11.12.2014, 15:24
Лимитрофы совершают стратегическую ошибку
Лимитрофы совершают стратегическую ошибкуМеждународная военная политика
В Вашингтон приехал премьер-министр одной из наиболее верных и последовательных союзниц Америки на европейском континенте – Эстонии. Принято иронизировать над размерами и количеством населения этого государства, но для того чтобы создать проблему соседу, совсем необязательно обладать огромной территорией и большим числом граждан. Куба куда как меньше США, а чуть было не стала причиной ядерной войны.

В то время как Россия интенсифицирует экономические связи с Китаем, Турцией, Индией, Бразилией и другими странами, отказавшимися следовать в фарватере американско-европейских санкций, США тоже не сидят сложа руки.

В интервью американским журналистам (с российскими он общаться отказался) премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас обвинил Россию в том, что она не разделяет идеалы, которые разделяет Эстония. Но в целом он, разумеется, «хотел бы видеть Россию дружественным соседом». 

Проблема в том, что Россия не готова менять свои идеалы – ни в угоду Таллину, ни в угоду Вашингтону. Тот недолгий период, когда Москва и на словах, и на деле разделяла евроатлантические ценности, закончился крайне печально – полным исключением нашей страны из круга государств, принимающих решения. Понимание этого, кстати, пришло не после прихода к власти Владимира Путина, а несколько раньше – 24 марта 1999 года, в день разворота Евгения Примакова над Атлантикой.

И то, что Россия до 1999 года была безусловным сателлитом США, не мешало прибалтийским государствам и Польше вести такую же антироссийскую политику, как и позже.


Заложники истории

Поддерживать хорошие отношения с соседями всегда сложнее, чем с далекими и совершенно незнакомыми людьми. Это работает и на бытовом, и на государственном уровне. Именно с соседними странами чаще всего возникают споры за территории, население, транзит и т.д. И когда политические методы исчерпаны, в дело вступают пушки.

У России исторически сложные отношения с Польшей из-за вековых претензий на гегемонию в Восточной Европе. Когда ослабевала Русь – границы Польши доходили до Смоленска, а польский король претендовал на московский престол. Когда после долгой агонии скончалась Речь Посполитая, Варшава стала третьим по величине бурно развивающимся городом Российской Империи.

Получив независимость, Польша немедленно вступила в войну с большевистской Россией, в которой одержала победу. Отношения СССР с «панской Польшей» на протяжении всего межвоенного периода были самой настоящей холодной войной, хоть тогда этот термин еще не был придуман Джорджем Оруэллом. Возродившаяся после ста с лишним лет небытия Польша была неспокойным соседом не только для СССР, но и для других стран – Германии, Чехословакии, Литвы.

СССР регулярно попрекают пактом Молотова – Риббентропа, но сама Польша тоже не брезговала договариваться с Гитлером – например, о разделе Чехословакии, в результате которого Варшава получила Тешинскую Силезию. А уж как обходились в Польской Республике с нацменьшинствами...

Не имея друзей и союзников среди соседей, Польша активно сотрудничала с Францией и Великобританией. Однако сохранить независимость союзники ей в итоге не помогли.

Несмотря на неудачный опыт «дружбы с дальними против ближних» в начале 20-го века, в 21 веке эта стратегия стала определяющей не только для Польши, но и для многих других окружающих Россию стран.


Враг моего врага

После исчезновения СССР с карты мира страны Восточной Европы и постсоветские страны немедленно занялись предотвращением возникновения зависимости от России в будущем.

Авторы романов в жанре альтернативной истории очень любят описывать так называемые точки бифуркации – моменты, когда развитие мира могло пойти по другому пути.

Западные страны в начале 90-х вполне могли бы принять Россию в НАТО, договориться о размещении американских военных баз где-нибудь в российской глубинке в обмен на дачу для Ельцина на Гавайях и сделать Россию неотъемлемым участником атлантической системы безопасности. Возможность была.

Но они испугались. Победа была слишком неожиданной, а страх даже перед добровольно оставившим завоеванные ранее позиции «русским медведем» – слишком силен.

В результате мнением России в международной политике просто перестали интересоваться, по-быстрому устроив передел мира, лишившегося второго полюса силы.

Москва, возможно, ничего не имела бы против операции НАТО против Югославии в 1999 году, так же, как она не протестовала против уничтожения сербов в Боснии в 1995-м. Но её даже не спросили. Так же как и в вопросе расширения НАТО на восток. 

К моменту, когда Россия смогла отвлечься от внутренних проблем и оглядеться по сторонам, выяснилось, что дружественных стран на её западных границах не осталось. Украина, напомним, участвует в учениях НАТО с 1994 года, а с 1997 года заключила соглашения об особом партнерстве. Осталась только Белоруссия, член Союзного государства.

В результате Россия вновь стала воспринимать НАТО как враждебную силу. Напряжение нарастало и достигло апогея после совершенной под антироссийскими лозунгами украинской революции. Нет и не было сомнений в том, что новые украинские власти при первой же возможности расторгли бы договор о пребывании российского флота в Крыму. Присоединение Крыма было вынужденным и явно спровоцированным – это тоже вполне очевидно.

В результате отношения США и Европы с Россией, если можно так выразиться, перешли на новый уровень испорченности. И снова Польша и Прибалтика были и остаются в авангарде антироссийских сил.


Рецепт крепкого мира

Все страны мира прошли через многолетние войны с соседями, но пример Европы доказывает, что при желании всегда можно договориться. Вот только проблема в том, что в большинстве случаев договаривались не равные стороны, а победители с побежденными при наличии третьего врага. Англия и Франция воевали чуть ли не тысячу лет. Но после того, как в результате разгрома Наполеона несоразмерно, по их мнению, усилилась Россия, все претензии были забыты. И в результате английский писатель Конан Дойл менее чем через 70 лет после окончания войны начинает писать серию рассказов о подвигах французского бригадира Жерара. Это приблизительно то же самое, как если бы сейчас Захар Прилепин написал роман, прославляющий подвиги фашистского офицера на передовой и в советском тылу.

Похожим путем – полный разгром плюс общий враг – были разрешены и вековые французско-германские противоречия.

У США и России в начале 21 века появился общий враг – мировой терроризм, и тогда многим казалось, что мир наконец-то станет единым. Но проблема заключалась в том, что США были готовы вести переговоры только с позиции победителя, а Россия на это не соглашалась и вряд ли когда-нибудь согласится. Поэтому проверенный рецепт тут не подходит. Надо придумывать что-то новое, учитывая, что война между Россией и НАТО может стать последней войной человечества. 


Дружить лучше

Страны Восточной Европы могут сыграть огромную роль в установлении прочного мира на всей Земле, если откажутся от своих вековых комплексов и перестанут вести себя как малолетка при банде хулиганов, провоцирующей прохожего на агрессию.

Некоторые подвижки к этому уже есть. Отказалась от антироссийской политики Венгрия, несмотря на усиленно раздуваемую «национальную обиду» за 1956 год. Чехи избрали президентом Милоша Земана, который также отказывается принимать участие в антироссийской истерии.

Показательно, что и в Венгрии, и в Чехии против действующей власти немедленно начали применять методы из арсенала «цветных революций». Запад признает выборы демократичными только тогда, когда на них побеждают правильные люди. Для всех остальных случаев есть «народный гнев».

Но ведь Земан или Орбан – вовсе не пророссийские политики, как это пытаются представить в западных СМИ. Они – практичные и рациональные политики. Они понимают, что с Россией выгоднее дружить, чем ссориться. Потому что мировую географию не изменить и от соседства никуда не деться.

Сейчас про географию пытаются забыть в Киеве, как забыли про нее в Таллине и Варшаве. Но судя по бесславному политическому концу Виктора Ющенко, долго пудрить гражданам Украины мозги «евроинтеграцией» нынешним властям не удастся.

Если перестать провоцировать Россию, если перестать оскорблять Россию, если перестать требовать немедленного ввода на приграничную с Россией территорию всех имеющихся в наличии сил НАТО – то исчезнет и риск «российского вторжения».

А значит – будут инвестиции, будут туристы, будет рост экономики. То, что и без того было и на Украине, и в Прибалтике, несмотря на регулярные антироссийские выпады. Просто будет больше – как больше американских капиталов в дружественных США соседних Мексике и Канаде. 


Альтернатива

Иные пути развития ситуации весьма печальны в первую очередь для самих стран Восточной Европы. Заявления США о необходимости «заставить» Россию соблюдать договор о запрете ракет малой и средней дальности, разумеется, не имеют никакого отношения к безопасности самих США. Это демонстрация заботы о союзниках, на которых в случае чего в первую очередь массово упадут эти самые ракеты. Да и без них ущерб будет совершенно неприемлемым.

Австралия может без особого риска угрожать России из-за океана – нам с ней делить нечего. Соседям лучше жить дружно – это доказывает вся мировая история. С Россией всегда можно договориться, а вот говорить с ней с позиции силы не стоит.

Конечно, любой восточноевропейский лидер, рискнувший отойти от поощряемой антироссийской парадигмы, рискует получить свой евромайдан.

Но лучше уж быть всеми проклинаемым миротворцем, чем последним гордым президентом исчезнувшего в ядерном огне забытого государства.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).