15.10.2014, 20:58
Куда качнется сербский маятник?
Куда качнется сербский маятник?Международная военная политика
Запад с тревогой смотрит на визит Владимира Путина в Белград.

16 октября состоится визит Владимира Путина в Сербию, приуроченный к 70-летию освобождения Белграда от фашистов. Еще до официального подтверждения эта поездка вызвала бурную реакцию Запада. Американский посол Майкл Кирби в сентябре заявил, что вообще не понимает, зачем президент России приезжает в Сербию, тем более что «в освобождении Белграда участвовала и 3-я Украинская армия, входившая в состав Красной Армии». Можно было бы списать слова посла на безграмотность, но, скорее всего, он «перепутал» Украинский фронт, названный так по направлению атаки, с «украинской армией» совсем не случайно.

Представители Евросоюза высказывались более сдержанно, но тоже потребовали, чтобы Сербия подтвердила свою «проевропейскую позицию». «Сербия является кандидатом, она ведет переговоры о своем вступлении в ЕС, и мы ожидаем, что она заявит о своей проевропейской ориентации во время этого визита», - заявила официальный представитель Евросоюза Майя Косьянчич 14 октября.

Белград действительно не собирается отказываться от провозглашенного курса на вступление в Евросоюз, но не хочет и ставить под угрозу многовековые отношения с Москвой, которые важны для Сербии не только из сентиментальных, но и из вполне прагматичных экономических, энергетических и военных соображений. Помимо реализации на территории Сербии проекта «Южный поток», это сотрудничество и в других сферах. Сербия заключила с РЖД договор о получении кредита в размере 800 млн. долл. на развитие и модернизацию железнодорожной сети. ОАО «Газпром нефть» планирует увеличить инвестиции в добычу нефти на месторождениях сербской компании NIS. В начале октября Сербия даже предложила ввести режим свободной торговли между странами в отношении ряда товаров.

Кроме того, в ноябре 2013 года Москва и Белград подписали соглашение о военном сотрудничестве. К этому шагу, как отметил Сергей Шойгу, стороны готовились 15 лет. В рамках договора военные должны обмениваться опытом, информацией и проводить совместные учения.

Но в условиях, когда Европа объявила России санкционную войну, придерживаться нейтральной линии Белграду становится все сложнее. Хотя сербское руководство утверждает, что Брюссель не требует от них присоединения к антироссийским санкциям, намеки делаются весьма недвусмысленные. «Если Белград желает продвижения к членству в ЕС, он должен послать правильный сигнал в вопросе санкций против России», - заявил в начале октября кандидат на должность еврокомиссара по европейской политике соседства и расширения Йоханнес Хан.

Президент Томислав Николич, в свою очередь, говорил, что Сербия «хочет быть и с Россией, и с Европейским союзом», и введение санкций против РФ не является обязательным требованием для вступления в ЕС. Премьер Александр Вучич накануне визита Владимира Путина высказался еще более смело. «Сербии никто не может приказывать, чтобы она разрушила свои отношения с Российской Федерацией», - сказал он.

Западные СМИ восприняли эти заявления с тревогой. Так, эксперт National Interest Франц-Штефан Гади считает, что Евросоюз проводит непродуманную политику, ставя Белград перед жестким выбором между Брюсселем и Москвой, потому что если Сербию заставят принять окончательное решение, она склонится в сторону России.

Старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Петр Искендеров не согласен с таким утверждением и считает, что Сербия до последнего будет пытаться лавировать между двумя полюсами, не желая терять партнеров ни на Востоке, ни на Западе.

- Власти Сербии все последние годы проводят политику лавирования между Европейским Союзом и Россией, что объясняется политикой, направленной на скорейшую интеграцию в ЕС. Еще два-три года назад этот процесс не был связан с Россией, главным требованием ЕС было признание Косово и развитие добрососедских отношений с Приштиной. Поэтому сотрудничество между Сербией и Россией могло успешно развиваться, в том числе по линии энергетики и строительства газопровода «Южный поток».

Но обострение кризиса на Украине и антироссийская политика, которую стал реализовывать Евросоюз по прямому требованию США, поставила Сербию перед нелегким выбором. Условием для принятия в ЕС теперь является не столько Косово, сколько взаимоотношения с Россией. Но Сербия не может позволить себе ни отказаться от ориентации на Брюссель, ни разорвать экономические связи с Россией, потому что в условиях кризиса срыв договоренностей грозит стране проблемами и банальным энергетическим коллапсом. На мой взгляд, Сербия и дальше будет проводить сдержанную политику, не отвергая открыто требования Брюсселя, но пытаясь мягко саботировать их выполнение.

— Но если Евросоюз поставит «вопрос ребром» и потребует от Сербии присоединиться к антироссийским санкциям?

- Последние месяцы это требование уже жестко выдвигалось со стороны Брюсселя, но Сербии удавалось смягчить эту ситуацию. Например, правительство заявило, что не будет субсидировать предприятия, которые намерены увеличить экспорт плодово-овощной продукции в Россию. То есть Сербия к санкциям не присоединяется, но на государственном уровне содействовать росту экспорта в Россию тоже не будет. Вопрос в том, как долго сербское руководство сможет продолжать этот курс.

Если в ближайшее время Брюссель согласится смягчить или хотя бы не усиливать санкции против Москвы, Сербии удастся сохранить и взаимодействие с РФ, и свои евроинтеграционные планы. Но если в Брюсселе и Вашингтоне возобладают сторонники нового витка обострения отношений с Россией, то руководство Сербии будет вынуждено ужесточить свою позицию в отношении РФ, и в том или ином виде ввести санкции.

— О каких санкциях может идти речь?

- Например, правительство может заморозить торгово-экономическое взаимодействие на нынешнем уровне. Возможно, приостановит работы по «Южному потоку». Но в целом оно займет выжидательную позицию, не отказываясь от договоренностей с Россией, но и не спеша выполнять их в полном объеме.

— Некоторые эксперты утверждают, что если Сербию поставят перед жестким выбором, то она выберет Россию, а не Европу, так ли это?

- Скорее, Сербия попытается мягко выбрать Брюссель. Нынешняя правящая коалиция, за исключением, может быть, президента Томислава Николича, который хочет находиться над схваткой, делает ставку на скорейшее вступление в Евросоюз. Оно попытается максимально сохранить взаимодействие с Россией, но на первом месте для правительства и премьера Александра Вучича все-таки Брюссель, а не Москва.

— Но ряд опросов показывает, что в Сербии уже не так позитивно относятся к евроинтеграции, с чем это связано?

- Да, если года 2-3 назад большинство населения поддерживало вступление в Евросоюз, то сейчас соотношение примерно 50 на 50. К этому привели два ключевых фактора. Первый - проблема Косово, так как Брюссель все активней настаивает на том, что Белград должен признать его независимость. Второй – это кризис в самом Европейском Союзе. Он охладил настроения в Сербии, показал, что вступление в ЕС – не панацея для решения социально-экономических проблем. Ну, а сейчас добавляется третий фактор – обострение отношений с Россией, оно не способствует росту настроений в пользу вступления в ЕС. Но решение все-таки принимают власти Сербии. Вряд ли в стране будет проведен референдум, и если нынешнее правительство поставит перед собой цель добиться вступления в ЕС, оно сможет сделать это и через головы общественного мнения.

— Насколько в этом контексте значим визит Владимира Путина в Белград?

- От этого визита можно ожидать подтверждения неизменности и актуальности существующих соглашений между Россией и Сербией в рамках инвестиционных проектов, функционирования Российско-Сербского гуманитарного центра в городе Ниш, сотрудничества в энергетике по «Южному потоку», взаимодействия в военной сфере. Но вряд ли стоит ожидать подписания новых соглашений.

Ученый секретарь Центра по изучению современного балканского кризиса Ирина Руднева считает, что Сербии трудно противостоять давлению Запада, потому что от этого зависит национальная безопасность страны.

- Вопрос сотрудничества Сербии с ЕС по факту был и остается постоянным давлением на независимое государство сторонних организаций и отдельных стран. Мы видим, что Сербии выдвигается ультиматум за ультиматумом, даются обещания о вступлении в ЕС, но они так и остаются обещаниями. Если даже сербы идут на уступки, которые от них требуют, они не получают результата. Это политика заигрывания, и сложно говорить о реальных перспективах вступления Сербии в ЕС. Скорее всего, сами сербы уже это понимают.

С Россией отношения развиваются по-другому. С момента прихода к власти Владимира Путина Россия встала на четкую позицию поддержки Сербии в косовском вопросе. Несмотря на давление и угрозы со стороны ЕС и США, она не уступает, остается последовательным и верным партнером Белграда. Кроме того, Сербии важно поддерживать с нами торгово-экономические отношения, прежде всего реализацию проекта «Южный поток», который дает рабочие места, инвестиции и перспективы. Но руководство вынуждено маневрировать и идти на уступки, просто потому, что это вопросы государственной безопасности. Да и внутри Сербии есть круги, ориентированные как на Россию, так и на Европу.

Сейчас вопрос в степени давления, которое Брюссель будет оказывать для принятия нужного ему решения. Запад ради обеспечения своих интересов готов на все, что мы видим на примере той же Украины. Любой, кто не хочет следовать в фарватере ЕС, может серьезно пострадать и экономически, и политически. Поэтому, скорее всего, сербы не будут обострять отношения с ЕС и попробуют в очередной раз угодить и тем, и другим. Но визит Владимира Путина очень показателен тем, что Сербия в этом случае выбирает сторону России и демонстрирует поддержку. Насколько он будет результативен, мы увидим уже в ближайшее время.

— Насколько важны для Сербии торгово-экономические отношения с Россией, решится ли она ими пожертвовать ради Брюсселя?

- Все взаимосвязано. Например, ЕС не хочет видеть «Южный поток» и оказывает колоссальное давление на Болгарию и Сербию, которая еще держится. Экономические интересы часто страдают из-за того, что представители международного сообщества выбирают политические приоритеты. Ведь и самой Европе выгодно, чтобы газ шел на ее территорию, но при этом она мешает строительству газопровода, чтобы оказать давление на Россию. Интересы Сербии тесно связаны с отношениями России и ЕС.

— Сербия остается одним из последних союзников России в Европе, что нужно предпринять, чтобы сохранить эти отношения?

- Россия делает очень многое, чтобы удержать Сербию в орбите своих интересов. Были выписаны финансовые транши, заключено соглашение по тому же «Южному потоку». Но дело не только в экономике. Завтра состоится военный парад, и это тоже очень показательно. Дело в том, что в самой Сербии неоднозначное отношение к результатам Второй мировой войны, у них были разные воюющие стороны и мнения по этому вопросу полярные, поэтому долгое время День победы отмечался довольно скромно. Но сейчас объявлен военный парад, Сербия показывает, что разделяет взгляды России на результаты Второй мировой и выступает против негативных тенденций, которые несла эта война. Это показатель консолидации двух государств на идеологическом и культурном уровне.

— Значит ли это, что Сербия все же склоняется в сторону России?

- Отношения Сербии с Россией и ЕС похожи на маятник, который качается из стороны в сторону. Пока он на стороне России, но история показывает, что уже на следующий день сербы могут сделать шаг назад. Они и сейчас делают заявления о том, что не против вступления в ЕС, готовы к сотрудничеству, и отношения с РФ, которые раздражают Европу и США, не помешают им на этом пути. Они движутся в сторону России с постоянными оговорками, и если давление усилится, то эти оговорки станут более громкими. Для Сербии это, повторюсь, вопрос безопасности.

Содиректор Российско-Сербского гуманитарного центра в городе Ниш Виктор Сафьянов рассказал, что в Сербии, несмотря на подогреваемые в Европе антироссийские настроения, по-прежнему очень хорошо относятся к нашей стране. Центр активно помогал в ликвидации последствий наводнений, которые обрушились на Сербию весной 2014 года.

- Наверное, с моей стороны не совсем корректно комментировать высказывания официальных лиц. Но как простой человек, могу сказать, что визит Владимира Путина здесь ждут и очень уважительно относятся к нашему президенту. На него возлагают ожидания по дальнейшим инвестициям, совместным экономическим проектам и участию в задачах, которые стоят перед российским и сербским правительствами.

— Сейчас в Европе наблюдается рост антироссийских настроений, насколько я понимаю, к Сербии это не относится?

- Нет. Где бы я ни был, общаясь и с руководителями, и с простыми жителями, я вижу только хорошее отношение к России. Может быть, мне просто не встречаются люди, которые думают по-другому. Но лично я не сталкивался с негативом, наоборот, когда слышат русскую речь и узнают, что мы из России, относятся очень тепло.

— А какое отношение к Евросоюзу, нет ли охлаждения в евроинтеграционных устремлениях?

- Нынешнее руководство Сербии высказывает свою позицию, и мне сложно комментировать, есть или нет охлаждение и на сколько градусов. Но я думаю, что сегодня, прежде всего, нужно сотрудничать с государствами, которые уважают друг друга и участвуют в совместных проектах. А дальше уже нужно выбирать партнеров по бизнесу и решению других задач. Я считаю, что сегодня Сербия ведет выверенную политику в сотрудничестве и с европейскими странами, и с Россией. Люди прекрасно понимают, какая непростая ситуация сегодня в мире.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».