10.11.2014, 16:01
Куда умчит Россию «Восточный экспресс»?
Куда умчит Россию «Восточный экспресс»?Международная военная политика
Спасаясь от санкций, Москва переключает экономический интерес с Европы на Азию.

В пригороде Пекина стартовал двухдневный саммит лидеров стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Президент России Владимир Путин специально прибыл в столицу Китая на день раньше, чтобы встретиться с председателем КНР Си Цзиньпином.

Заявленный большой «восточный поворот» России был подкреплен 17-ю соглашениями. Главным событием стало подписание меморандума о втором экспортном маршруте поставок энергоносителей в Поднебесную. В дополнение к 30-летнему контракту «Газпрома» и китайской компании CNPC на поставку 38 миллиардов кубов газа в год по восточному маршруту (трубопровод «Сила Сибири») стороны согласовали параметры маршрута доставки энергоносителей из Западной Сибири по газопроводу «Алтай». Планируется, что на первом этапе по нему будут поставлять 30 миллиардов кубов газа в год. В перспективе будут построены вторая и третья нитки газопровода с проектной производительностью до 100 миллиардов кубометров в год.

Хорошие контракты заключили и другие компании. Так, Сбербанк подписал соглашения о сотрудничестве с экспортно-импортным банком Китая, китайским Банком Харбина и Китайской корпорацией по страхованию экспорта и кредитов. А глава «Роснефти» Игорь Сечин сообщил, что была согласована дополнительная точка поставки нефти. Это позволит обеспечить увеличение экспорта на 5 миллионов тонн на период, пока идет расширение трубопроводов на китайской стороне. Российская нефтяная корпорация также согласовала со своими партнерами параметры сотрудничества в разработке шельфовых месторождений. Что особенно актуально в свете введенных Западом санкций против российских нефтяников.

Напомним, в 2013-м году объем взаимной торговли между Россией и Китаем увеличился на 1,6%. При этом за 9 месяцев нынешнего года рост составил 7%. КНР также занимает четвертое место по объему накопленных инвестиций в России (8,4% всего размещенного в нашей стране в 2013 году капитала).

Что, в свою очередь, подтверждает тезис о том, что Китай не просто удерживает статус ключевого экономического партнера России, но и готов заместить выпадающие западные рынки в условиях санкционной войны США и ЕС с нашей страной. По мнению помощника Президента России Юрия Ушакова, к 2020 году объем товарооборота между Россией и Китаем может быть доведен до рекордных 200 миллиардов долларов.

До начала основных мероприятий саммита АТЭС президент России провел ряд двусторонних встреч. В частности, еще до начала форума Владимир Путин встретился с президентом Чили Мишель Бачелет и премьером Японии Синдзо Абэ. В понедельник запланированы встречи Путина с президентом Индонезии, премьер-министром Малайзии, премьером Австралии, а также с главой МВФ.

Выход России на финансовые рынки АТР мог бы сыграть важную роль в демонтаже нынешней валютной системы, построенной на гегемонии доллара, считает профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов.

– Образно говоря, это та самая «кощеева игла», которую нам нужно достать и сломать. Потому что это первопричина нынешних глобальных экономических потрясений. Федеральная резервная система США эмитирует доллары, которые превратились в мощнейшее финансовое оружие.

— Переход России и Китая на взаимные расчеты в торговле за рубли и юани - шаг в указанном направлении?

– Конечно, замещение американского доллара валютами основных экспортеров - позитивный сценарий. Но очень отдаленный. Я вообще настороженно отношусь к разговорам о превращении рубля в международную валюту. Следствием демонтажа долларовой гегемонии должно стать появление нескольких региональных валютных зон. Это будет полицентрический валютный мир.

— Готовы ли союзники (если не сказать сателлиты) США, которые в достаточном количестве представлены среди стран АТЭС, к «валютной революции»? Даже Китай, который тоже торгует за доллары, вовсе не спешит изменять статус-кво.

– Сегодня существует неоправданная эйфория по поводу Китая. На самом деле КНР - это всего лишь тактический союзник для РФ. У нас слишком разные культуры, чтобы рассчитывать на тесную интеграцию или, тем более, конвергенцию. А вот тактически китайцы нам сейчас нужны.

С моей точки зрения, Китай слишком прагматичен, а мировая политика устроена таким образом, что такие государства не в состоянии завоевывать прочные позиции (как экономические, так и политические и духовно-идейные). Процесс глобализации завершился, и китайская экономика уперлась в ограниченность мирового рынка.

— Буквально накануне открытия саммита АТЭС председатель КНР Си Цзиньпин еще раз повторил, что китайское руководство будет делать основной упор на развитие внутреннего рынка. Вы не верите в перспективы реализации данного положения?

– Они это говорили еще лет 10 назад. Для Китая это было бы здорово, но он попал в некую колею, из которой уже не может выскочить. Как люди неглупые, китайские рулевые прекрасно понимают, что эта дорога ведет к обрыву, но сделать ничего не могут. На сегодняшний день противоречия внутри партийной верхушки КНР особо не афишируются, но они, поверьте, имеются. Одна часть партийных функционеров выступает за то, чтобы переориентироваться на внутренний рынок, другая полагает, что уже «поздно пить «Боржоми» и нужно двигаться вперед по накатанной. Но не так как раньше, завоевывая мировые товарные рынки, а так, как двигалась Америка в начале XX века. То есть нужно экспортировать не товар, а капитал. А это совершенно другая модель экономики – паразитическая и империалистическая, которая предполагает милитаризацию и внешнюю экспансию. На примере США мы видим, как работает эта модель. Китай на такое не способен.

Так или иначе, мы должны наращивать сотрудничество с Китаем, у которого в тактическом плане еще имеется невыработанный ресурс развития. За счет этого Россия могла бы выиграть несколько лет.

Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в странах Азии Глеб Ивашенцов в разговоре с согласился, что не стоит переоценивать возможности торгового и экономического взаимодействия РФ со странами Азиатско-тихоокеанского региона.

– Вопрос полной замены западных рынков восточными не стоит. Просто нужно стремиться к тому, чтобы сбалансировать внешнеторговую деятельность и деловые связи. Пока наши элиты безотрывно смотрели на Запад, страны АТР совершили колоссальный рывок в развитии. На него приходится больше половины мирового ВВП. Причем, этот показатель достигается за счет производства в инновационных сферах, в области высоких технологий.

Не следует забывать и о возможностях этого региона как рынка заемного капитала (в первую очередь, у Китая). По уровню ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, КНР уже сравнялась с США или даже обгоняет. Пока на страны АТР приходится только четверть объема нашей внешней торговли. Это показатель нужно наращивать, возможности для этого есть.

— Пока складывается впечатление, что наше руководство использует возможности этого кластера исключительно в качестве второй сырьевой иглы, на которой будет сидеть Россия.

– Нужно продавать продукцию первичной или вторичной переработки – не газ или нефть, а продукцию нефтехимии. В любом случае потенциал торгового сотрудничества со странами АТР довольно высок. Из азиатских стран к санкциям, инициированным США, присоединились только Япония и Австралия. И то в очень небольшом объеме. При этом чисто азиатские страны санкции против России не поддержали. Дело не в том, что они исходят из того, что любые санкции должны вводиться Совбезом ООН, а не по воле одной державы. Просто никто не хочет портить отношения с нами. Россия - это достаточно влиятельный игрок в мире, член того же Совбеза с серьезными экономическими возможностями.

Возьмите Южную Корею. Это очень близкий союзник США, связанный с ними договором о военном сотрудничестве, но Корея ни к каким санкциям против России не присоединяется. Потому что для Сеула важен наш рынок – он хочет сотрудничать с нами в освоении ресурсов Сибири и Дальнего Востока. И не только корейцы заинтересованы в том, чтобы получать нашу продукцию. Кстати говоря, в Южную Корею идет не только наше сырье – порядка 40% потребностей этой страны в топливе для АЭС удовлетворяется за счет российского производства. Львиная доля гражданских вертолетов, которые используются в этой стране, также произведены в РФ. Плюс фактор Северной Кореи, на которую Москва имеет серьезное влияние. Не говоря уже о том, что мы можем накладывать вето на многие решения Совета Безопасности ООН.

— Стоит ли ожидать прорывных решений от саммита АТЭС?

– С 2008 года произошло определенное замедление экономического роста. Весь мир вступает в новую технологическую эпоху. Происходит переход от трудоемких экономик к экономикам капиталоемким и наукоемким. Не в последнюю очередь это касается и развивающихся стран. Наконец, следует учитывать, что возрастает роль логистики. Китай делает интересные предложения по развитию взаимосвязанности регионов и инфраструктурных проектов.

Так, председатель КНР призвал создать азиатский банк инвестиций в инфраструктуру. Для России, которая обладает уникальными транспортно-логистическими возможностями (Транссиб, БАМ, Северный морской путь) это тоже очень важно. В этом плане мы играем ключевую роль в организации перевозок из АТР в Европу. Те идеи, которые выдвигает китайское руководство на саммите АТЭС, во многом перекликаются с теми предложениями, которые мы озвучивали во Владивостоке в 2012 году.

В рамках АТЭС реализуется разноскоростная модель интеграции, указывает директор российско-китайского центра Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Николай Котляров.

– Развитые страны брали на себя обязательства предоставлять различные внешнеторговые льготы, нетарифные ограничения (особенно в сфере сельскохозяйственного производства). После начала кризиса этот процесс замедлился. Поскольку США заявили, что основной упор они будут делать не на АТЭС, а на Транстихоокеаское партнерство. Это интеграционная группировка, в которой Россия и Китай не принимают участия.

— Американцы пытаются переформатировать это пространство под себя?

– Именно так. Саммит АТЭС в Китае покажет, насколько стороны готовы идти на компромисс и на взаимные уступки. Второй момент - это двусторонние отношения России со странами АТР. Китай силен по ряду направлений, но в вопросе технологического развития его потенциал весьма ограничен. В этом плане замена азиатского рынка европейским - сложное дело. Ведущие страны здесь те же самые США, Япония,Австралия, которые участвуют в санкционной кампании против России.

С другой стороны, многие наши предприятия уже давно ориентируются на китайские технологии, поскольку они дешевле при соответствующем качестве.

— Можно ли за счет АТЭС решить наши проблемы с рефинансированием?

– В ходе недавнего визита китайского премьера был подписан ряд соглашений с ВЭБом, ВТБ. При этом важно иметь в виду, что речь идет о связанных кредитах под создание совместных СП и приобретение китайских товаров. К тому же я не уверен, что условия кредитования на Востоке будут лучше (или хотя бы такие же) как на Западе.

По поводу расчета за юани, здесь есть определенные плюсы – это устойчивая валюта, которая не девальвируется. С другой стороны, она ограничена по счетам капитальных операций.

Схема такая – мы продаем энергоносители за юани, а потом за эти деньги приобретаем у китайцев их же товар.

— То есть юань вместо доллара. А почему бы не продавать энергоресурсы за рубли?

– Тогда китайцы должны будут купить рубли по определенному курсу. При этом они должны будут смотреть, как бы не попасть под те проблемы, которые связаны с девальвацией рубля. При этом привязывать курс юаня к рублю все равно придется через третью валюту (те же доллары или евро).Но в любом случае, региональная финансовая интеграция - нужное дело.

— На полях саммита АТЭС Владимир Путин встречается с директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард. Получается, Москва по-прежнему рассчитывает на глобалистские структуры в качестве источника рефинансирования?

– Ничего удивительного – здесь лучше условия кредитования (сроки, проценты, условия погашения долга). Не думаю, что страны АТР могут сделать нам столь же преференциальное предложение, как на глобальных рынках. Где и срок предоставления больше, и условия лучше. К тому же рынки стран АСЕАН не вполне стабильны.

— Лидеры стран АТР планируют обсудить создание зоны свободной торговли. Какую выгоду может извлечь из этого Россия?

– Эта идея обсуждается достаточно давно. Кстати говоря, только у Китая со странами АСЕАН есть несколько ЗСТ по разным формулам. Это долгоиграющая пластинка. Нет ничего плохого, когда страны одного региона предоставляют преференции друг другу. Другое дело, все это должно соответствовать правилам ВТО.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».