08.05.2015, 18:18
Кубинский сюрприз для Обамы
Кубинский сюрприз для ОбамыМеждународная военная политика
В Москве снова заговорили о возвращении разведцентра в Лурдесе.

Заместитель председателя комитета по безопасности Дмитрий Горовцов после официального визита на Кубу спикера Госдумы Сергея Нарышкина в интервью «Известиям» рассказал, что Россия может активизировать военно-техническое сотрудничество с Гаваной, а также возобновить работу радиоэлектронного разведывательного центра в Лурдесе.

«В условиях, которые сложились сегодня на геополитической арене в результате давления США и санкций к России, сотрудничество с Республикой Куба будет развиваться в направлении восстановления тех отношений, которые были присущи нашим странам до середины 1980-х годов, до прихода к власти Горбачева, который начал это сотрудничество сворачивать», - рассказал Горовцов.

Радиоэлектронный центр в Лурдесе был открыт в 1967 году. В свое время нынешний лидер Кубы Рауль Кастро утверждал, что благодаря работе центра разведка СССР получала до 75% всей информации о США. Но после распада Советского Союза интерес Москвы к Латинской Америке снизился, а после кризиса 1998 года и не слишком экономически успешных последующих лет было принято решение закрыть базу в Лурдесе, на содержание которой ежегодно уходило несколько сот миллионов долларов. Окончательный вывод российских специалистов завершился в 2002 году.

Некоторое время о центре радиоэлектронной разведки не вспоминали, но после активизации внешнеполитических усилий на латиноамериканском направлении в Москве снова заговорили о возвращении России в Лурдес. Летом 2014 года после визита президента РФ Владимира Путина на Кубу СМИ даже сообщили, что соглашение о передаче радиоэлектронного центра достигнуто. Напомним, что тогда было принято решение о списании Гаване 90% из 35,2 млрд. ее долга. Оставшиеся 3,5 миллиарда предполагалось инвестировать в экономику острова. Тем не менее, 17 июля Владимир Путин заявил, что вопрос о возвращении в Лурдес не обсуждался.

Теперь тема активизации сотрудничества с Кубой и, в частности, возвращения центра, поднимается вновь. Но и администрация США за последний год не теряла времени даром. В конце 2014 президент США Барак Обама и кубинский лидер Рауль Кастро неожиданно объявили о восстановлении двусторонних дипломатических отношений.

После этого начался переговорный процесс, который продвигается довольно успешно. Вашингтон существенно ослабил ограничения на импорт товаров и услуг для кубинских частных предпринимателей, американцам облегчили деятельность на острове, а президент США Барак Обама призвал Конгресс окончательно отменить санкции против Гаваны. Он также планировал открыть американское посольство на Кубе уже этой весной, правда, пока между сторонами возникли разногласия по этому вопросу.

Удастся ли Москве усилить свое присутствие на Кубе на фоне американских попыток втянуть остров в свою орбиту влияния?

- США еще не полностью восстановили отношения с Кубой, - говорит эксперт по Латинской Америке, профессор РГГУ Михаил Белят. - Хотя прогресс есть, особенно по сравнению с недавним периодом, когда между двумя странами была враждебная стагнация. Что касается базы в Лурдесе, лично я не вижу объективных проблем в ее восстановлении. Это радиолокационная база слежения, а не ракеты, которые напрямую угрожают США.

Но еще относительно недавно мы не собрались туда возвращаться, почему?

- Всего несколько лет тому назад отношения между Россией и США находились на другом уровне. Сегодня ситуация серьезно изменилась, наметилось геополитическое противостояние между нашими странами. В этих новых условиях будет меняться и наше отношение к таким вещам, как возможность возвращения на базу в Лурдесе. Мне кажется, что все будет зависеть от решений по поводу ее целесообразности. Если военное и политическое ведомства примут решение, что это действительно необходимо, не вижу препятствий для восстановления базы.

— Насколько присутствие на Кубе важно для нашей внешней политики?

- Куба играет важную роль в геополитическом противостоянии между Россией и США в силу своего географического положения. Недаром ее называют непотопляемым авианосцем. Этим фактором было продиктовано отношение к Кубе со стороны США, которые стремились вернуть ее после победы Кубинской революции в 1959 году.

По этой же причине мы тоже всегда хотели иметь этот остров в друзьях и союзниках. Так оно и было до 1991 года, когда мы, хлопнув дверью, ушли с Кубы. Сейчас мы туда возвращаемся. Конечно, совершенно не в тех объемах, что раньше. Радует, что этот процесс основывается не на идеологических постулатах, как во времена СССР, а на экономических, прагматических и стратегических началах. Сегодня к этому прибавляются и геостратегические соображения с нашей стороны.

— А почему этот процесс возвращения идет так медленно, казалось бы, в середине 2000-х экономическая ситуация для этого была благоприятная?

- Наши отношения с Кубой начали теплеть и восстанавливаться после 2000 года. Это связано с изменением государственной внешней политики ко всей Латинской Америке, в том числе и к Кубе. Почему мы, уйдя и хлопнув дверью, точно так же резко не вошли обратно? Здесь очень много причин, и на эту тему можно написать докторскую диссертацию.

Можно говорить о том, что у кубинцев были основания не очень нам доверять после всего, что мы там устроили в 1991 году. Наш уход больно ударил по Кубе. Мы резко оборвали все отношения, в первую очередь экономические. Но вся экономика острова строилась на сотрудничестве с Советским Союзом и социалистическим блоком.

После нашего ухода страна попала не просто в кризис, а в экономический коллапс. Не скажу, что люди падали от голода на улицах, но это было реально голодное время. Продукты питания распределяли строго по карточкам, в стране ничего не было, она еле выживала.

Куба десять лет выбиралась из этой ситуации, но смогла подняться с колен. И в этот момент мы начали возвращаться на остров. Конечно, учитывая вышесказанное, у кубинцев была изрядная доля недоверия к нам, и былой теплоты мы там не встретили. Это одна из причин того, что наше нынешнее возвращение гораздо более скромное, чем присутствие во времена СССР.

Ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко считает, что активизация сотрудничества с Кубой носит скорее символический характер.

- Радиолокационная база в Лурдесе была закрыта после того, как администрация Буша заявила, что будет переносить центр военной активности на западное побережье страны, на Тихий океан. И это главная проблема с возвращением базы в Лурдесе.

Правда, американцы не так рьяно, как обещали 15 лет назад, переносят свою инфраструктуру в Тихоокеанский регион. Поэтому сейчас разведывательный центр на Кубе был бы для нас полезен. Но если они продолжат тренд на перенос военной инфраструктуры в Калифорнию, центр в Лурдесе мало что нам даст, кроме красивого демонстративного жеста.

— То есть с практической точки зрения это не даст нам важного преимущества?

- Нужно прямо признать, что мы в Латинской Америке - не игрок. Без океанского флота мы не можем там на что-то реально претендовать. Все, на что мы способны, это подразнить американцев демонстративными соглашениями, не более.

Мы также можем заниматься военно-техническим сотрудничеством и поставлять в латиноамериканские страны оружие. Но платежеспособность этих режимов вызывает очень серьезные опасения. Если рассматривать нашу активизацию в Латинской Америке, как ответ на американскую активность в Грузии или на Украине, это имеет смысл. Но визиты президента и правительственных делегаций на Кубу или в Венесуэлу – это практически предел наших возможностей.

Американцы это понимают. Они всегда считали, что Россия в Европе – это серьезно и опасно для их интересов. Но без океанского флота наша страна в Латинской Америке не очень серьезный игрок.

— Тем не менее, США начали улучшать отношения с Кубой в конце прошлого года, уж не на фоне ли наших усилий?

- Обаме просто надо было продемонстрировать, что у него есть какие-то успехи в Латинской Америке. Он попытался в 2009 году возобновить Организацию американских государств и концепцию панамериканизма, но идея не прошла. Обаме к концу срока нужно было показать хоть какие-то результаты на этом направлении. Для этого он и стал заигрывать с Кубой. Геополитическая война России с США в Европе – это действительно серьезно. Но в Латинской с нашей стороны - это просто набор жестов.

Главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко убежден, что возвращение базы в Лурдесе имеет и важное практическое значение.

- База в Лурдесе – это центр радиоэлектронной разведки, которая в классическом варианте ведется с наземных постов или центров. Если мы говорим о перехвате информации, которая циркулирует в радиорелейной, тропосферной, КВ- и УКВ радиосвязи, нужен стационарный центр.

Что касается спутников, они ведут радиотехническую разведку, и это совершенно другие диапазоны и средства, против которых ведется разведка, - сверхвысокочастотное излучение, в основном характерное для комплексов систем ПВО, ПРО и других видов вооружений. Никакая спутниковая разведка не способна заменить классическую радиоэлектронную.

Основной объем радиоциркулируемой открытой информации, которая не шифруется, проходит на территории и вокруг Соединенных Штатов Америки. Куба – идеальная точка для перехвата, анализа и обобщения таких данных.

— Некоторые считают, что возвращение базы не имеет смысла, если мы все равно не можем претендовать на серьезную роль в Латинской Америке?

- При чем здесь наше влияние в Латинской Америке и возможности радиоэлектронной разведки? Это никак не связано. Это аргумент из серии «Мерседес» едет быстро, поэтому и «Запорожец» должен ехать быстро».

— Удастся ли нам вообще активизировать сотрудничество с Кубой на фоне того, что США восстановили с Гаваной дипотношения?

- Вашингтон готовится к тому, что братья Кастро скоро уйдут и во главе Кубы будут другие люди. Американцы пытаются развернуть эту ситуацию максимально выгодно для себя. Для этого им нужен постоянный плацдарм, присутствие на острове. Таким плацдармом станет посольство США. Вот поэтому они и идут на нормализацию отношения.

Братья Кастро уходят, это очевидно. А мы им прощаем долги, вместо того, чтобы взамен потребовать хотя бы передать нам на 99 лет в аренду военные базы. Американцы поступают мудро. Они никаких долгов не прощают, зато открывают на острове посольство, чтобы влиять на трансформации посткастровской Кубы.

Фидель Кастро уже ничем не руководит, Рауль – тоже глубоко пожилой человек, который максимум через 3-5 лет уйдет физически или интеллектуально. Американцам важно провести цветную революцию либо трансформировать режим таким образом, чтобы Куба из противника превратилась в нейтральную страну или союзника. Это программные цели американской политики.

— А мы можем этому что-то противопоставить?

- Этот вопрос нужно задавать тем, кто у нас занимается латиноамериканским направлением. Я считаю, что прощать долги нельзя. Долг есть долг и через сто лет. Мы же списываем им без какого-либо расчета. Это неправильная политика.

Долги должны конвертироваться в преференции для российского бизнеса. Или в предоставление нам на 99 лет в бесплатную аренду и без возможности денонсации договора участка земли под условную базу электронной разведки. Так надо вести переговоры. Мы слишком много списываем всем долгов, а ведь это деньги из нашего бюджета, нашего кармана и кармана предшествующих поколений. Хотя сегодня весь мир предельно прагматичен.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).