04.06.2015, 22:47
Марьинка показала неизбежность новой войны
Марьинка показала неизбежность новой войныМеждународная военная политика
Крупномасштабный встречный бой в Марьинке ознаменовал собой новый поворот в истории конфликта в Донбассе. Он продемонстрировал сильные и слабые стороны как Киева, так и ДНР и показал, чем станет эта война уже в ближайшее время – мясорубкой. Части ВСУ уже не те, что прежде, а среди командования Новороссии налицо головокружение от успехов.

Двенадцатичасовой бой у Марьинки – чудовищное событие. Ничего подобного не было со времен Минска-2. И это было не позиционное использование артиллерии на большом расстоянии, которое ОБСЕ и так признает в качестве нарушения перемирия. Это было прямое военное столкновение, превышающее по количеству людей и техники все, что происходит сейчас на Ближнем Востоке. Да, в любом из конфликтов на Ближнем Востоке.


Головокружение от успехов

Начнем с того, что обычные пехотные боестолкновения не длятся более получаса. Но огромная группировка украинских войск (28-я аэромобильная бригада, добрбат «Киев» и артиллерийские части усиления, а также танки, ориентировочно – до 20 штук) перешла в прямое наступление на позиции ВСН. Ни о каком перемирии говорить уже нельзя – это была массированная наступательная операция с конкретной целью, а не разведывательная атака силами прифронтовых подразделений и ДРГ, как прежде.

Суммарно с украинской стороны в наступлении (прямом и фронтальном) участвовали до 1500 человек и 50 единиц бронетехники. За ночь с 2 по 3 июня они серьезно потеснили позиции ВСН, которые, как это ни печально, действительно пытались соблюдать минские соглашения и вообще не имели на фронтовой позиции артиллерии прикрытия. Только к утру, когда ситуация стала критической, было принято решение подтянуть резервы, тем более что с украинской стороны уже работали РЗСО и тяжелая ствольная артиллерия.

Рано утром с северо-востока жилой застройки в Марьинку стала входить пехота РСН – части так называемой «пятнашки». Контратаки украинские войска не ждали, они были заточены под самостоятельное наступление, артиллерия была перенесена вглубь, блокируя подвоз подкреплений. В результате украинские части были деморализованы и частично бежали, особенно оперативно драпанул добрбат «Киев». К рассвету чуть ли не вся Марьинка оказалась под контролем ВСН, чего не было уже больше года – после отступления имени Стрелкова со всех позиций западнее Донецка.

Надо понимать, что, хотя речь и идет о голой степи, фактически это пригород Донецка. Петровский район города – аппендикс, выступающий из «тела» миллионника на юго-запад. Длительное время (по сути, больше года маневренной войны) он оставался под контролем ВСН, но постоянно подвергался ударам. До последнего времени украинское командование не рассматривало район Марьинка – Карловка как плацдарм для наступления, продолжая считать фронтальный штурм Донецка невозможным. Потому и сейчас основные силы ВСУ стягиваются гораздо севернее и южнее. Наступление на Марьинку действительно стало неожиданностью и потребовало переброски туда резервов ВСН, которых и так немного. Другое дело, что пока они обладают достаточной мобильностью, чтобы быть основой стратегии мобильной обороны. Иными словами, значительная часть наиболее боеспособных частей ВСН после «бригадизации» располагается в глубине фронта, который, несмотря на свою протяженность почти в тысячу километров, сформирован так, что резервы можно быстро перебросить туда, где они наиболее нужны. Даже наиболее удаленный мариупольский участок пока возможно контролировать за счет резервов.

Но к утру 3 июня ситуация резко изменилась. Пройдя всю жилую застройку Маринки насквозь, части ВСН вошли в центр города, где совершили ту же ошибку, что регулярно совершают украинские военные и добрбаты в Широкино – стали фиксировать свою победу. Поднятие флага над горадминистрацией и массовые селфи после перехода к обороне – не признак военного искусства.

Еще один момент, который важно оговорить – честности ради: на той стороне воюют такие же русские парни. И когда деморализованный добрбат «Киев» разбежался, осталась 28-я аэромобильная бригада, набранная по призыву. Фанатики-добровольцы готовы воевать до первого выстрела, они хороши в масштабах «оранжевой революции», а не на войне. Даже подученный пехотному бою добрбат «Киев», в котором амуниция каждого солдата стоит до 20 тысяч евро, бросился наутек. А набранные по призыву Мыколы и Вани будут стоять до конца, потому что они такие же прирожденные солдаты, как и парни из ополчения, просто у них другая каша в голове.

Таким образом, к середине дня наступление ВСН натолкнулось на оборону в центре Марьинки (конкретно – у бывшего госпиталя) и захлебнулось из-за главной болезни, которой страдает все командование ВСН, – эйфории. Невероятные даже по современным временам успехи ополчения за последний год привели к недооценке противника, к восприятию украинских войск в качестве необученного сброда. Это изначально не соответствовало действительности, а сейчас – тем более. Проблема Киева заключалась в другом – в полном отсутствии командного состава с опытом. Почти никто из украинских офицеров никогда не участвовал в реальных боевых действиях, они привыкли только торговать и воровать. Страшные потери последнего годы были прямым следствием неумения управлять и непонимания, что такое реальная война. Но сейчас в ВСУ уже выросло новое поколение людей, понимающих, что такое война. На войне время вообще течет очень быстро, оно прессуется, и вчерашний мальчишка запросто становится прекрасным командиром. Ровно это же произошло в Донецке с Луганском, где офицерами становились простые парни, завоевавшие свой авторитет. Только если в ДНР и ЛНР тогда не существовало даже зачатков ВС, то в Киеве этот процесс идет в рамках формально существующей армии, у которой есть командование, есть министерство обороны, в котором, правда, продолжают доминировать именно старые, советские офицеры, пороха не нюхавшие. Сойтись во взглядах с новыми профессионалами они не смогут. Если добавить в эту кашу еще и командование добровольческих батальонов, на выходе получается тотальная неразбериха.

У госпиталя части ВСН остановились, а затем медленно, но по приказу стали отходить назад. К заходу солнца донецкие части контролировали лишь часть жилой застройки на юго-востоке поселка, то есть, по сути, те же позиции, которые были у них до начала мясорубки. Украина к 4–5 часам дня выдвинула резервы со стороны Курахово, но они были накрыты дальней артиллерией – это голое пространство, в котором передвижение больших колонн техники невозможно спрятать. Наступление украинских войск и контрнаступление ВСН закончились ничьей, хотя позиции Киева были значительно хуже, и речь могла идти о прорыве фронта на неожиданном для украинцев направлении, что было чревато тяжелейшими последствиями. Если бы к середине дня ВСН взяли Марьинку целиком, разбив 28-ю аэромобильную бригаду, то дальше перед ними лежала бы голая степь до самого Днепра. 


Чудовищный итог

Зачем все это было нужно Киеву? Чудовищная мясорубка в Марьинке могла привести только к выходу на Петровский район Донецка, штурмовать который – самоубийство. Нельзя идти напрямую через жилую застройку, это все уже выучили, бои двухмесячной давности за Пески это показали. Пески – крошечное село, выстроенное вдоль автотрассы, типичное для этого региона. Штурм в лоб предполагает проход через каждый дом, вокруг которого за время перемирия вырыты окопы и положены мины. Обвинения командования ВСН в том, что оно не взяло Пески – бред, потому что нельзя без огромных потерь взять штурмом село, расположенное и укрепленное таким образом.

Ни о каком мире говорить больше не приходиться. Если отставить обстоятельства, в которые перешли минские переговоры, мы получаем готовую стартовую позицию для новой большой войны. Украинская армия так или иначе, но сформировала два крупных очага наступления. Наиболее опасным представляется обстановка в районе Волновахи, где в голой степи сконцентрированы наиболее боеспособные украинские силы. Их задача – наступление через Еленовку и Докучаевск на север и северо-восток с целью снова отрезать Донецк от снабжения. Докучаевск и Еленовка уже полгода живут в обстановке тотальных обстрелов. Терроризирующие бомбардировки выявляют и направление наступления. Причем в этом нет ничего нового – точно так же год назад украинские части наступали на Иловайск и Амвросиевку. Закончилось это плохо, но опыт ничему не учит – старшие офицеры в генштабе и минобороны Украины не сменились. Они до сих пор искренне считают, что концентрические сходящие наступления двух танковых группировок должны привести к окружению противника. Их так учили в академиях в советское время. Они в это верят.

Вторая группировка по старинке формируется в районе Авдеевки – крупнейшем форпосте на севере фронта ДНР после падения Дебальцево. В отличие от других прифронтовых территорий, он густо населен, это не степь, а продолжение городской агломерации. Так уже сложилось, что именно в районе Авдеевки будет собираться наиболее крупная украинская группировка. Направление удара в данном случае демонстрируют обстрелы Горловки – это продолжение старой и уже вроде бы похороненной идеи о наступлении из района Авдеевка – Дебальцево на Горловку и Ясиноватую, чтоб отрезать Донецк с севера.

Речь не о мечтах генерального штаба, а о стратегии, вполне реализуемой на практике. На луганском направлении затишье обусловлено именно отсутствием физической возможности сделать что-то подобное. Если нужен успех или попытка продемонстрировать успех, как это было только что в Марьинке, то это не к Луганску. Бои за поселок Счастье – уже норма. Но надо понимать, что украинские и луганские позиции в районе Счастья разделяет река, и фронтальный штурм там невозможен. Перестрелки идут только с высот – с курганов, расположенных по обе стороны реки.

Проблемная ситуация и на бахмутской трассе у номерных постов. Там случилось ровно то же, что и в Марьинке: наступление ВСН захлебнулось из-за чрезмерной растянутости фронта и амбициозности командующих. Теперь бахмутская трасса – головная боль украинских войск, поскольку теоретически прорыв там возможен, причем с катастрофическими обстоятельствами. Другое дело, что Луганск сильно подвержен внутренним конфликтам, которые мешают концентрироваться на фронте.

Положение под Мариуполем, несмотря на свою «медийность», не столь существенно. Широкино – самое попадаемое в сводки географическое название, но по факту оно никому не интересно. Украинские части часто используют прифронтовые или находящиеся в нейтральной полосе населенные пункты или для пиара, или для заработка. Распоряжение Порошенко о выплате денег за любой занятый населенный пункт и привело к эпической битве за никому не нужное Широкино – прибрежный дачный поселок, перед которым с востока высится курганная гряда. Батальон «Азов», прослышав про премиальные, стал регулярно туда наведываться, вывешить украинский флаг, делать массовые селфи – и тикать оттуда в кассу. Через месяц местные жители попросили ДНР как-то это прекратить, и началась эпическая битва за Широкино, не имеющая никакого военного значения. Примерно так же раньше разворачивались события вокруг аэропорта. Эти позиции превратились в морально-этические, не будучи военными. Люди гибнут ни за что.

Чудовищный итог на сегодняшний день: о мире не идет и речи. Киев сделал все, чтобы переформатировать имеющиеся в наличии силы и создать две крупные боеспособные группировки для инициации нового фронтального наступления по сходящимся траекториям. В ответ ДНР и ЛНР противопоставляют доктрину мобильной обороны, концентрируя наиболее боеспособные части в отдалении от фронта и надеясь на быструю их перегруппировку. Бои за Марьинку показали одновременно и правильность такого решения, и некоторые его слабости. В частности, не учитывается выросшая боеспособность украинских частей и невозможность перемещать резервы достаточно быстро. В итоге Марьинке ВСН понесли тяжелые потери, которые не оправданы самым ходом операции. Потери можно понять, когда они приводят к результату, а не тогда, когда виной всему – недооценка противника.

Сегодняшняя «ничья» страшна по своей сути. Обе стороны готовы к проведению масштабных наступательных операций, а нарастание боестолковений означает только то, что рано или поздно они и впрямь начнутся. Сам ход развития событий приведет к этому, как бой в Марьинке чуть не привел к тотальной катастрофе. Обмен артиллерийскими ударами постепенно приводит к нарастанию общей атмосферы войны. Гибель мирных жителей только подстегивает военных. И выхода из этого тупика пока не видно.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.