31.10.2016, 09:01
«Кузнецов»: как спасали последний русский авианосец
«Кузнецов»: как спасали последний русский авианосецМеждународная военная политика
Во времени совместились два события — переход отряда кораблей Северного флота во главе с авианосцем «Адмирал Кузнецов» и тяжелым атомным ракетным крейсером «Пётр Великий» в Средиземное море и четвертьвековая годовщина Общероссийского движения поддержки флота (ДПФ). Но некоторым — в меру, но всё равно — мистическим образом эти же события оказались совмещены ещё и в истории. Ибо нынешний рейд «Кузнецова» был бы невозможен без приложенных ДПФ усилий по спасению авианосца.

Движение за восстановление морских мускулов государства

Когда 25 лет назад, осень 1991 года, вскоре после августовского путча, несколько флотских офицеров, речников, рыбаков и сотрудников научных учреждений учредили общественную организацию, объединяющую сторонников развития России как полноценной морской державы, на них смотрели как на чудаков. Девиз новой организации «Вместе за Россию и Флот» тогда у многих вызывал усмешки, а больше — неприятия. До флота ли тут, когда держава рушится? Да что держава — с распадом Советского Союза обрушивался весь прежний миропорядок! До флота ли тут — который всегда и для всех, даже самых богатых государств, был очень дорогостоящим удовольствием!

Однако надо признать, что та горстка энтузиастов обладала не только энтузиазмом. Они понимали: новому государству, восстанавливавшему, однако, связь со всей своей прежней тысячелетней историей, крайне нужны были соответствующие объединяющие символы. А также праздники и процедуры. Тучи народа восстанавливали — или выдумывали, что было чаще — свои дворянские корни, копались в истории, тянули ниточки в прошлое. И в этом смысле, пожалуй, лучшего повода задуматься о возрождении морского плеча державы, чем празднование 300-летия Российского флота, того самого, одного из двух неизменных союзников нашей державы, было бы просто трудно придумать. И когда в 1996 году удалось преодолеть все препятствия на пути к первой поставленной цели — достойно на общенародном, государственном уровне провести трёхвековой юбилей флота совместно с рядом ответственных государственных, общественных, морских организаций, стало ясно: Движение состоялось.

Это было хорошо, но этого было мало. Ведь основной целью декларировалось не празднование годовщин и юбилеев, а восстановление морских мускулов государства. И в 1999 году Движение проводит первую в истории страны научно-практическую конференцию «Национальная морская политика России». На ней впервые же в комплексе была рассмотрена и проанализирована проблема развития флота и океанская составляющая национальных интересов. Причём на высоком научно-профессиональном уровне. Вышедшая затем по итогам конференции одноименная книга стала базовым трудом для властей и для профессионалов, попав в профильные кабинеты, учреждения морского образования, а также во все флотские, корабельные и судовые библиотеки.

Морская тема вернулась в фокус государственного внимания, чтобы уже не выпадать из него. Этот концептуальный прорыв в государственном и общественном осознании проблемы привел два года спустя к принятию первой Морской доктрины современной России, учреждению Морской коллегии при правительстве РФ, системному появлению морских, судостроительных, рыбопромысловых тем, вопросов развития речных пассажирских и грузовых перевозок, обустройства арктического шельфа, состояния внутренних водных путей в государственной повестке дня.

«Движение поднялось в самое трудное время, всеми силами включившись в работу по помощи российскому флоту. Ведь Россия — великая морская держава, и настало время буквально бить в набат, чтобы не развалился наш военный и гражданский! — напомнил те годы главный военный советник Министерства обороны РФ адмирал Иван Васильев. — ДПФ с самого зарождения организации двигалось правильным курсом: на всех уровнях, не стесняясь, принципиально поднимает проблемы, системно ставит самые острые вопросы, доходя до самых верхов, и добивается их решения».

«И не боялись его активисты ничего — а ведь кто любит, чтобы общественная организация какая-то лезла не в свои дела? — отметил адмирал, сам принимавший участие в работе ДПФ. — Тем более — у военных или на уровне Минморфлота, Минрыбхоза и других подобных ведомств, не стесняясь ни министров, ни адмиралов, ни глав корпораций. У нас ведь какой чиновничий аппарат был, да во многом и остаётся? Лишь бы поменьше кто-то будоражил, давал бы спокойно „чиновничать", если можно так сказать. А тут постоянно теребят, невзирая на лица.

Но ведь и правильно делали! Ведь всё вокруг рушилось — экономика, судостроение, люди лишались профессии, теряли призвание. Боевые службы, целые эскадры ликвидировали за это время. До самого дна дошли.

Но ДПФ везде, где могло, боролось, буквально билось даже, за флот — весь, не только военно-морской, и за людей морского призвания. Именно реально действовали, заглядывая вперёд, анализируя, что нужно сделать немедленно и что нужно будет завтра — и в реальной жизни флота, и в морской доктрине, и в судостроении».

Спасти «Адмирала Кузнецова»

Даже сегодня и даже среди флотского сообщества мало кто знает, что именно ДПФ в начале 2000-х приложило руку к предотвращению уничтожения единственного на сегодня отечественного авианосца «Адмирал Кузнецов». Бумаги на утилизацию тяжёлого авианесущего крейсера уже были полностью оформлены и направлены в правительство. Между прочим, не без основания: главная энергетическая установка была спроектирована для всей тогдашней серии советских авианосцев, но по сравнению с базовым «Киевом» его водоизмещение увеличилось более чем в полтора раза. Такими и подобными аргументами и воспользовались те, кто уже привычно делал свою копеечку на утилизации мощного океанского флота «за стратегической ненадобностью и экономической нецелесообразностью». При вечных бюджетных дырах и общим, как тогда виделось, безмятежном состоянии внешней геополитической ситуации вокруг России, многим казалось естественным порезать дорогущую, но бесполезную «игрушку» «на иголки».

Многим — но не ДПФ. Какие бы недостатки ни сопровождали проект «Кузнецова», но лишать флот и страну единственного авианесущего крейсера с единственной командой лётчиков палубной авиации, — было, как минимум, непростительно и опрометчиво по целому ряду серьезных причин. Но, поскольку убедить в этом всю бюрократическую лестницу было принципиально невозможно, то, благодаря возможностям актива ДПФ, её преодолели одним прыжком. Один из сторонников ДПФ отважился, минуя процедуру бюрократического согласования, представить самому председателю правительства обращение руководителя движения Михаила Ненашева в защиту уникального боевого корабля и спасения отряда морских летчиков. После этого и было дано поручение, позволившее сохранить авианосец и сам институт палубной авиации для флота и вооружённых сил в целом.

«Если бы у России сегодня не было этого корабля, то у неё не было бы возможности практически вдвое усилить авиагруппу, дислоцированную на сирийской авиабазе Хмеймим, — отмечает сегодня Михаил Ненашев. — Второе — у России не было бы возможности сохранить отряд морских лётчиков палубной авиации, который по трудоемкости, сложности и стоимости подготовки сопоставим с отрядом космонавтов, а по численности — существенно меньше отряда „космических братьев". Третье: действующий авианосец — залог того, что Россия будет иметь возможность в нужный момент, в нужном месте при необходимости решить вопросы приоритетной геостратегической важности».

Вот именно это сегодня и получается — сам поход боевого ордера североморцев к Сирии уже стал геостратегическим явлением. Недаром в прессе НАТО ему уделяется воистину первостатейное внимание. И пусть там отчего-то дополняют информацию о переходе причитаниями, что «Кузнецов» несёт смерть — словно авианосцы строятся для раздачи пряников, а террористы в Сирии одаривают всех цветами, — по факту «Кузя» осенил «проекцией русской силы» всю Европу. И Европа — вот ведь совпадение! — сразу засомневалась в целесообразности продолжения антироссийских санкций. И риторика о «военных преступлениях» в Алеппо как-то резко подзатихла.

Вот ведь казалось бы — ну, идет пароход вокруг Европы, а на нем авиаполк сокращенного состава. Но ведь явно же, что не на войну с НАТО вышел отряд русских кораблей. И самолёты, в большинстве своем, по-походному, в подпалубных ангарах со сложенными крыльями. А вот ведь действует! Сразу как-то мысли в европейских мозгах проясняются.

Впрочем, с европейской-то историей этого вполне можно ожидать… Так что остаётся только пожалеть, что со следующего года «Кузю» планируют поставить на двухгодичный капремонт с модернизацией.

Другие 25 лет…

Сегодня в ДПФ входят на индивидуальной основе более 50 тысяч человек в 63 регионах России. С коллективными членами движения, крупными заводами и верфями, к этой цифре можно смело прибавлять еще 20–25 тысяч человек.

«Сейчас мы видим, что начинается эпоха восстановления морских мускулов государства, — отмечает Михаил Ненашев. — Корабли наши в морях, океанах. Возрождаются и модернизируются верфи, начинает расти судостроительное производство, начинают разрабатываться, реализовываться перспективные технологические решения. Начинает сходить со стапелей флот новых поколений: корабли и подводные лодки, атомные ледоколы, нефтедобывающие платформы, современные суда река-море плавания. Морские научные центры и конструкторские бюро предлагают новые проекты, в том числе уникальные, опережающие время. Проблемы, естественно, тоже большие. Многие из них — проблемы роста. И мы видим нашу задачу в том, чтобы принципиально и конструктивно их обсуждать, инициировать принятие нужных решений и исправление непродуманных».

А какие планы на следующие 25 лет?

«Сегодня движение набрало обороты, и я считаю, что оно стало самой мощной, общественно-морской, организованной и признанной силой, которая в нашем государстве давно и по-праву занимает лидирующее место, — отмечает адмирал Иван Васильев. — А время такое, что требует новых усилий. Хоть мы и набрали ход и в геополитике, и в макроэкономике, и в отстаивании своего место в Мировом океане — но и сопротивление нам нарастает».

Понятно, что сопротивление должно и будет нарастать. И не только усилиями иностранных соперников и конкурентов. Предстоит лечить, а порой и немилосердно резать не только застарелые флотские болячки, унаследованные из прошлого: многотипье одноклассовых проектов, относительная недоразвитость надводной компоненты при традиционно мощном атомном и дизельном подводном флоте, отставание в развитии береговой инфраструктуры от едва наметившегося восстановления корабельного состава. Пожалуй, еще больший вызов подвижникам флота бросают мегазадачи повышения производительности и технологического уровня отечественного судостроения и судоремонта. Особенно при отсутствии эффективного механизма согласования сущностных интересов между головными предприятиями и кооперацией, между военным заказчиком и исполнителями ГОЗ, между рыбаками и судостроителями, действующей «сухопутно-окружной» программой Вооружённых сил и востребованностью самостоятельной стратегии и профессионального управления ракетно-ядерного океанского флота России. Об этих и других, часто не менее масштабных задачах, думают и спорят сегодня энтузиасты флота на конференциях и съездах, заседаниях Центрального совета, форумах и круглых столах, встречах с молодежью и высокими руководителями.

«Проблем и вопросов в нашем флоте, естественно, много, — подчеркивает Михаил Ненашев. — Потому и далее для Движения работа предстоит многоплановая. А поскольку проблемы серьёзные, которые требуют глубокого изучения, профессионального подхода и объективных, нелицеприятных оценок, выводов, то именно такая площадка как наше общественное движение, объединяющее основные виды морских, речных специалистов, представителей всех структур флота (военного и гражданского), сосредоточившее благодаря этому громадную суммарную компетентность и интеллектуальный ресурс, — такая структура является жизненно необходимой для подготовки и проведения в жизнь решений, которые позволят флоту развиваться и успешно решать любые задачи как на внутренних водных путях, так во всех регионах Мирового океана».

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.