16.08.2016, 16:30
Легендарный самолет-шпион получит новые цели
Легендарный самолет-шпион получит новые целиМеждународная военная политика
Один из самых знаменитых самолетов-шпионов, похоже, получит вторую жизнь. Соединенные Штаты обсуждают разработку нового варианта У-2 – того самого, который был сбит над СССР в 1960 году. Роль нового аппарата будет не в том, чтобы вести слежение за российской территорией, но без работы он точно не останется.

Одним из наиболее ярких символов глобального противостояния двух сверхдержав, которым была отмечена вторая половина XX века, стал самолет-шпион У-2 с его хорошо узнаваемым обликом. Узкие длинные крылья, узкий короткий фюзеляж, вытянутый нос, черно-голубая окраска, чтобы быть менее заметным на фоне космоса, к границам которого он регулярно подходил ближе, чем большинство других самолетов. Впрочем, У-2 знаменит не только этим. В прошлом году он разменял седьмой десяток и по своему долгожительству может сравниться только с американским четырехмоторным транспортником С-130 «Геркулес».

Этот однодвигательный одноместный 18-тонный реактивный самолет фактически представляет собой планер с реактивным двигателем. Так, весьма популярный в аэроклубах планер «Бланик» способен с высоты один километр, двигаясь с наиболее выгодной скоростью, пролететь 28 километров, а У-2 (естественно, с остановленным двигателем) – лишь на пять километров меньше. Данная модель была разработана фирмой «Локхид» – группой конструкторов под руководством Келли Джонсона и предназначена для выполнения разведывательных миссий на высотах, превышающих 20 км. Свой первый полет У-2 совершил в 1955 году, после чего неоднократно модифицировался. Последние машины были поставлены ВВС США в 1989 году, а в 1994 году военное командование провело глобальную, стоимостью 1,7 миллиарда долларов, модернизацию всех имеющихся У-2, после чего они получили название У-2С. Эта модификация была еще раз модернизирована в 2012-м. Дальность полета последних вариантов машины достигает порядка 11 000 км.

Длиннокрылый шпион не просто вошел в историю, порой он ее творил. Достаточно вспомнить, что результатом полета У-2 над территорией СССР 1 мая 1960 года, когда самолет был сбит, а пилот Фрэнсис Гари Пауэрс взят в плен, стал разрыв личных связей между Никитой Хрущевым и президентом США Дуайтом Эйзенхауэром, провал переговоров по разоружению и значительное охлаждение советско-американских отношений в целом. А уничтожение У-2 над Кубой в 1962 году едва не спровоцировало американскую интервенцию.

Впоследствии научно-технический прогресс значительно нивелировал преимущества крылатого шпиона. После упомянутого инцидента 1 мая 1960 года стало ясно, что высота полета У-2, достигавшая 21 километра, больше не защищает его ни от ракетных ударов, ни от советских истребителей. На какое-то время «эстафетную палочку» У-2 перехватил сверхскоростной и сверхвысотный SR-71, совершивший свой первый полет в 1964-м (его «отец» – все тот же знаменитый Келли Джонсон), но и на него нашлась управа в виде МиГ-25. Кроме того, У-2 оказался чрезвычайно дорогим в эксплуатации (стоимость летного часа доходила до 200 тысяч долларов), что стало одной из причин, по которым ВВС США в 1999-м отказались от его дальнейшего использования. Наконец, стала развиваться космическая разведка, позволяющая с помощью спутников и пилотируемых объектов обозревать колоссальные территории без какой-либо опасности для наблюдающей системы.

Есть и еще одно обстоятельство, по которому американские ВВС были бы не прочь заменить У-2. По их мнению, с точки зрения пилотирования он является самым сложным самолетом в мире.

Первая трудность заключается в управлении этой машиной на ее рабочих высотах. Чтобы совершать устоявшийся горизонтальный полет на столь значительной высоте, ранние модификации У-2 должны были идти на скорости, которая в тех слоях атмосферы лишь на 19 км/час больше скорости сваливания (это та скоростная граница, ниже которой самолет уже не может продолжать горизонтальный полет). Диапазон 19 км/час сами пилоты У-2 называли «гробовым углом», ибо выход за его пределы с любой стороны грозил серьезной нарушением аэродинамики самолета с его последующим возможным разрушением.

Вторая сложность – в пилотировании У-2 на малых высотах. Там воздух заметно плотнее, ввиду чего длиннокрылая машина становится очень тяжела в управлении (особенно с учетом того, что гидроусилителей на рулях у нее нет). Третья сложность тесно связана со второй: летчику приходится прилагать значительные физические усилия для пилотирования самолета, причем, будучи одетым в громоздкий комбинезон для стратосферных полетов.

Четвертая состоит в специфических посадочных характеристиках, в частности, в ограниченности обзора спереди из-за вытянутого носа разведчика, что затрудняет вид взлетно-посадочной полосы в ходе приближения к ней непосредственно перед приземлением. Из-за данной особенности садящийся У-2 нередко сопровождается другим самолетом, летчик которого (также имеющий опыт полетов на У-2) помогал пилоту «воздушного шпиона» определить высоту, а также точность захода на посадку. Автомобиль, двигающийся на скорости 190 км/час, в свою очередь, сопровождает гражданский У-2, предназначенный для высотных исследований.

Пятая сложность связана с тем, что экипаж У-2 состоит из одного летчика, который, что вполне естественно, после многочасового полета устает гораздо больше, чем его коллеги, совершающие более короткие вылеты или разделяющие функции по пилотированию самолета с другими членами экипажа. Это также повышает шансы на ошибку во время управления машиной.

Между тем опыт военных конфликтов показал, что космическая разведка не может заменить «старую добрую» воздушную разведку. Действительно, спутник-шпион не способен барражировать над интересующим командование объектом, в то время как У-2 может это делать часами. Кроме того, затратный крылатый разведчик все равно стоит несоизмеримо меньше, чем его космический «коллега». Посему в начале XXI века американские стратеги, понимая, что У-2 в принципе устарел, стали думать о том, чтобы найти ему достойную замену.

Первый звонок, сигнализировавший о том, что У-2 могут отправить на «пенсию», прозвучал еще в 2005-м, когда Пентагон принял решение постепенно выводить У-2 из эксплуатации начиная с 2007 года – с тем чтобы все эти машины были списаны уже к 2012-му. Их должны были заменить реактивные беспилотные однодвигательные машины RQ-4B Global Hawk. И тот и другой самолет обладают близкими друг к другу размерно-весовыми и тактико-техническими характеристиками, а также несут на себе сходное разведывательное оборудование. Но у Global Hawk преимущество – в случае поражения средствами ПВО противника он исключает риск потери пилота. Кроме того, автоматика, которой он управляется, никогда «не устает». Это позволяет крылатому роботу находиться в воздухе 42 часа, тогда как время полета У-2 из-за наличия на его борту человека ограничивается 12 часами.

Беспилотники типа Global Hawk уже получили успешное боевое крещение в Афганистане и Ираке. Свои летные качества крылатый робот также продемонстрировал беспосадочными перелетами через Атлантический и Тихий океан. За сутки он может облететь и передать информацию о территории порядка 150 тыс. кв. км (половина территории Италии). Через спутники связи снимки поступают на командный пункт практически в режиме реального времени. При этом полностью заправленный крылатый робот весит 14 с половиной тонн, что почти на четыре тонны меньше, чем У-2.

Однако, несмотря на все преимущества RQ-4 Global Hawk, Конгресс США не утвердил законопроект, который должен был отправить У-2 «в отставку». Отказ был сделан на том основании, что в США в настоящее время нет системы, которая смогла бы адекватно заменить У-2. С обитателями Капитолийского холма согласились и некоторые представители ВВС США, которые считают, что У-2 лучше справляется с высотной разведкой, чем Global Hawk. Несмотря на это, ВВС планировали начать списание У-2 в 2019-м, но Конгресс отверг эти намерения, по крайней мере до тех пор, пока Global Hawk не продемонстрирует возможность нести на себе ключевое разведывательное оборудование У-2.

Попытки создать систему, способную заменить У-2, продолжились и привели к принятию соломонова решения – сделать гибрид из У-2 и RQ-4. Для этого компания «Локхид Мартин» просто разберет на части самолеты У-2 и Global Hawk, а после соединит их в одном летательном аппарате. Если правительство США одобрит этот план, то программа «гибридизации» продлится 10 лет и будет стоить 3,8 миллиарда долларов. Ее итогом ставит появление 30 высотных разведчиков типа TR-X, способных совершать полеты, как в пилотируемом, так и беспилотном режиме. По словам представителя «Локхид Мартин» Скотта Уинстеда, при создании TR-X будет использовано до 90% систем и до 80% самолетных конструкций У-2 и Global Hawk, включая двигатель У-2. Рассматривается также вариант, при котором TR-X будет подниматься на высоты более 23 километров, но это потребует использование двух, а не одного двигателя.

Сама идея подобной гибридизации не нова. В конце Второй мировой войны летчики люфтваффе использовали бомбардировщики Ю-88 в качестве беспилотных управляемых летающих бомб, а Советский Союз создал противокорабельную ракету КС-1 на основе истребителя МиГ-15. В настоящее время американская компания Stratolaunch строит самый больший в мире самолет, состоящий из двух «Боингов-747». Машина эта будет использоваться в качестве летающего космодрома для запуска ракет-носителей на орбиту.

По мнению руководителей программы TR-X, она вряд ли начнет реализовываться раньше 2020 года, а наиболее реалистичная дата – 2024 год. В этом случае гибриды поступят на вооружение ВВС США в 2030-е. При этом У-2 продолжат свою службу и после 2024 года, или, по крайней мере, до тех пор, пока последний самолет данного типа не вылетает свой ресурс по планеру, определенный в 75 000 летных часов.

TR-X вряд ли будут применяться над территориями стран, обладающих развитыми системами противовоздушной обороны. Однако они могут быть эффективно использованы в локальных конфликтах, таких как в Сирии или Ираке, где им не будут угрожать ни ракеты, ни перехватчики противника. Способность длиннокрылых высотных разведчиков часами, а то и сутками «висеть» над интересующими районами делает их ценным подспорьем в решении тактических, а иногда и стратегических задач.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?