23.10.2015, 12:05
«Майдан» в Средней Азии готовится по образцу Сирии и Ирака
«Майдан» в Средней Азии готовится по образцу Сирии и ИракаМеждународная военная политика
Операция Воздушно-космических сил России в Сирии обнажает беспомощность террористов перед современным высокоточным оружием и политической волей руководства нашей страны. Ранее Минобороны РФ неоднократно сообщало о том, что в рядах боевиков «Исламского государства» наблюдается паника, некоторые из них пытаются покинуть театр военных действий, направляясь в Европу.

Разумеется, дело не ограничивается Старым Светом. Тем более что в рядах боевиков сражаются тысячи выходцев из Средней Азии. Что будет, если они одновременно покинут Сирию и Ирак, решат вернуться домой? По всей видимости, этот процесс уже начался — страх перед возмездием парализует волю к сопротивлению. Однако здесь всплывает другая проблема: боевики, несколько лет жившие на Ближнем Востоке в атмосфере анархии и беззакония, попытаются установить «новые порядки» в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, Туркменистане. Под их прицел попадает и Казахстан, граничащий с мятежным Синьцзян-Уйгурским автономным округом Китая, в котором работает влиятельная агентура ИГ. Сценарии действий могут быть самыми разными — от массовых акций протеста до вооруженного мятежа, который не так давно вспыхнул в Таджикистане. Это был первый тревожный звонок.

Суть в том, что социальные сети Facebook, Twitter и «ВКонтакте», а также мобильные мессенджеры типа WhatsApp, Viber и Skype собирают людей не только на Майдан, но и вовлекают их в террористические организации, отправляя вчерашних школьников в сирийскую пустыню, где они сражаются за псевдомифические слоганы «Исламского государства» и других террористических группировок. Не случайно представитель генеральной прокуратуры Узбекистана Азамжон Халилов сообщил корреспонденту ИА REGNUM о том, что активность экстремистов по вербовке последователей через интернет стремительно возрастает; только в октябре этого года в двух регионах Узбекистана выявлены факты пропаганды идей религиозного экстремизма через всемирную паутину. «Приложение WhatsApp часто используется экстремистами для вербовки, так как 98% из 10,2 миллионов интернет-пользователей республики пользуются мобильным интернетом со смартфона», — резюмирует Халилов. Поэтому спецслужбы республики принялись блокировать работу мессенджеров, создавая помехи при их функционировании. Надолго ли? Ведь технологический прогресс всегда на шаг опережает тех, кто пытается контролировать его пользователей и бенефициаров.

Сопротивление бесполезно — приложение WhatsApp уже получило признание у протестующих в разных уголках мира, включая индийскую провинцию Пенджаб, спровоцировав 14 октября массовый митинг сикхов в городе Коткапура. «Столкновение начались около 5.30 утра. В течение нескольких минут новость о протестах распространилась среди местных сикхов и приверженцев жесткой линии, собрав протестующих», — пишет газета Hindustan Times. Правоохранительные органы бьют тревогу: если в социальных сетях проще отследить работу протестных групп, то в WhatsApp, Viber и Skype вести наблюдение значительно сложнее — необходимо удаленное проникновение в каждое мобильное устройство. Поскольку участник сетевого общения выступает в качестве самостоятельного сервера: даже если спецслужбы выявляют и блокируют работу его телефона, система продолжает работать исправно из-за того, что центр ее администрирования расположен на территории Соединенных Штатов, т. е. работает на безопасном для себя расстоянии. Надо полагать, что с аналогичными трудностями сталкиваются российские спецслужбы и их союзники из стран ОДКБ.

Теперь о вербовке. Вот как описывает этот процесс руководитель регионального общественного движения мусульман Хабаровского края «Содружество» Хамза Кузнецов: «В любой соцсети есть возможность оценить какой-либо пост при помощи так называемых „лайков". В случае, если один пользователь оценил это видео, нажав на „лайк", то его видят на своих лентах все друзья и подписчики этого пользователя». По его словам, агитация, экспансия радикальных идей через соцсети достигла опасного уровня, когда уже стало необходимо говорить об этом в открытую. «Конечно, эти видео ролики отслеживают и удаляют компетентные органы, но для этого нужны недели, а то и месяцы, с нашей-то бюрократией. За это время ролик могут просмотреть десятки тысяч молодых и горячих мусульман, у которых, почти у каждого, сегодня есть смартфон или планшет. Всё это, в сочетании с кризисом и ужесточением миграционного законодательства, может побудить молодёжь ехать на заработки к боевикам», — резюмирует Кузнецов в интервью порталу Dvhab.Ru.

Дело в том, что американский Институт мира (United States Institute of Peace) разрабатывает концепцию гражданского неповиновения в условиях современных насильственных конфликтов. В частности, тематику ненасилия разрабатывает старший политический сотрудник Института Мария Джей Стефан, под редакцией которой с 2009 по 2015 годы вышло несколько работ по теме. 20 октября Стефан отличилась красноречивым выступлением на «Саммите за изменения» (Summit for Change), которое проливает свет на долгосрочную подрывную работу США в регионе Ближнего и Среднего Востока: «Три года назад я прибыла по линии Государственного департамента США в Турцию для работы с сирийской оппозицией. Нам представилась удивительная возможность поддержать сирийских активистов и лидеров гражданского общества в борьбе с криминальным режимом. Манифестанты ответили на пули и штыки мирными протестами. Спустя восемь месяцев с начала революции Сирии в марте 2011 года, активисты — сунниты, христиане, курды, друзы и алавиты — использовали демонстрации, сидячие забастовки, музыку, красочные граффити, онлайн сатиры и десятки других ненасильственных тактик, чтобы бросить вызов режиму Асада. Моя задача, обозначенная правительством США и международными партнерами, состояла в том, чтобы им помочь».

Выводя дискуссию в плоскость ненасильственной борьбы, Вашингтон автоматически списывает 250 тыс. жертв гражданской войны в САР на правящий режим в Дамаске, забывая о том, что около 3 млн сирийцев были вынуждены покинуть свои дома из-за зверств наёмков, которых уже пять лет финансирует и обучает Запад. Достаточно вспомнить о кадрах, заполонивших интернет в 2012 году, на которых «умеренный оппозиционер» из так называемой Сирийской свободной армии поедает человеческие внутренности. Почему М. Дж. Стефан ссылается на граффити и акции гражданского неповиновения, говоря о войне в арабской республике? Предоставим ей слово: «При изучении 323 насильственных и ненасильственных кампаний за период с 1900 по 2006 годы мы обнаружили, что гражданское сопротивление было в два раза успешнее вооруженной борьбы — даже против превосходящего в военном отношении противника, готового использовать насилие. Установлено, что ненасильственная борьба способствует упрочению демократии и гражданского мира».

Конечно же, опыт Сирии и Ливии опровергает тезисы Стефан, которые обнажают идеологизированный и чрезвычайно ангажированный подход. Однако сотрудник Атлантического совета не сдается без боя: «Наши выводы подверглись испытанию в Сирии. Не удивительно, что сирийцы взялись за оружие против режима, даже будучи сторонниками ненасильственного сопротивления. Я попыталась поставить себя на их место и представить, как моя мать страдает от насилия, брат умирает от голода, а религия высмеивается». Чувствительная логика, не так ли? По ее утверждению, ненасилие выигрывает у насилия по срокам. «Для победы ненасильственного сопротивления в Сирии требуется больше времени. Средняя ненасильственная кампания длится три года, в то время как военные кампании занимают свыше девяти лет», — заявляет Стефан.

Самое опасное из всего сказанного заключается в том, что когда майдан доберется до стран Средней Азии, американские военные и политологи будут исходить из собственного сирийского или украинского опыта. Причина проста — другого опыта (т. е. позитивного) у них просто нет.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и