание таких средств необходимо», — отметил эксперт.

По открытым данным, на начало 2010 года в России насчитывалось более 300 наземных баллистических ракет с ядерными боеголовками, почти 170 ракет, установленных на подводных лодках, и около 1000 авиационных ракет с ядерными боеголовками. При этом у США насчитывалось 450 наземных ракет, 300 морских и почти 400 авиационных.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.