10.11.2015, 08:39
Лондон паникует по высшему уровню
Лондон паникует по высшему уровнюМеждународная военная политика
Почему британские власти хотят поставить Россию в один ряд с террористами ИГИЛ?

Великобритания готова признать Россию угрозой высшего уровня. Именно в этом статусе, по сведениям газеты The Times, наша страна будет представлена в новой стратегии национальной безопасности Соединенного Королевства, которую, как ожидается, 23 ноября озвучит премьер-министр Дэвид Кэмерон.

Издание напоминает, что анализ рисков такого рода проводится каждые пять лет. И В 2010 году Россия в список главных угроз не попала.

На этот раз, цитирует британскую газету РИА «Новости», власти страны приняли такое решение якобы в связи «с ростом российской агрессии», в частности, на Украине и в Сирии. А, по сути, всего лишь влились в русло американской политики.

Поскольку «список врагов» Лондона, утвержденный в рамках пересмотра стратегии обеспечения безопасности, мало чем отличается от представленного год назад президентом США Бараком Обамой. Глава Белого дома назвал тогда мировыми угрозами Эболу, ИГИЛ и Россию.

В английском «аналоге» к списку угроз добавилась еще «нестабильность, связанная с притоком мигрантов в Европу». Что, в общем, вполне очевидно и логично.

Но что там делает наша страна? Какую угрозу Россия может нести подданным Соединенного Королевства? Мы никогда не нападали на Англию. Да, столкновения были… В Крыму… Но это — XIX век.

Кому тогда выгодно сегодня на берегах Туманного Альбиона раскручивать тему «российской агрессии»?

— На самом деле, не новость, что теперь в стратегии национальной безопасности Великобритании Россия значится как «угроза высшего уровня», — комментирует решение кабинета Кэмерона профессор МГИМО, политолог Елена Пономарёва. — В принципе, англосаксы (речь в данном случае, прежде всего, идет о союзе Великобритании и США) всегда выстраивали, такую, скажем, общую политику.

Напомню, что в стратегии национальной безопасности США, которая была утверждена в феврале этого года, Россия зафиксирована, как угроза № 1. То есть, британцы просто повторяют эти пассажи за Вашингтоном, и как бы выстраивают единую внешнеполитическую линию.

Но почему именно Россия в обоих случаях воспринимается как угроза?

— Что касается причин, по которым Великобритания публично решила поместить нашу страну в список наиболее серьезных геополитических угроз, то это, конечно, следствие большой политики. Причем, в условиях тяжелейшей информационной войны.

Если мы посмотрим на то, как подается Россия… Она ведь представляется британским истеблишментом, как агрессор. На самом деле, речь идет о достаточно жесткой просто политике России в последнее время по целому ряду вопросов. Усиление нашей страны на мировой арене воспринимается форпостами западной политики — прежде всего, Британией и Соединенными Штатами, — как угроза. Это неправильный и несправедливый подход.

Получается, что, когда Россия не имеет своих зон влияния, своих интересов, по крайней мере, когда она об этом молчит, и не вмешивается в глобальные процессы, она — нормальный партнер. Но как только Россия начинает заявлять о своих желаниях, о своей цели, и как великая держава начинает участвовать в формировании глобальной повестки дня, в урегулировании вопросов, касающихся глобальной безопасности, она вдруг прекращается в агрессора.

Это тот самый пример двойных стандартов, который выражен классической фразой британского (кстати) писателя Джеральда Сеймура в романе 75-го года «Игра Гарри»: «Для кого террорист, а для кого — борец за свободу».

То есть, если Россия защищает сильные государственные образования, защищает свободу, защищает мирных граждан, тем самым, заявляя свою альтернативную позицию интегральному Западу, она превращается в агрессора. В то же время, мы знаем, что в данном случае являемся сторонниками борьбы, на самом деле, за свободу и независимость — неважно, это население Крыма, или, скажем, это население Сирии.

Идет серьезное переформатирование мировой политики. И на этом поприще, конечно, имеют место очень некрасивые, мягко говоря, позиции ряда стран.

— Поясните?

— Речь идет о возможности представить себя максимально в лучшем свете, обвинив другую страну в тех грехах, которые за ней не существуют.

Дело в том, что эта позиция представлена в мировом общественном мнении. И формирует в значительной степени это мнение. Создается впечатление, что от России исходит угроза. На самом деле, таковой угрозы нет.

Давайте посмотрим, что за последнюю четверть века сделали западные страны, включенные в НАТО… Они разрушили не одно суверенное государство. Они посеяли хаос во всех уголках мира, где находились: начиная от балканских войн, например, и заканчивая современными войнами на Ближнем Востоке. Я уже не говорю про африканский континент.

Вот кто истинный агрессор. Вот кто на самом деле представляет угрозу мировому сообществу.

Ведь не просто так российский президент Владимир Путин, выступая на 70-летнем юбилее ООН, обратился к Западу с вопросом: «Вы хоть понимаете, что натворили?»

Чтобы списать свои промахи, как говорятся, на чужую голову, вот, в принципе, принимаются такие стратегические вещи.

— Все имеет свои последствия. А здесь?

— Понятно, что любой государственный документ предполагает определенную реализацию, на которую будут выделены соответствующие финансовые средства. В соответствии с которой будет пересмотрена политика этого государства. Будет проведено усиление тех или иных структур, в том числе разведывательных.

Конечно, это очень серьезная вещь. И мы увидим в ближайшее время ужесточение политики Великобритании по всем направлениям, связанным с нашей страной. Это будут, я думаю, продолжения санкционных списков, и возможные какие-то действие на внешнеполитической арене, в финансовой сфере… и т. п.

Получается, мы наблюдаем классическое возрождение нагнетания конфронтации, которое всегда предшествовало серьезным геополитическим сдвигам. Не хочу никого пугать. Но, на самом деле, аналогичная ситуация (когда создается определенная угроза) предшествовала и Крымской войне, и Первой мировой, и Второй мировой. И как правило, это угроза была в виде России.

Недаром даже Римский Папа Франциск I в речи, посвященной столетию начала Первой мировой войны, сказал, что Третья мировая фактически началась. И это, в частности, подтверждается такими стратегическими документами, которые принимают западные страны, в том числе Великобритания.

— Что нужно делать? И как нам реагировать на это?

— Во-первых, очень четко и ясно фиксировать свою политику во всех мировых СМИ. Не отступать ни на йоту от своих национальных интересов. Признавать их наличие в различных регионах мира. Потому что мы одно время даже стеснялись как бы об этом говорить. США не стесняются объявлять о своих национальных интересах во всех уголках мира, а мы — стесняемся. Да, Россия — великая держава и у нее могут быть свои интересы в любой точке мира.

Более того, развивать активно экономику своей страны. Формировать определенные тренды глобального развития. В этом смысле интеграционные проекты, которые предлагает Россия (Евразийский экономический союз (ЕАЭС), БРИКС, ШОС) — это та альтернатива глобальному доминированию Запада, которое имеет сегодня место.

И формировать свою позицию в медийной пространстве тоже очень важно. Что называется, по принципу «собака лает, караван идет».

Что бы ни говорили западные политики, у нас есть свое представление об этом мире, о ценностях в этом мире, о своем настоящем и будущем. И мы должны строго придерживаться своих стратегических целей. Своей стратегии национальной безопасности. Своей военной доктрины. И работать на укрепление обороноспособности и усиление экономики собственной страны. Иного не дано.

— Когда западные политиканы кричат о «российской угрозе», они не договаривают одно слово, которое полностью меняет весь смысл этих нелепых обвинений, — делится своим мнением директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепёхин. — Россия — если быть точным — представляет угрозу целям Запада. Гегемонистским и глобалистским целям.

Дело в том, что до событий на Украине, поскольку Россия не рассматривалась в качестве возможного препятствия этому глобализму, таких заявлений не было. Предполагалось, что глобализм идет своим чередом. Америка захватывает пространства, распространяет свое влияние на ключевые направления — Трансатлантическое, Тихоокеанское, Ближневосточное… и т. д. А Россия — так, региональная держава, для которой придумали «Восточное партнерство». Предполагалось, что через этот проект постепенно советское пространство будет «переварено».

И вдруг, когда США со своими партнерами так удачно «подпалили» Украину, Россия принимает жесткие решения. Идет навстречу волеизъявлению народа Крыма, и полуостров становится частью РФ. Начинает поддерживать осажденный Донбасс — гуманитарными грузами, дипломатически, политически и т. д.

Соответственно, Россия стала серьезным препятствием на пути США и Великобритании вот к этому самому глобализму. К мировому доминированию. И тут же Обама назвал нашу страну угрозой, поставив в один ряд с террористами ИГИЛ и лихорадкой Эболой.

 Получается, британская стратегия — прямой плагиат?

— Просто Лондон идет в русле американской политики как всегда. Тем более теперь, когда после успешной операции в Сирии, стало очевидно, что Россия не региональная держава, а способна решать мировые вопросы. И у нее есть суверенная политика. И что жесткие решения России на Украине — не просто эпизод.

И соответственно, Россия — уже «руками Лондона» — ставится на первое место в списке угроз. Хотя она не несет угрозы ни одному государству — ни США, ни Великобритании, ни кому-то еще. Она лишь противостоит захватническим, агрессивным целям этих стран.

То есть, когда Кэмерон, или кто-то еще начинает пугать мир «российской угрозой», подтекст очевиден: «мы — Великобритания и США — ставим перед собой цели окончательно подавить мир, выстроить пирамиду прямого подчинения Вашингтону и Лондону, а Россия мешает, препятствует выстраиванию однополярного мира».

— Глава Пентагона Эштон Картер на днях как раз непрозрачно намекнул, что Штаты, если потребуется, будут отстаивать свое мировое первенство даже военными методами. Что максимально они могут себе позволить?

— Они могут себе позволить все. Поскольку никаких моральных сдерживающих факторов у них нет. Есть только интересы: что выгодно, что не выгодно.

Соответственно, в Штатах очень много конкурирующих групп. Помимо этих генералов-паникерщиков, которые постоянно делают эти заявления, существуют еще политики, многие из которых не заинтересованы в эскалации напряженности. Существуют транснациональные компании: какие-то из них, действительно, мечтают захватить российский рынок, а кто-то хочет сотрудничать с российскими компаниями.

Поэтому моральных, сдерживающих факторов никаких нет именно у генералов Пентагона и спецслужб. Но есть сдерживающие силы в той же Америке, которые, я думаю, не позволят ситуации выйти из-под контроля.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.