08.01.2015, 01:22
Кто начал ядерный шантаж на Украине?
Кто начал ядерный шантаж на Украине?Международная военная политика
Очень противоречивые вести приходят в первые дни Нового года с Юго-Востока Украины. Формально перемирие здесь не только продолжается, но и укрепляется. 5 января в Берлине прошло заседание «нормандской четверки» в формате «политдиректоров» — представителей МИДов России, Украины, Германии и Франции (Москву на нем представлял глава второго департамента МИД РФ Виктор Сорокин). Заговорили о «небольшом прогрессе» в деле мирного урегулирования.

На 9 января намечен новый раунд переговоров в «нормандском» формате, на этот раз с участием глав МИД. Пока не определено состоится ли он опять в Берлине (МИД Германии эту информации не подтвердил), либо руководители внешнеполитических ведомств Сергей Лавров, Павел Климкин, Франк-Вальтер Штайнмайер и Лоран Фабиус поговорят между собой в режиме телефонного «селекторного совещания». «Моментом истины» вроде бы обещает стать 15 января; на эту дату намечен саммит «нормандской четверки» в Астане, у Нурсултана Назарбаева. Причем, с участием глав государств — Владимира Путина, Петра Порошенко, Ангелы Меркель и Франсуа Олланда. Небольшой штрих. Мало кто из наблюдателей обращает внимание на существенную деталь. «Нормандский» формат незаметно и ненавязчиво, без лишней рекламы, занял место ушедшего в прошлое «минского», состав которого, как помним, был несколько иным: наряду с Россией и Украиной, представленными далеко не высшим уровнем, в нем участвовали представители ОБСЕ и главы непризнанных республик Новороссии — Донецкой и Луганской.

Неучастие ДНР и ЛНР в «нормандском» формате кое-кто пытается представить признаком пресловутого «слива» Новороссии Россией. На этой теме в последние дни вновь всласть «оттоптались» приснопамятные экс-руководители ДНР Александр Бородай и Игорь Стрелков (Гиркин). Их новое появление «в этой теме» о многом говорит, но это — вопрос для следующего анализа. Пока же отметим, что, как бы «распределив свои роли», Бородай и Стрелков соответственно признали Новороссию «красивой, но несбывшейся мечтой» и нарисовали «перспективы», которые якобы ожидают Россию в связи с будто бы неизбежным поражением ополченцев в ходе предстоящего наступления на Донбасс украинских войск. Оставим эти умозаключения на их совести, подчеркнув, что они скорее всего — не их собственные: связь со скандально известным «православным» бизнесом Константина Малофеева, замкнутого, в свою очередь, на Фонд Василия Великого, с одной стороны, и на американскую «Franklin Templeton Group», с другой, общеизвестна. Как и «белогвардейское» кредо этого самого Малофеева, заключающееся в том, что «Рейган помог нам освободиться от коммунизма». «Цена вопроса» для «православного» бизнесмена, как и его кураторов, поощряющих «акции прямого действия» против памятников В.И. Ленину (например, о. Дмитрия Смирнова), разумеется, значения не имеет. Любой антикоммунист им «друг, товарищ и брат», даже Рейган — известный русофоб, ненавистник нашей страны, ставленник избравшего нас своей мишенью глобального олигархического капитала.

Почему «минский» формат заменен «нормандским»? Это важно для понимания динамики «украинских» раскладов.

По двум основным причинам, которые связаны с фигурами Александра Лукашенко и Ангелы Меркель. Оба в известной мере «перегнули палку» и, не добившись тех целей, которые ставили перед собой, пойдя ва-банк и рассчитывая встать в центр урегулирования в Донбассе, естественным путем оказались на периферии процесса. «Отряд заметил потерю „бойцов"» и отреагировал адекватно. Смена форматов — и есть фиксация этих изменений. Для того, у кого возникли вопросы, заметим, что Лукашенко переусердствовал в демонстрации лояльности киевскому режиму. И, хоть и попытался сгладить впечатление от своей предновогодней «самостийной» поездки на берега Днепра в ходе пресс-конференции по итогам московского саммита ОДКБ, тем не менее, выглядел в этот момент как минимум неубедительно (если не сказать двусмысленно). Не случайно, вслед за «батькой» в Киев прибыл и Нурсултан Назарбаев, визит которого, без сомнения согласованный с Кремлем, стал для Лукашенко своеобразным сигналом, что монополии на амбициозную роль «главного миротворца» у белорусского лидера нет. И быть не может.

Что касается Меркель, то ее подвел промах на саммите «Группы двадцати» в австралийском Брисбене. Решив «дожать» Владимира Путина по Украине и снискать тем самым себе лавры «главного миротворца», она, видимо, слишком уж буквально поняла известную мудрость Мао Цзэдуна «чтобы выпрямить, нужно перегнуть». И по сути принялась ставить российскому лидеру ультиматумы. А когда они не прошли, выяснилось, что «плана Б» у германского лидера не оказалось. Этим умело воспользовался главный партнер-конкурент «фрау канцелярин» — глава МИД Ф.-В. Штайнмайер. И подверг ее поведение жесткой критике, особенно в той его части, что касалась послесловия к брисбенской встрече, уже после отъезда В.В. Путина из Австралии. Раздосадованная провалом российско-германских переговоров, А. Меркель разразилась тогда знаменитой сиднейской речью, в которой вышла далеко за рамки дипломатического этикета, обвинив Россию и ее лидера во всех «смертных грехах».

Авторам этих строк уже тогда было ясно, что Меркель сказала Путину все, что у нее было «за душой», сожгла тем самым мосты и исчерпала свой ресурс в отношениях с Москвой, по-видимому отведенный ей Вашингтоном. И поскольку больше выдавить из себя ей оказалось нечего, да и слушать ее никто особо не собирался, а диалог с Россией Западу необходим, на передний план вышел президент Франции Ф. Олланд. Поэтому он спешно засобирался в Астану, из которой полетел прямиком не в Париж, а в столичный аэропорт Внуково, на встречу с В.В. Путиным.

Н.А. Назарбаев и Ф. Олланд, сменившие А.Г. Лукашенко и А. Меркель, перенесли центр посреднических усилий по урегулированию на Украине из Белоруссии в Казахстан и из Берлина в Париж. И трудно представить, что эти пертурбации произошли без участия Вашингтона, где Меркель, стало быть, уже списана с «больших» счетов и признана «мавром», который вынужден уйти из процесса преждевременно, ввиду того, что оказался несостоятельным и не смог «сделать своего дела». Минский «батька» же «выпал» из него по другой причине: сосредоточился не на результате своих посреднических усилий, которые слишком рьяно продвигал публично, а на вытекающих из них собственных политических дивидендах, с приобретением которых у него и возникли проблемы.

Такова, по мнению авторов этих строк, предыстория «нормандского» формата.

Теперь о том, чего от него ожидать, и это как раз то, что раскрывает суть происходящего в первые дни 2015 года, ибо на фоне активизации дипломатических усилий в этом новом формате происходят и другие, весьма противоречивые вещи. С одной стороны, вроде бы возрастает доверие сторон, продолжается ротация киевских силовиков в донецком аэропорту, с другой, все более тревожно становится на линии соприкосновения силовиков и ополченцев; все более воинственно ведут себя условно «законные» власти бандеровской Украины, а спираль противостояния закручивается вокруг Крыма. По логике, понятной только «официальным» самозванцам в Киеве, полуостров в канун своего первого новогоднего праздника в составе России оказался в тройной украинской блокаде, несмотря на подписанное Москвой и Киевом соглашение по транспортировке на него электроэнергии транзитом через территорию Украины. К водной, запущенной еще весной перекрытием Северо-Крымского канала, добавились энергетическая и транспортная. А блокада, как известно, верный «разведпризнак», сигнализирующий о приближении крупных потрясений, вплоть до прямого военного столкновения.

Москва в этом противостоянии пошла на беспрецедентные уступки. Украина стала получать российский уголь без предоплаты, а российскую электроэнергию — по внутренним ценам нашей страны. «Месседж» более, чем прозрачный: получите все необходимое для выживания в зимний период добром, пойдем и на долговременное урегулирование в Донбассе, позволив Банковой сохранить лицо, только не трогайте Крым — это не обсуждается. В Европе это, похоже, уже поняли: санкции против Крыма сопровождаются полным молчанием на эту тему официальных лиц. Перспективы пресловутой «территориальной целостности» Украины применительно к Донбассу обсуждаются, к Крыму — нет, и напоминания о «проблеме» полуострова, идущие в европейские столицы из Киева, как и звучащие оттуда громкие заявления и бряцания оружием, все более откровенно раздражают осторожных еврочиновников.

В Киеве тем временем понимать не хотят ничего; точнее, не могут понять: на Банковой подчиняются не Брюсселю и тем более не Берлину или Парижу, а вместе с ними — Вашингтону и Лондону. И заокеанская логика, по которой развивается кризис, все более откровенно указывает на войну и ведет к войне.

Две вещи, как пресловутая «лакмусовая бумажка», обратили на себя внимание между Новым годом и Рождеством Христовым. Первая: маневры вокруг Керченского моста, строительство которого поставлено под вопрос многими факторами, но прежде всего заявлениями главы Республики Крым Сергея Аксенова. Ввиду крайней технической сложности надводного проекта соединения Крыма с Кубанью, а также (внимание!) упоминания о международном морском праве, по которому согласие на строительство моста должен давать Киев, который этого ни при каких обстоятельствах не сделает, Аксеновым предложен подземный вариант реализации проекта — кубанско-крымский туннель.

О каком-то там «праве вето», принадлежащем Киеву, никто со времен обнародования проекта моста ни в Симферополе, ни в Москве и не вспоминал. И это закономерно: международное право — вещь неоднозначная, она — как подверженное «двойным стандартам» «дышло». Это общеизвестно и, что самое главное, внедрено в практику американской же логикой «хозяев жизни». В Донбассе, по этой вашингтонской логике, — «сепаратисты» и «террористы». А в Сирии, например, «повстанцы» и «борцы за свободу». Или то же ИГИЛ, которое — вообще «едино в двух лицах». Они и «повстанцы», которым сбрасывают оружие и на территории которых «пасутся» израильские перекупщики брошенных теми же курдами домов. И «террористы», которых бомбят (предварительно об этом предупреждая) и которым грозят уничтожением, разумеется, только лишь на словах. А на деле используют в «Большой игре» тараном против Башара Асада, иранских руководителей, а теперь, по-видимому, и против Реджепа Эрдогана, Но главное — против России, в интересах США, Израиля, Саудовской Аравии и ряда мелких, но богатых, влиятельных и крикливых монархий Персидского залива, прежде всего катарской.

Возвращаясь к проекту морской транспортной связки России с Крымом в обход Украины, отметим, что речь со всей очевидностью идет не столько об украинских «правах», сколько о высокой уязвимости моста и несомненной предпочтительности предложенного Аксеновым туннеля прежде всего с чисто военной точки зрения. В Киеве, конечно, сразу же заорут, что сказанное нами — подтверждение игнорирования Москвой украинских «прав» и интересов. Но при этом будут прекрасно понимать, что авторы не являются выразителями российского официоза, и, главное, — что «майданутые» узурпаторы сами отрезали себе любые «права» постоянно растущей с их стороны военной угрозой. А также громогласными обещаниями вновь вывесить над полуостровом «желто-блакитную тряпицу, разорванную в Октябре» (выражаясь словами известного советского поэта украинского происхождения Миколы Упеника).

Второй важный фактор, — бурно расширяющееся на Украине «пространство абсурда», которое, однако, только внешне выглядит низкопробным шарлатанством, а на деле представляет собой не что иное, как «украинскую хитрость», прославленную толстым пластом многочисленных советских анекдотов про «хохлов» и «москалей».

Если «ближе к телу», то речь идет о нашумевшем заявлении некоего советника президента Украины г-на Бирюкова. Из него следует, что экстремистский «Правый сектор», лидеры которого по запросу российских правоохранительных органов находятся в международном розыске по линии Интерпола, отказался подчиняться украинскому министерству обороны и желает и дальше оставаться «государством в государстве». Одно из двух: либо выдавший на-гора эту сногсшибательную новость украинский чиновник выжил из ума или еще не пришел в себя после обильных новогодних возлияний, либо он держит всех окружающих за натуральных идиотов, неспособных отделить не только мух от котлет, но и белое от черного. Ведь главное в политической аналитике — не утрачивать способности здравого, адекватного восприятия окружающей действительности и не бросаться с жаром и на полном серьезе обсуждать подобны фейки. И если утратить эту адекватность настолько, что предположить, будто сказанное Бирюковым — «чистая монета», то придется, поверив в подобную глупость, начать делать из нее еще более идиотские выводы. Например, что украинский «главковерх» в угаре межолигархической грызни с Коломойским утратил контроль над армией или ее частью. И, следовательно, что страна находится на грани квазигосударственного переворота («квази» потому, что опрокинуть несостоявшееся, разваливающееся квазигосударство, которым является нынешняя Украина, можно только с помощью такого же «квазипереворота»; какое «государство» — такой и переворот!).

Нам же, в новогоднюю ночь не перебравшим, должно быть понятно, что если подобное ДЕЙСТВИТЕЛЬНО имело бы место, то на президентском уровне об этом собственной и мировой общественности никто бы не сообщал. Взбунтовавшиеся части обычно окружают, разоружают, а при необходимости уничтожают физически — как государственных изменников и путчистов. Если этого не происходит, а на момент сдачи материала в печать ничего о подобном слышно с Украины не было, то имеет место совершенно другое. А именно: воспаление той самой «украинской хитрости», о которой мы уже упоминали. «Правый сектор» на весь мир объявляют «вышедшим из-под контроля» («Слушайте, и не говорите потом, что вы не слышали!») только с одной целью: не нести ответственности за его будущие...

Не прошлые (которые «заиграны»), а именно за будущие военные преступления. Зуб даем: что указание, а то и приказ «не подчиниться» г-ну Полтораку г-н Ярош скорее всего получил от самого Полторака, если конечно, г-н Порошенко брезгует, и взяться за подобную «грязную работу» (общение с Ярошем) сам не готов. «Бесконтрольность» экстремистов — лучшая «отмазка» для тех, кто очень хочет завершить перемирие в Донбассе, не дожидаясь возможных договоренностей 15 января в Астане. Ведь «нормандский» формат — это вам не «минский». Вместо подвизающихся «на раздаче» шестерок из ОБСЕ там — уже полноценные... нет, не тузы (тузы в Вашингтоне) западной политики. Но скажем, десятки, а то и валеты и дамы — Олланд и Меркель. И, следовательно, те договоренности могут оказаться окончательными, и их придется выполнять. А как их выполнишь, если из Вашингтона поступает противоположная команда: игнорировать! Тут запросто можно оказаться в положении того самого «мавра», который «не сделал своего дела» и потому приговорен. И если Меркель в этом положении вполне может и дотянуть до новых выборов в Бундестаг, то у Порошенко и калибр, и вытекающие из него перспективы другие: «и трубы пониже, и дым пожиже». С этим «мавром» никто — ни в Белом доме, ни на Капитолийском холме, ни в Лэнгли — церемониться не станет. Вспомните судьбу Саддама, Мубарака, Каддафи...

Порошенко чем-то разве от них отличается? Разве, что убогим масштабом и сугубо бизнес-мышлением: в положении «подстреленной утки» эти лидеры оказались, заигравшись на Олимпе, а нынешний «вождь» украинского олигархического паханата (и сам «первый среди равных») до Олимпа вообще не дотягивает: спотыкается уже у подножья ведущего к нему затяжного подъема. В «две руки, управляемые одной головой», привычно «играет» и пресловутый «дядя Сэм». Одной рукой дает Олланду отмашку подобрать выпавшее из рук Меркель знамя «борьбы с Путиным»; другой готовит французскому и особенно немецкому лидерам соответствующие «сюрпризы». Не впервой: уже были санкционированные Вашингтоном киевские договоренности Виктора Януковича с оппозицией, и где они оказались уже вечером того же памятного дня 21 февраля 2014 года?

Так что, до Астаны, как и до 15 января, еще дожить надо, господа присяжные заседатели! А дожив, их требуется хотя бы немного пережить.


В чем состоит этот американский «сюрприз»?

Не хотелось бы «каркать», но кто не предупрежден — тот не вооружен.

Еще в середине декабря прошедшего года мировые СМИ — от Америки до Юго-Востока Украины — облетела новость, почти одновременно обнародованная российским экономистом и политологом Михаилом Делягиным, украинским оппозиционным политиком, экс-депутатом Верховной Рады Олегом Царевым и американским политическим публицистом Стивеном Лендманом.

«Чтобы лишить Россию влияния, а заодно ослабить Евросоюз — другого своего конкурента на мировой арене, — пишет Лендман в „The Global Research", — США намереваются организовать „еще одну провокацию на Украине" — подобную истории со сбитым там малайзийским „Боингом"». «...По версии журналиста, американские власти попытаются взорвать в зоне украинского конфликта „тактическую ядерную боеголовку", обвинив в этом Россию. Как пишет Лендман, цитируя Михаила Делягина, силы НАТО уже доставили в эстонский порт Палдиски „радиоактивный груз", который по некоторым данным не является „ядерными отходами".... Цель — уничтожить отношения между Россией и ЕС. Прекратить торговлю. Оборвать нормальные политические контакты. Возможно — заблокировать российские СМИ в западных странах и Японии», — полагает Лендман. «После этого немедленно последует уже официальное объявление России „страной-террористом" на Совете Безопасности ООН, в силу экстраординарности ситуации членство России в ООН будет — в обход всех норм — приостановлено, — уточняет список подобных антироссийских „мер" Олег Царев. — США введут полную блокаду России, включая конфискацию всех зарубежных российских активов, а это — триллионы американских долларов. На Украину вводятся войска НАТО, ими же „освобождается" Крым. Любое выступившее в защиту России государство также блокируется. Проводится свержение конституционного строя России. Потом, конечно, по радиоизотопам кто-нибудь сможет определить, что начинка ядерного боеприпаса была произведена в США, но будет уже поздно, и госпожа Псаки с круглыми глазами начнет монотонно твердить, что хоть взорванный ядерный заряд и был американским, применила его именно Россия».

«Чушь собачья!», — скажут некоторые. И добавят нечто в том духе, что «кто же не знает Делягина?!».

Как бы не так! Предпосылки к этому имеются, — утверждает О. Царев и приводит целый перечень фактов, содержащих соответствующие провокационные рассуждения сразу нескольких, втянутых в процесс или события около него, должностных лиц, политиканов и журналистов. Наберемся терпения: оно того стоит:

«1 сентября 2014 тогдашний министр обороны Украины Валерий Гелетей написал на личной странице в Facebook: „По неофициальным каналам российская сторона уже несколько раз угрожала, что в случае продолжения сопротивления, они готовым применить против нас тактическое ядерное оружие"», — свидетельствует Царев;

«17 сентября 2014 года, — продолжает он, — шведский эксперт в области обороны, профессор Томас Риес сказал на польском канале TVP, что „мы действительно подошли к сложному и опасному моменту — Европа, которая не имела противостояния с Россией в последние 20 лет, полностью забыла о ядерном сдерживании. Но об этом не забыл Кремль... Ядерный удар — невероятно серьезный сценарий"»; Идем дальше. «19 сентября 2014 года яростный российский борец с Путиным Андрей Пионтковский сообщил в Вильнюсе, а потом еще не один раз повторял во всех доступных ему СМИ, что Путин „будет использовать шантаж ядерным оружием, рассчитывая, что Запад дрогнет и отступит"». "20 сентября 2014 года в Варшаве все тот же Валерий Гелетей заявил, что «силы Российской Федерации нанесли два удара с самоходного миномета 2С4 [Тюльпан] по Луганскому аэропорту. Именно по этой причине наши военные его покинули. Использовались тактические ядерные боеприпасы типа 3ВБ4 и 3ВБ11»;

Наконец, «24 сентября 2014 года президент США Барак Обама, выступая на 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, поставил Россию второй в списке мировых угроз: „Агрессия России в Европе напоминает о днях, когда большие нации угрожали малым, преследуя собственные территориальные амбиции. Жестокость террористов в Сирии и Ираке заставляет нас смотреть в сердце тьмы"». Тогда же, 24 сентября 2014 года, президент Литвы Даля Грибаускайте в интервью «The Washington Post» сказала: «Европа и весь мир позволяет России быть страной, которая не только угрожает своим соседям, но и предпринимает военные действия против них. Это такой же международный терроризм, как в Ираке и Сирии», а на вопрос «считаете ли Вы, что и „Исламское государство", и Россия занимаются террористической деятельностью?» ответила: «я считаю, что Россия терроризирует своих соседей, используя террористические методы».

Не отстали от забугорных тузов, дам и валетов и их российские «шестерки». «13 октября 2014 года, — отмечает Царев, — Михаил Ходорковский в своей статье „Слава Русскому миру" в „The New York Times" особо выделил исходящую от России угрозу ядерной атаки и напомнил: „Было несколько сообщений, что российские чиновники неофициально пригрозили своим украинским коллегам ядерным оружием..."». 22 ноября 2014 года еще один видный враг Кремля Гарри Каспаров заявил в интервью «Укринформ»: «Я не хочу никого пугать, но мы должны понимать, что если человек серьезно говорит и многократно повторяет о том, что ядерное оружие является способом угрозы, и российское телевидение постоянно развивает эту мысль, то хотелось узнать: НАТО вообще готово к пока невероятному сценарию о применении тактического ядерного оружия в Украине?».

Не требуется семи пядей во лбу или особо изощренного, иезуитского «конструирования реальности», чтобы предположить, что, задвинув одну свою руку — ту, что продвигает «мирный» сценарий в Астане, другой рукой, размахивающей томагавком войны, Вашингтон подтолкнет-таки Порошенко к развязыванию боевых действий.


Как это произойдет?

Очень просто. «Не подчиняющийся никому, кроме Яроша», с которого взятки-гладки, как «с гуся вода» или «с козла молока», батальон «правосеков», разумеется сугубо по собственной инициативе, устраивает в Донбассе нечто такое, не ответить на которое ополчение Юго-Востока просто не сможет, ибо в противном случае «слив» «Новороссии» из стрелковско-бородаевской утопии неминуемо превратится в кошмарную реальность. Ответный удар поднимет и поставит на уши весь киевский паноптикум (виноваты, политикум) и позволит «квазиглавковерху» украинской «квазиармии» с чистой совестью интригана и провокатора, с криком «караул, наших бьют!», двинуть «nach Osten» свои поднакачанные оружием и деньгами орды. (Откуда деньги? — оттуда: только за последние полтора месяца самолетами НАТО из Польши на Украину доставлено, по некоторым данным, до 8 миллиардов долларов смазывающей агрессивный экстремистский процесс «зеленой наличности»).

И в это самое время в боевых порядках наступающих украинских частей взрывается то самое, о чем говорят и пишут Делягин, Царев и Лендман. Сразу же поднимается информационный и дипломатический хай, беспримерный даже на фоне «Боинга». Его антироссийские аргументы, не отличаясь оригинальностью, не идут дальше констатаций, что США свое тактическое ядерное оружие «миролюбиво» уничтожили (хотя известно, что не далеко не все и не везде, включая Европу). Россия же — «вероломно» сохранила. (Между прочем, тактическое оружие — это, по официальной классификации, боезаряды мощностью до 20 килотонн тротилового эквивалента включительно — именно такой урановый заряд был взорван 6 августа 1945 года над Хиросимой, возвестив миру о начале эры «военного атома»). Саммит в Астане вместе со своими итогами сразу же накрывается «медным тазом», даже если успеет пройти и способствовать заключению соответствующих договоренностей. Затем наступают те последствия, перечень которых уже перечислен. Никакое расследование в зоне взрыва, разумеется, не проводится. Дозиметры пищат, сигнализируя о «неприемлемых» для проверяющих уровнях радиации (даже если взрыв — воздушный), улики уничтожены, виновные давно назначены, деньги за все за это «занесены куда следует»...

«Музы дипломатии» умолкают, «разговаривают» исключительно пушки. А когда результаты этого «разговора» начинают оборачиваться не в пользу киевских силовиков, и существование на Украине нацистского режима ставится под вопрос, на контролируемой центральным правительством территории начинается высадка войск НАТО.


Выдумки?

Кто знает! И вряд ли случайно, что именно на «горячую весну» 2015 года целый ряд ведомственных аналитических разработок (в том числе зарубежных) в свое время дружно прогнозировали пик крупного международного военно-политического кризиса. Как говорят в Одессе, «будем посмотреть»... В конце концов, именно американцы были и остаются ЕДИНСТВЕННОЙ нацией, не колеблясь, не просто применившей ядерное оружие по своему, уже поверженному, противнику, но и нацелившей острие этой преступной, кровавой провокации уже против нового врага. Еще считавшегося в те дни «союзником» по вынужденной для Запада Антигитлеровской коалиции.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».