23.03.2015, 13:36
Крым: плохие новости для Америки
Крым: плохие новости для АмерикиМеждународная военная политика
На Западе понимают, что жители Тавриды хотят остаться в России, но все равно будут их «спасать».

На прошлой неделе в электронной версии авторитетного американского журнала Forbes появилась статья, посвященная годовщине воссоединения Крыма с Россией. Через два дня после публикации материал с заголовком «Через год после присоединения Крыма, местные предпочитают Москву Киеву» по-прежнему занимал первое место среди самых популярных статей на сайте. Очевидно, западных читателей заинтересовали факты, приведенные автором, хотя для российской аудитории в них нет ничего удивительного.

В статье приводятся данные двух социологических опросов, проведенных западными компаниями среди населения Крыма, о которых неоднократно писала «СП». Первый прошел в июне 2014 года под руководством известной компании Gallup, второй – в феврале 2015 под эгидой международного агентства GfK. Оба опроса свидетельствуют о том, что 82% крымчан поддерживают присоединение полуострова к России. Автор Кеннет Рапоза с удивлением признает, что результаты мартовского референдума, на котором жители полуострова проголосовали в пользу воссоединения, соответствуют действительности. «Если только мы не поверим, что во время проведения опросов за каждым жителем Крыма стоял ФСБшник с пистолетом», - пишет автор.

В итоге он приходит к выводу, что жителей Крыма вовсе незачем «спасать» и возвращать на Украину, о чем говорят западные политики, так как сами крымчане этого не хотят. «Рано или поздно, Западу придется признать право Крыма на самоопределение», - заключает Рапоза.

«Плохие новости для Америки, - написал один из комментаторов под статьей. – Наши утверждения, что референдум был фальшивым и проведенным под дулом стали отправной точкой для новой Холодной войны. Америка признает только те референдумы, которые ей выгодны».

Естественно, в комментариях, которых под статьей больше сотни, не обошлось и без обвинений автора в «кремлевской пропаганде». «Я стараюсь быть объективным, - ответил он. - У меня нет никакого личного интереса в этой игре – ни российских акций, ни русской жены. Я даже не из тех снобов, что жить не могут без Толстого. Но мне не нравится вести стадо на бойню, как делали многие мои коллеги в 2002 году перед войной в Ираке, когда кричали об оружии массового поражения».

Несмотря на то, что в журналистском и экспертном сообществе Запада все чаще стали появляться такие точки зрения, политическое признание присоединения Крыма, похоже, произойдет скорее поздно, чем рано. Представитель Госдепа США Дженнифер Псаки недавно заявила, что санкции с России не снимут до тех пор, пока Крым не вернется к Украине. А 22 марта глава МИД Великобритании Филип Хэммонд потребовал от России вернуть полуостров Киеву.

«Наше послание России ясно - присоединение Крыма в марте 2014 года было незаконным, остается оно незаконным и в марте 2015 года. Россия должна вернуть Крым Украине, - сказано в его заявлении по поводу годовщины воссоединения. - Мы не признаем прошлогодний референдум, который был использован для захвата земли».

Выходит, мнение самих крымчан не волнует Запад, а право на самоопределение они признают только тогда, когда народы определяются так, как нужно им. Есть ли шанс, что в будущем западные державы все же признают выбор Крыма?

- Запад, и в первую очередь, англосаксы, не признают Крым российским в обозримой перспективе, - говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. - Но для того, чтобы вести двусторонний диалог, необходимо, чтобы Крым был вынесен за скобки. То есть по умолчанию нужно если не признать полуостров российским де-юре или де-факто, то, по крайней мере, признать, что возвращение его Украине невозможно. Без этого между Россией и Западом диалога не будет.

Кстати, это прекрасно понимают европейцы, которые увязывают снятие антироссийских санкций с ситуацией в Донбассе и выполнением Минских соглашений. Они не затрагивают ситуацию в Крыму. Думаю, позиция Европы гораздо более прагматична, она больше привязана к реальности, чем позиция англосаксов.

— Насколько вообще нам необходимо юридическое признание Крыма в составе России?

- Юридическое признание Крыма российским, во-первых, не нужно, а во-вторых, невозможно. Существует достаточно много исторических прецедентов, когда что-то юридически не признавалось, но достаточно эффективно функционировало. Взять ту же Турецкую Республику Северного Кипра. Территория прекрасно существует, но при этом международно не признана. Эта модель применима и к Крыму и, кстати, к территории Восточной Украины, которая, скорее всего, не вернется под контроль Киева.

— Непризнание будет сильно тормозить развитие полуострова?

- Это будет налагать дополнительные издержки. Мы видим, что большое количество компаний до сих пор опасается вести бизнес в Крыму. Хотя если смотреть с чисто финансовой точки зрения, прибыль можно получать. Вопрос зависит от того, как Россия будет вести свою политику и какие преференции дополнительно станет предоставлять инвесторам».

- Появление этого материала в Forbes – достаточно важная и симптоматичная вещь, - убежден ведущий научный сотрудник Института общественных наук ФГУ РАНХиГС Сергей Беспалов. - Она свидетельствует о том, что российские власти позволяли независимым западным социологическим центрам проводить любые исследования в Крыму. В этой статье приводятся результаты целого ряда опросов общественного мнения. Для нас с вами они сюрпризом не являются. Зато они удивительны для западных читателей. Весь год им говорили, что жителей полуострова принудили, запугали накануне референдума, не предоставили им должной информации о том, что их ожидает, и выбор крымчан в целом был не свободным, а сделанным под давлением.

Материал Forbes и данные опросов, которые в нем приводятся, эту позицию разбивают. Само по себе это крайне важно. Но хотя Forbes достаточно влиятельное американское издание, не стоит возлагать на эту публикацию большие надежды. Во-первых, она не означает даже того, что аргументы о голосовании под принуждением, исчезнут со страниц западной прессы и из комментариев политиков. В лучшем случае, такая аргументация будет встречаться реже.

Во-вторых, ключевой момент в риторике западных пропагандистов и политиков заключается в том, что присоединение Крыма к России противоречило нормам международного права и являлось аннексией. На это результаты опросов никак не повлияют. Поэтому можно предположить, что риторика постепенно будет смягчаться, но едва ли вхождение Крыма в состав России в обозримой перспективе будет признано легитимным западными державами.

— С каким историческим прецедентом можно сравнить крымский случай?

- Можно приводить в пример прецеденты разного рода, например, Тайвань или Турецкую Республику Северного Кипра. Но во всех этих ситуациях речь идет о существовании де-факто самостоятельных государств, которые юридически признаются либо одной-единственной страной, как в случае с Кипром, либо несколькими странами, как Тайвань.

Особенность крымской ситуации в том, что не просто образовалось независимое государство. Это независимое государство просуществовало несколько суток, после чего вошло в состав России. Поэтому мы вряд ли можем ожидать, что позиция западных властей и прессы по поводу незаконности вхождения полуострова в состав России изменится.

— То есть и санкции с России никогда не снимут?

- Надо понимать, что так называемые крымские санкции были совершенно незначительными. Весной прошлого года были введены персональные ограничения против ряда российских политиков и компаний. Эти меры, по общему мнению, были для России безболезненными, хотя и неприятными.

По-настоящему серьезными оказались санкции, введенные летом 2014 года и связанные с предположительной поддержкой Россией ополченцев в Донецкой и Луганской народных республиках. Западные политики достаточно четко разводят эти меры. Перспектива отмены так называемых секторальных санкций, из-за которых Россия лишилась доступа на западные финансовые рынки, возможности сотрудничества с Западом в ряде высокотехнологичных областей и так далее будет связна с развитием ситуации на Юго-Востоке Украины.

— Есть ли на Западе силы, которые готовы искать приемлемый для них механизм признания Крыма российским?

- Чем дальше, тем в большей степени Запад будет вынужден признавать очевидный факт, что большинство крымчан, в том числе этнических украинцев и татар, довольны тем, что полуостров вошел в состав России. Но это не будет для них определяющим фактором. Главным будет не настроение крымского общества, а юридический момент незаконного - с точки зрения Запада, отторжения Крыма от Украины и присоединения к России.

Тем не менее, можно предполагать, что некоторые западные политики будут предлагать разные варианты решения кризиса. Несколько месяцев назад в германском Бундестаге со стороны оппозиционных сил звучала идея о том, чтобы провести повторный референдум в Крыму под эгидой ОБСЕ. Возможно, такого рода мнения будут высказывать и в дальнейшем.

Но, учитывая поддержку, которую Запад оказывает Украине и то, что любой повторный референдум совершенно очевидно подтвердит итоги прошлогоднего волеизъявления, проведение такого голосование и признание его последствий будет означать изменение политики Запада в отношении всего украинского конфликта. А этого ключевые западные элиты, прежде всего, американцы, допустить не могут. Поэтому при всей очевидности ситуации с настроениями населения в Крыму, антироссийская риторика и позиция вряд ли будут смягчены, так же как вряд ли будут смягчены крымские санкции.

— Наши власти указывают, что с юридической точки зрения вхождение Крыма было безупречно. Почему Запад так напирает именно на нарушение международного права?

- Во-первых, в международном праве имеется фундаментальное противоречие между правом народов на самоопределение и принципом территориальной целостности существующих государств. Это предполагает возможность использование двойных стандартов, когда это выгодно тем или иным государствам. С Крымом мы видим классический случай применения двойных стандартов.

Второй момент в том, что с точки зрения России все возможные процедуры были соблюдены. Было решение Верховного совета Крыма об объявлении независимости, затем проведен референдум о вступлении в состав России, затем признание президентским указом независимости Крыма, и после этого - подписание договора о вхождении Крыма и Севастополя в качестве субъектов Российской Федерации.

Но нужно признать, что история человечества, пожалуй, не знала такого стремительного развития событий. И хотя, строго говоря, в юридическом плане не имеет принципиального значения, произошли ли эти события в течение недели или десяти лет, с точки зрения восприятия западных политиков, обывателей и даже юристов-международников вся стремительность этой операции осложняет признание легитимности вхождения Крыма в состав России.

Кроме того, дополнительные сомнения нашим оппонентам придает то, что в момент принятия ключевых решений в Верховном совете Крыма на полуострове уже действовали российские спецподразделения, что в фильме «Путь на родину» было признано президентом РФ. Хотя наш основной аргумент о том, что принятое решение соответствовало волеизъявлению самих крымчан, никто оспорить не может, и статья в Forbes об этом со всей очевидностью свидетельствует.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.