29.05.2016, 11:02
Курилы не продаются. И не завоёвываются
Курилы не продаются. И не завоёвываютсяМеждународная военная политика
На острова перебазируют часть сил Тихоокеанского флота России.

Несмотря на определенные подвижки, наметившиеся в отношениях с Японией, Россия форсирует укрепление Курил — своего дальневосточного форпоста, который обеспечивает безопасность и территориальную целостность страны.

Как заявил командующий войсками Восточного военного округа генерал-полковник Сергей Суровикин на заседании военного совета ВВО, Министерство обороны и Русское географическое сообщество (которое возглавляет Сергей Шойгу) проводят совместную экспедицию на острове Матуа. В мероприятии задействованы шесть кораблей и судов Тихоокеанского флота во главе с большим десантным кораблем «Адмирал Невельской», а также более двухсот участников.

По словам Сергея Суровикина, поставлена задача «изучить возможности перспективного базирования сил Тихоокеанского флота». Он напомнил, что «экспедиция на Курилы под руководством заместителя командующего ТОФ вице-адмирала Андрея Рябухина вышла из Владивостока 7 мая». Ровно через неделю она прибыла к месту назначения. Помимо военной рекогносцировки, специалисты Русского географического общества проведут ряд уникальных исторических работ. Командующий сообщил о том, что «силами военнослужащих ВВО на острове Матуа развёрнут и оборудован полевой лагерь, организованы водо- и электроснабжение, созданы узел связи и пункт материально-технического обеспечения».

Выступая 25 марта на заседании коллегии военного ведомства министр обороны России Сергей Шойгу подчеркнул, что развитию военной инфраструктуры в Арктической зоне и на островах Курильской гряды в 2016—2020 годах будет уделено основное внимание.

В этом смысле экспедиция на остров Матуа представляет лишь очередной этап в плановом перевооружении воинских частей на Курильских островах. Ещё раньше, в сентябре прошлого года здесь заступили на боевое дежурство подразделения ПРО с зенитными ракетными комплексами «Тор-М2У». А в течение 2016 года будут размещены новые беспилотники «Элерон-3», а также береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион», которые позволят в разы увеличить радиус зоны поражения средств воздушного нападения потенциального противника.

В свете последних событий пояснение «мы готовы купить многое, но ничего не продаем», которое сделал Владимир Путин, отвечая на вопрос СМИ о территориальном споре с Японией в отношении островов, получает более чем весомое подтверждение. Что должно несколько поумерить пыл либеральной общественности, некоторые представители которой после недавней встречи в Сочи главы РФ с японским премьером Синдзо Абэ стали спекулировать на теме о возможном пересмотре позиции Москвы по навязываемой Токио южнокурильской проблематике.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов полагает, что выбор в качестве опорного пункта базирования ТОФ острова средней группы Большой гряды Курильских островов, а не Южных Курил имеет политический подоплёку.

— Таким образом, мы увеличиваем площадь прикрываемой территории, включая Охотское море и четыре южнокурильских острова, избегая обострения отношений с Токио, которые в последнее время демонстрируют положительную динамику.

Подчеркну, окончательного решения о конфигурации оборонительных сил ещё не принято. Понятно, что Курильские острова, представляющие самый удалённый восточный форпост России, нуждаются в укреплении военной инфраструктуры.

Насколько реально построить полноценную базу ВМФ на небольшом по площади острове Матуа?

— Пока этот вопрос остаётся открытым: будем ли мы создавать базу или ограничимся пунктом базирования. Например, сирийский Тартус до недавнего времени использовался в качестве последнего. Однако в ходе операции ВКС РФ на территории этой страны он превратился в базу. Была проведена большая работа, включая размещение систем ПВО, авиационную составляющую, появление береговых войск и т. д.

А так, пункт базирования это, фигурально выражаясь, «аэродром подскока». Благо на Матуа действительно находится аэродром с тремя взлётно-посадочными полосами, оставшийся на острове со времён Великой Отечественной войны. Но его, разумеется, придётся восстанавливать. Экспедиция для того и организована, чтобы изучить все возможности — географический фактор, логистику, снабжение. В общем, как говорится, определить «цену вопроса». Однако сам по себе вопрос об усилении морской инфраструктуры в районе Курил принципиально решён.

В этом плане Южные Курилы и северные острова будут представлять единую систему. Конечно, на Матуа едва ли появится база уровня Северного флота, где располагаются атомные подводные лодки стратегического назначения. На Дальнем Востоке у нас есть Владивосток, а также Вилючинск, Бухта Крашенинникова, Завойко на Камчатке, где базируются корабли ТОФ.

Какие военные силы уже развёрнуты на Курильских островах?

— Сейчас российскую группировку здесь представляет 18-я пулемётно-артиллерийская дивизия, штаб которой расположен в поселке Горячие Ключи на острове Итуруп. Однако она была укомплектована ещё старой советской техникой, чуть ли не времён Второй мировой. С 2008 года началось усиление группировки, её перевооружение. Так или иначе, это всё рассчитано на оборону. В то время как база флота представляет собой «проекцию силы».

В чём состоит принципиальное отличие?

— База позволяет более эффективно реагировать на вызовы. Что касается Южных Курил, то вполне понятно, о чём идёт речь. Учитывая, что японская сторона никогда не снимала с повестки дня вопрос о возвращении четырёх островов. На это мы отвечаем военно-техническим образом, обеспечивая военное прикрытие островов. При этом Москва не прерывает переговорный процесс. И это логично — любые переговоры лучше вести в ситуации, когда у тебя в руках есть силовой козырь. Кроме того, следует учитывать обострение военно-политической ситуации в АТР, в целом.

Растущие амбиции Китая уже привели к серьёзному противостоянию с Японией, за которой стоят США. Я уже не говорю про Южно-Китайское море, где у КНР ещё больше противоречий и территориальных споров с Филиппинами, Вьетнамом и другими странами. Плюс под боком у нас находятся обе Кореи, которые постоянно балансируют на грани войны. Американцы используют эту ситуацию в своих целях. Под предлогом ядерной угрозы со стороны Северной Кореи они развернули на территории Южной Кореи дополнительные средства ПРО и ПВО. В результате американские радары накрывают, в том числе, и российскую территорию.

Если события в регионе будут развиваться по негативному сценарию, но, не затрагивая непосредственно РФ, какую, конкретно, это несёт угрозу?

— Это аксиоматическая ситуация: когда вблизи ваших границ возможен конфликт между соседними государствами, вы должны быть готовы к его эскалации. Посмотрите, каким военным потенциалом располагают Китай, Япония, Южная Корея, США в непосредственной близости от наших дальневосточных границ. На мой взгляд, самую большую опасность представляет вероятный конфликт между Китаем и Америкой. Вашингтон уже давно говорит о «смене стратегического фокуса».

Это выражается в уменьшении активности США на Ближнем Востоке и в Европе. Цель, как утверждают генералы Пентагона, состоит в «сдерживании Китая». А это важно, поскольку в геополитическом отношении Москва и Пекин это стратегические партнёры. Хотя о полноценном военном союзе говорить, конечно, не приходится.

Может ли Токио, допустим, при поддержке США попытаться силой вернуть «северные территории», как их называют японские политики?

— Для этого должна возникнуть благоприятная военно-политическая конъюнктура. А именно, ослабление центральной власти в России, внутренняя смута. Можно вспомнить, как в годы Гражданской войны Япония пыталась этим воспользоваться. В любом случае России нужно быть готовой к различным сценариям. Причем не обязательно глобально конфронтационным. Поскольку в последнее время крупные державы делают ставку на конфликты в формате «гибридных войн». В итоге, государству приходится затрачивать гораздо больше энергии и ресурсов, если оно к ним не готово.

По мнению ведущего научного сотрудника Института Дальнего Востока РАН Виктора Павлятенко, Минобороны едва ли будет создавать полноценную военно-морскую базу на Курилах.

— Потому что это означает поставить флот в заведомо уязвимое положение. Не говоря уже о проблемах с логистикой и снабжением. Скорее, речь идёт о размещении ограниченных сил с целью обеспечения безопасности самых дальних рубежей России: непосредственно границы и морской экономической зоны. Это могут быть сторожевые корабли, ракетные катера, малые ракетные корабли (а также артиллерийские и противолодочные), силы береговой обороны. В экспедиции на Матуа задействован большой десантный корабль «Адмирал Невельской», но это связано с решением конкретной задачи.

Конечно, силы ФСБ (пограничники) в этом районе присутствуют, но их возможностей не хватает, учитывая массу одних только зарубежных браконьеров, которые ещё в 1990 гг. привыкли хозяйничать в российских водах. Известно много случаев, когда наши стражи границ не могли догнать лёгкие японские шхуны.

Видимо, не случайно на Курилах разместят российские беспилотники.

— Конечно, это часть системы мониторинга. Если будет обнаружена серьёзная угроза, флот выдвинется из основных баз. Одновременно на Курильских островах развёрнуты береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион» для защиты морского побережья протяженностью свыше 600 километров и поражения надводных кораблей различных классов и типов. Насколько я понимаю, если добавить к ракете «лишнюю» ступень, она и дальше полетит.

Важно понимать, что Охотское море было признано внутренним морем России, которое теперь нужно защищать в полной мере. А раньше чуть ли не в центральную его часть забирались рыбаки из Польши, подчищали наши морские ресурсы, и ничего с этим нельзя было поделать.

Почему выбрали именно остров Матуа?

— Там есть отличная природная инфраструктура в скалах. Это как в Балаклаве, где подводные лодки заходили в подземные базы. Это обеспечивает эффективную защиту — скальную породу очень трудно «вскрыть».

Кстати говоря, именно на островах Матуа и Шумшу японцы оказали наиболее ожесточённое сопротивление в 1945 году. Это означает, что, с точки зрения японских военных, они имели наиболее подходящее расположение для отражения атак.

И всё же незамерзающие проливы находятся между южнокурильскими островами…

— Да, это представляет, пожалуй, основной стратегический интерес. Чтобы российский флот при любых погодных условиях мог выходить на оперативный простор в Тихий океан.

Как отметил Владимир Путин, южнокурильская проблематика и экономические отношения с Японией находятся в разных плоскостях. Как реагируют в Токио на такую постановку вопроса?

— Несмотря на риторику высокопоставленных политиков, если крупный бизнес заинтересован в сотрудничестве, он придёт к вам, невзирая на любые территориальные претензии своего правительства.

Евгений Примаков ещё в 1998 г. предлагал разрешить японцам открывать совместные предприятия на Южных Курилах, чтобы снизить градус напряжённости в отношениях между Россией и Японией. Например, совместно разводить рыбу, строить перерабатывающие предприятия. Ответ со стороны японского руководства был кратким и исчерпывающим — мы на это не пойдём. Периодически это предложение всплывает как способ разрядки двусторонней напряжённости. Проблема в том, что большой бизнес не будет вкладываться в развитие инфраструктуры этих территорий (дороги, электрогенерация, причалы, аэродромы).

Да, мелкий и средний японский бизнес мог бы придти на готовое. Но в «лихие 1990 гг.» японцы получили негативный опыт — местные «братки» всех разогнали и всё отобрали. Вот почему японские предприниматели крайне настороженно относятся к подобным инициативам. Плюс следует учитывать, что им может «прищемить хвост» собственное правительство (это крупный капитал способен лоббировать какие угодно решения). Дескать, будете вкладываться в острова, значит косвенно признаете их российскую юрисдикцию. Так что, пока японское руководство «не клюнет жаренный петух», оно будет стоять на своём.

В какой ситуации это может произойти?

— В первую очередь, если в позиции США, главного патрона Страны восходящего солнца начнутся колебания. Учитывая, что сдерживание Китая в этом регионе для американцев это приоритетная задача. Но на сегодняшний день нет никаких оснований для того, чтобы Россия променяла свои стратегические отношения с Китаем на «дружбу» с Японией.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?