16.02.2015, 17:21
Летчик без головы
Летчик без головыМеждународная военная политика
Почему самолеты ВМФ России смогут летать без экипажа?

Командование морской авиации ставит перед промышленностью задачи по созданию самолетов и вертолетов, способных функционировать как с летчиком, так и в беспилотном режиме. Об этом на днях сообщил начальник морской авиации ВМФ России генерал-майор Игорь Кожин.

- Вот, например, сейчас говорят, давайте создавать пятое, шестое поколение (самолетов – прим.). У нас летательный аппарат может летать в режиме как с пилотом, так и без пилота. У него есть система управления, которая переводит самолет на автоматическое управление, - отметил Кожин в интервью СМИ.

- Новые самолеты и вертолеты, которые будут создаваться, у нас будут такие: они могут летать в опционном варианте, то есть с летчиком и без летчика по определенным задачам. Такую задачу мы сейчас ставим промышленности, и она в принципе реализуема, — добавил Кожин, заметив, что летчику совершенно не обязательно рисковать при программных полетах на 3-4 тысячи километров, если самолет может сделать это самостоятельно.

Тем не менее, по словам начальника морской авиации ВМФ, полностью роботизированный авиационный комплекс создать не удастся, так в ходе выполнения заданий неизбежно будут возникать «стопорные» ситуации, в которых решения придется принимать человеку – оператору, летчику и т.д.

Опционный вариант - это все-таки один из режимов управления пилотируемым аппаратом. Скажем, космический корабль «Буран», в отличие от американского «Шаттла», мог совершать посадку полностью в автоматическом режиме с использованием бортового компьютера, замечает директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев.

- Но если предполагается, что этими же самолетами при полетах на дальность в три-четыре километра будут управлять пилоты, то не совсем понятно, что может дать такого рода функция. Поскольку в беспилотном варианте управления можно упростить конструкцию, в таком случае нет ограничений по перегрузкам, не надо ставить громоздкую систему жизнеобеспечения пилота и т.д.

Единственное, о чем может идти речь, на мой взгляд, это - о самолете-разведчике, аналоге, как минимум, среднего беспилотного аппарата с запасом лета не менее 8 часов. Причем если отсутствует летчик, то «потолок» можно поднять до стратосферы. В чем могут быть преимущества такого самолета в режиме «беспилотное управление»? В виду того, что разведывательные полеты совершаются в зонах, близких к ведению конфликтов, то здесь возможны случаи перехвата. Кроме того, при необходимости самолет входит на спорную территорию или территорию других государств. В этих условиях поражение аппарата лучше, чем захват летчика.

— Что касается вертолетов морской авиации ВМФ с беспилотным режимом: каков может быть их функционал?

- Такие аппараты уже довольно широко применяются в мире. Скажем, вертолеты-резведчики MQ-8 Fire Scout ВМС США использовались еще во время боевых действий в Ливии в 2011 году. Такие аппараты имеют сканер и лазерный дальномер, которые позволяют находить и идентифицировать цели, распределять их по степени важности. Они могут использоваться в интересах погранслужб и для мониторинга объектов. Кстати, на этих вертолетах одно время планировалось установка ракет класса «воздух-поверхность».

Кроме того, беспилотные вертолеты находят применение в гражданской сфере. Например, для облета добычи нефти на шельфе, для доставки медикаментов в труднодоступные районы, для распознавания возгораний и т.д. У нас также существуют подобные аппараты, например, Ка-137, Ка-37, беспилотные вертолеты ZALA. Их преимущества в том, что они могут зависать над нужной точкой, у них практически нет никаких ограничений на «взлет-посадку». Но эти аппараты – компактные беспилотники вертолетного типа, без возможности размещения пилота.

Можно упомянуть несколько направлений применения летательных аппаратов для нужд Военно-морского флота, отмечает эксперт в области беспилотных систем Денис Федутинов.

- Во-первых, это разведка, что направлено на улучшение ситуационной осведомленности - летательный аппараты в состоянии значительно расширить горизонт видимости для кораблей на море. Во-вторых, это, наблюдение. Очень показателен здесь опыт применения БПЛА в антипиратских операциях в Аденском заливе. Ну, и, в-третьих, это также ударные задачи. Все указанные задачи могут быть выполнены беспилотниками. И если можно спорить относительно эффективности применения БПЛА в некоторых из них по сравнению с традиционными пилотируемыми ЛА, то главный «козырь» беспилотников – отсутствие риска для пилота – всегда остается неизменным.

О планах по унификации, в каких-то возможных пределах, ударного БПЛА, проект которого разрабатывается фирмой «Сухой» с самолетом Т-50 уже говорилось неоднократно. Однако проецировать эти же утверждения на перспективные БПЛА для ВМФ России я бы не стал. Во-первых, постольку, поскольку планы по реализацией проекта ПАК КА отстают от ПАК ДА. А, во-вторых, ситуация с беспилотниками для ВМФ России сильно запущена.

В мире имеется как опыт создания систем БПЛА с нуля, так и построения их на базе пилотируемых ЛА. В последнем случае это могут быть и исключительно беспилотники, то есть аппараты с борта которых удалено все «лишнее» оборудование, связанное с присутствием человека на борту и добавлена аппаратура, позволяющая эксплуатировать их в беспилотном режиме (например, Fire Scout), и так называемые опционально-пилотируемые аппараты, то есть аппараты, сохраняющие возможность управления пилотом на борту, но также оснащенные и комплексом средств дистанционного управления (например, K - MAX).

В том, что касается БПЛА самолетного типа для ВМС США, то следует в первую очередь упомянуть реализуемую в Америке программу UCLASS в которой на настоящий момент принимают участие компании Boeing, Northrop Grumman, Lockheed Martin и General Atomics . Беспилотники вертолетного типа для ВМС США - это, в первую очередь, уже существующий БПЛА Fire Scout, а также более тяжелый БПЛА Fire Scout C , работы по которому еще продолжаются.

Начальник морской авиации ВМФ РФ, скорее всего, имел в виду, что экипажи большую часть полетов на дальние расстояния выполняют в режиме «автопилот», замечает главный редактор журнала «Арсенал Отечества», полковник запаса Виктор Мураховский.

- В настоящий момент средства автоматизации, технические, программные и навигационные средства позволяют обеспечить программированный полет практически без участия летчика. Он, по сути дела, только контролирует такие критичные режимы как «взлет», «посадка». Примерно аналогичная ситуация в самолетах морской авиации, которые предназначены для дальних полетов, что у нас, что за рубежом. Это, прежде всего, береговые патрульные самолеты, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО и У) и т.д. В принципе, требуется минимальная доработка в техническом плане для того, чтобы обеспечить полностью автоматизированный полет. В этом смысле действительно не требуется создавать самолеты шестого поколения, а, возможно, за счет экономии средств жизнеобеспечения и рабочих мест экипажа, просто оснастить их соответствующей аппаратурой и превратить в беспилотные летательные аппараты.

— Но тут речь идет об опционном режиме…

- Возможен модульный подход. При необходимости модули рабочих мест экипажа со средствами жизнеобеспечения снимаются, а ни их место устанавливаются либо дополнительные запасы топлива, либо какие-то другие расширенные технические средства. В принципе сегодня автоматизированная система управления и навигации - имеет минимальные габариты и вес, заменяет одного члена экипажа без ухудшения характеристик самолета.

— Но если есть беспилотники, зачем морской авиации самолеты в опционном варианте?

- Создать с нуля БПЛА определенного назначения – достаточно дорогая вещь. Если в целом оценить программу создания БПЛА для морской авиации с дальностью полета в несколько тысяч километров, то она влетит «в копеечку». А вот если взять, например, древний противолодочный самолёт Ил-38 и доработать его под возможность использования в беспилотном режиме, то это обойдется во много раз дешевле.

- Принципиальный вопрос - по какому пути будет развиваться наш флот, а, следовательно, и морская авиация ВМФ: будем ли мы целиком и полностью опираться на «стратегов» - подводные лодки или будем строить авианосцы, где будут базироваться в том числе самолеты в опционном варианте? - замечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. - При Сердюкове вообще говорили, что в программе отечественного кораблестроения никогда не будет места авианосцам, но сейчас вроде бы взгляды поменялись, но полной ясности на этот счет нет. Сейчас вопрос стоит о перевооружении Вооруженных сил РФ, о переходе либо на новые, либо на хорошо модернизированные комплексы вооружений.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Мировой ВПК  27.04.2017
В ночь на 7 апреля американские боевые корабли нанесли внезапный массированный ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат. А 25 апреля президент России Владимир Путин в Рыбинске провел заседание Военно-промышленной комиссии РФ и дал старт производству в нашей стране корабельных газотурбинных двигателей. Эти события, на первый взгляд, такие разные, настолько далеко разнесены во времени и пространстве, что совершенно не связаны между собой. На самом деле связь есть. И самая прямая.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.