05.10.2015, 10:21
Меркель зовет Асада к диалогу
Меркель зовет Асада к диалогуМеждународная военная политика
Только военными действиями конфликт в Сирии не решить.

Для урегулирования кризиса в Сирии необходимо наладить политический процесс. Такое мнение в интервью немецкой радиостанции Deutschlandfunk высказала канцлер ФРГ Ангела Меркель, сообщает Интерфакс.

Военные усилия необходимы, но они не способны остановить кровопролитие. Нужен полноценный политический диалог, говорит Меркель. Но пока, по ее признанию, «он идет не слишком хорошо». По словам канцлера Германии, в решении сирийского кризиса должны участвовать как представители оппозиции, так и правительство Башара Асада. Помимо России, в процессе мирного урегулирования через политический диалог должны принять участие США, Саудовская Аравия, Иран, а также Германия, Франция и Великобритания, считает Меркель.

Но возможен ли такой диалог, если сама причина политического кризиса в Сирии Россией и США воспринимается с диаметральных позиций?

— Не стоит переоценивать глубину противоречий между Россией и странами Запада по сирийскому кризису, — уверен директор Института политики, права и социального развития МГГУ им. Шолохова, политолог Владимир Шаповалов. — Тем более что, как мне представляется, последние дипломатические усилия, в том числе личные переговоры Владимира Путина и Барака Обамы, значительно продвинули процесс соотнесения позиций России и Запада. Выработки общей платформы. Или, во всяком случае, не противоречащих существенно друг другу позиций.

Несмотря на информационную войну, развязанную Западом и их союзниками по отношению к российским действиям в Сирии, необходимо констатировать, что у России и Запада все же есть общие точки соприкосновения. И, кстати, слова Меркель это косвенным образом подтверждают.

Надо полагать, прежде всего, это угроза, исходящая от «Исламского государства»?

— Совершенно верно. «Точкой соприкосновения» является общий враг. Враг жестокий, коварный, бесчеловечный. Который способен на десятилетия ввергнуть в хаос весь Ближний Восток.

Достаточно позитивный пример подобного рода взаимодействий, выстраивания общей платформы для борьбы с исламским терроризмом — это действия России и США в 2001 году в Афганистане. Я думаю, у западных лидеров достаточно разума и некоего правильного представления о будущем для того, чтобы понять: единственный выход из создавшейся ситуации — это максимальное сближение с России. Согласование с Москвой всех позиций и в сирийском кризисе. И в ближневосточном кризисе, в целом.

В этой связи идея, которую озвучила Меркель, с моей точки зрения, несет достаточно большую долю рациональности. Действительно, решать сирийскую проблему необходимо не только военными методами. Но без военного участия — и это показала практика — разрешить этот конфликт все-таки невозможно. Сегодня главная проблема Сирии — международный терроризм. А эта проблема решается в первую очередь военным путем. Одной дипломатией здесь невозможно добиться результата.

Но я также уверен, что за военной фазой, в которую сейчас включилась Россия — и одновременно с ней — должно происходить дипломатическое и политическое сопровождение.

— В какой форме? Как это может выглядеть?

— В виде формирования широкой коалиции стран, заинтересованных в разрешении этого конфликта. Пусть даже их позиции будут несколько различаться и между ними будут определенные противоречия. Нужно признать, что и среди стран антигитлеровской коалиции ведь тоже не было полного единства подходов по всем вопросам. Были жаркие споры и очень серьезные разногласия.

Точно также среди тех стран, кто заинтересован в разрешении конфликта на Ближнем Востоке и в победе над «Исламским государством», были, есть и будут противоречия. Между Россией и США. Между Ираном и Саудовской Аравией. Тем не менее, все эти страны, а также Франция, Германия, Великобритания (и, конечно, Египет, и не упомянутая Меркель Турция, которая является очень важным игроком) должны принять участие в процессе урегулирования. Я думаю, что даже если Китай проявит заинтересованность, ему также найдется место среди этих стран.

Только в случае выработки единого подхода сторон к действиям так называемых «умеренных» — «умеренной оппозиции» — против Башара Асада, такая коалиция будет успешной. И, безусловно, в повестке такого рода политического процесса должно быть прекращение конфликта между Турцией и курдами. Поскольку курдские повстанцы являются также важным элементом антитеррористического фронта.

Если все эти позиции будут сведены к общему знаменателю — а в этом, как мне кажется, ведущую роль должны сыграть Россия и страны Запада, — то проблема «Исламского государства» будет решена. И тогда настанет черед решения следующей проблемы — проблемы выстраивания мирного процесса и восстановление государственности тех стран, которые пострадали в этом конфликте. Прежде всего, Сирии и Ирака.

По мнению старшего научного сотрудника Центра партнерства цивилизаций ИМИ МГИМО (У) МИД России Юрия Зинина, канцлер говорит правильные вещи, но с заметным опозданием:

— Вполне понятно, что Германия, как ведущая европейская страна, не может оставаться в стороне от важнейших геополитических проблем. Она привыкла быть авторитетом в Европе и хочет, естественно, сохранить это влияние и за ее пределами. Мне кажется, Меркель, как представитель Запада, старается вывести его на диалог с Москвой. Ранее — напомню — она уже заявляла, что завершить гражданскую войну в Сирии можно лишь при участии России.

— Почему канцлер не вспоминала о политическом диалоге, когда США бомбили Сирию?

— Мне кажется, неуправляемая волна беженцев заставила Запад, и Меркель, в том числе, начать думать: а что будет, если этот поток окончательно смоет привычные западные ценности? Они, прежде всего, о себе думают, конечно. Им надо остановить это «вселенское переселение народов». А как? Надо начать решать сирийский вопрос. Если прекратится эта война, и «Исламское государство» перестанет разрастаться как раковая опухоль, люди не будут массово бежать в Европу и искать там спасения.

— Но возможен ли политический диалог между странами, которые настолько по-разному смотрят на проблему?

— В любом случае, надежда, как говорится, умирает последней. Конечно, вряд ли можно назвать адекватной реакцию Запада на российские действия в Сирии. Но этого следовало ожидать. Мы же не наивные люди. И прекрасно понимаем, что аплодировать нашим успехам никто не будет. Но мы защищаем свои интересы.

В то же время наше предложение создать международную коалицию для борьбы с ИГИЛ остается в силе. Мы не отказались от этой идеи. Хотя американцы ее и отвергли. Некоторые страны проигнорировали. А кто-то прислушался и задумался.

Но все, в конечном итоге, будет зависеть от обстановки в самой Сирии. Удастся ли сирийским правительственным войскам сейчас переломить ситуацию в свою пользу. На данный момент главное — показать, что у законного правительства достаточно большой потенциал доверия и возможностей. И что оно крепко стоит на ногах.

За эти четыре с половиной года войны руководству страны пришлось очень тяжело. Колоссальное пропагандистское давление. Сотни телеканалов и радиостанций по всему миру ежедневно вещают на Сирию. Сеют раздор, ненависть и страх. То, что сирийцы держатся, говорит о стойкости народа. Но пора уже как-то стабилизировать ситуацию.

— Запад считает, что если уйдет Асад, все само собой «рассосется»…

— Запад постоянно наступает на одни и те же грабли. Мы уже видели, к чему привела демонизация Хусейна и Каддафи. Сейчас они пытается во всех грехах обвинить Асада. Совершенно не понимая, что это власть, которая существует уже десятки лет. И нравится им или не нравится, она была гарантом стабильности. Страна развивалась. И вполне успешно. Если и были ошибки, так кто не ошибается? К тому же, сирийцы сами поняли, какие допустили ошибки. Но силы извне — не без участия, естественно, США — ввергли страну в гражданскую войну. Ситуация там давно бы сползла в хаос, как это мы уже наблюдали на примере Ирака, Афганистана и Ливии, но годы сопротивления сирийцев показали, что они доверяют и своему президенту, и своим государственным структурам.

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb