23.03.2015, 13:36
Крым: плохие новости для Америки
Крым: плохие новости для АмерикиМеждународная военная политика
На Западе понимают, что жители Тавриды хотят остаться в России, но все равно будут их «спасать».

На прошлой неделе в электронной версии авторитетного американского журнала Forbes появилась статья, посвященная годовщине воссоединения Крыма с Россией. Через два дня после публикации материал с заголовком «Через год после присоединения Крыма, местные предпочитают Москву Киеву» по-прежнему занимал первое место среди самых популярных статей на сайте. Очевидно, западных читателей заинтересовали факты, приведенные автором, хотя для российской аудитории в них нет ничего удивительного.

В статье приводятся данные двух социологических опросов, проведенных западными компаниями среди населения Крыма, о которых неоднократно писала «СП». Первый прошел в июне 2014 года под руководством известной компании Gallup, второй – в феврале 2015 под эгидой международного агентства GfK. Оба опроса свидетельствуют о том, что 82% крымчан поддерживают присоединение полуострова к России. Автор Кеннет Рапоза с удивлением признает, что результаты мартовского референдума, на котором жители полуострова проголосовали в пользу воссоединения, соответствуют действительности. «Если только мы не поверим, что во время проведения опросов за каждым жителем Крыма стоял ФСБшник с пистолетом», - пишет автор.

В итоге он приходит к выводу, что жителей Крыма вовсе незачем «спасать» и возвращать на Украину, о чем говорят западные политики, так как сами крымчане этого не хотят. «Рано или поздно, Западу придется признать право Крыма на самоопределение», - заключает Рапоза.

«Плохие новости для Америки, - написал один из комментаторов под статьей. – Наши утверждения, что референдум был фальшивым и проведенным под дулом стали отправной точкой для новой Холодной войны. Америка признает только те референдумы, которые ей выгодны».

Естественно, в комментариях, которых под статьей больше сотни, не обошлось и без обвинений автора в «кремлевской пропаганде». «Я стараюсь быть объективным, - ответил он. - У меня нет никакого личного интереса в этой игре – ни российских акций, ни русской жены. Я даже не из тех снобов, что жить не могут без Толстого. Но мне не нравится вести стадо на бойню, как делали многие мои коллеги в 2002 году перед войной в Ираке, когда кричали об оружии массового поражения».

Несмотря на то, что в журналистском и экспертном сообществе Запада все чаще стали появляться такие точки зрения, политическое признание присоединения Крыма, похоже, произойдет скорее поздно, чем рано. Представитель Госдепа США Дженнифер Псаки недавно заявила, что санкции с России не снимут до тех пор, пока Крым не вернется к Украине. А 22 марта глава МИД Великобритании Филип Хэммонд потребовал от России вернуть полуостров Киеву.

«Наше послание России ясно - присоединение Крыма в марте 2014 года было незаконным, остается оно незаконным и в марте 2015 года. Россия должна вернуть Крым Украине, - сказано в его заявлении по поводу годовщины воссоединения. - Мы не признаем прошлогодний референдум, который был использован для захвата земли».

Выходит, мнение самих крымчан не волнует Запад, а право на самоопределение они признают только тогда, когда народы определяются так, как нужно им. Есть ли шанс, что в будущем западные державы все же признают выбор Крыма?

- Запад, и в первую очередь, англосаксы, не признают Крым российским в обозримой перспективе, - говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. - Но для того, чтобы вести двусторонний диалог, необходимо, чтобы Крым был вынесен за скобки. То есть по умолчанию нужно если не признать полуостров российским де-юре или де-факто, то, по крайней мере, признать, что возвращение его Украине невозможно. Без этого между Россией и Западом диалога не будет.

Кстати, это прекрасно понимают европейцы, которые увязывают снятие антироссийских санкций с ситуацией в Донбассе и выполнением Минских соглашений. Они не затрагивают ситуацию в Крыму. Думаю, позиция Европы гораздо более прагматична, она больше привязана к реальности, чем позиция англосаксов.

— Насколько вообще нам необходимо юридическое признание Крыма в составе России?

- Юридическое признание Крыма российским, во-первых, не нужно, а во-вторых, невозможно. Существует достаточно много исторических прецедентов, когда что-то юридически не признавалось, но достаточно эффективно функционировало. Взять ту же Турецкую Республику Северного Кипра. Территория прекрасно существует, но при этом международно не признана. Эта модель применима и к Крыму и, кстати, к территории Восточной Украины, которая, скорее всего, не вернется под контроль Киева.

— Непризнание будет сильно тормозить развитие полуострова?

- Это будет налагать дополнительные издержки. Мы видим, что большое количество компаний до сих пор опасается вести бизнес в Крыму. Хотя если смотреть с чисто финансовой точки зрения, прибыль можно получать. Вопрос зависит от того, как Россия будет вести свою политику и какие преференции дополнительно станет предоставлять инвесторам».

- Появление этого материала в Forbes – достаточно важная и симптоматичная вещь, - убежден ведущий научный сотрудник Института общественных наук ФГУ РАНХиГС Сергей Беспалов. - Она свидетельствует о том, что российские власти позволяли независимым западным социологическим центрам проводить любые исследования в Крыму. В этой статье приводятся результаты целого ряда опросов общественного мнения. Для нас с вами они сюрпризом не являются. Зато они удивительны для западных читателей. Весь год им говорили, что жителей полуострова принудили, запугали накануне референдума, не предоставили им должной информации о том, что их ожидает, и выбор крымчан в целом был не свободным, а сделанным под давлением.

Материал Forbes и данные опросов, которые в нем приводятся, эту позицию разбивают. Само по себе это крайне важно. Но хотя Forbes достаточно влиятельное американское издание, не стоит возлагать на эту публикацию большие надежды. Во-первых, она не означает даже того, что аргументы о голосовании под принуждением, исчезнут со страниц западной прессы и из комментариев политиков. В лучшем случае, такая аргументация будет встречаться реже.

Во-вторых, ключевой момент в риторике западных пропагандистов и политиков заключается в том, что присоединение Крыма к России противоречило нормам международного права и являлось аннексией. На это результаты опросов никак не повлияют. Поэтому можно предположить, что риторика постепенно будет смягчаться, но едва ли вхождение Крыма в состав России в обозримой перспективе будет признано легитимным западными державами.

— С каким историческим прецедентом можно сравнить крымский случай?

- Можно приводить в пример прецеденты разного рода, например, Тайвань или Турецкую Республику Северного Кипра. Но во всех этих ситуациях речь идет о существовании де-факто самостоятельных государств, которые юридически признаются либо одной-единственной страной, как в случае с Кипром, либо несколькими странами, как Тайвань.

Особенность крымской ситуации в том, что не просто образовалось независимое государство. Это независимое государство просуществовало несколько суток, после чего вошло в состав России. Поэтому мы вряд ли можем ожидать, что позиция западных властей и прессы по поводу незаконности вхождения полуострова в состав России изменится.

— То есть и санкции с России никогда не снимут?

- Надо понимать, что так называемые крымские санкции были совершенно незначительными. Весной прошлого года были введены персональные ограничения против ряда российских политиков и компаний. Эти меры, по общему мнению, были для России безболезненными, хотя и неприятными.

По-настоящему серьезными оказались санкции, введенные летом 2014 года и связанные с предположительной поддержкой Россией ополченцев в Донецкой и Луганской народных республиках. Западные политики достаточно четко разводят эти меры. Перспектива отмены так называемых секторальных санкций, из-за которых Россия лишилась доступа на западные финансовые рынки, возможности сотрудничества с Западом в ряде высокотехнологичных областей и так далее будет связна с развитием ситуации на Юго-Востоке Украины.

— Есть ли на Западе силы, которые готовы искать приемлемый для них механизм признания Крыма российским?

- Чем дальше, тем в большей степени Запад будет вынужден признавать очевидный факт, что большинство крымчан, в том числе этнических украинцев и татар, довольны тем, что полуостров вошел в состав России. Но это не будет для них определяющим фактором. Главным будет не настроение крымского общества, а юридический момент незаконного - с точки зрения Запада, отторжения Крыма от Украины и присоединения к России.

Тем не менее, можно предполагать, что некоторые западные политики будут предлагать разные варианты решения кризиса. Несколько месяцев назад в германском Бундестаге со стороны оппозиционных сил звучала идея о том, чтобы провести повторный референдум в Крыму под эгидой ОБСЕ. Возможно, такого рода мнения будут высказывать и в дальнейшем.

Но, учитывая поддержку, которую Запад оказывает Украине и то, что любой повторный референдум совершенно очевидно подтвердит итоги прошлогоднего волеизъявления, проведение такого голосование и признание его последствий будет означать изменение политики Запада в отношении всего украинского конфликта. А этого ключевые западные элиты, прежде всего, американцы, допустить не могут. Поэтому при всей очевидности ситуации с настроениями населения в Крыму, антироссийская риторика и позиция вряд ли будут смягчены, так же как вряд ли будут смягчены крымские санкции.

— Наши власти указывают, что с юридической точки зрения вхождение Крыма было безупречно. Почему Запад так напирает именно на нарушение международного права?

- Во-первых, в международном праве имеется фундаментальное противоречие между правом народов на самоопределение и принципом территориальной целостности существующих государств. Это предполагает возможность использование двойных стандартов, когда это выгодно тем или иным государствам. С Крымом мы видим классический случай применения двойных стандартов.

Второй момент в том, что с точки зрения России все возможные процедуры были соблюдены. Было решение Верховного совета Крыма об объявлении независимости, затем проведен референдум о вступлении в состав России, затем признание президентским указом независимости Крыма, и после этого - подписание договора о вхождении Крыма и Севастополя в качестве субъектов Российской Федерации.

Но нужно признать, что история человечества, пожалуй, не знала такого стремительного развития событий. И хотя, строго говоря, в юридическом плане не имеет принципиального значения, произошли ли эти события в течение недели или десяти лет, с точки зрения восприятия западных политиков, обывателей и даже юристов-международников вся стремительность этой операции осложняет признание легитимности вхождения Крыма в состав России.

Кроме того, дополнительные сомнения нашим оппонентам придает то, что в момент принятия ключевых решений в Верховном совете Крыма на полуострове уже действовали российские спецподразделения, что в фильме «Путь на родину» было признано президентом РФ. Хотя наш основной аргумент о том, что принятое решение соответствовало волеизъявлению самих крымчан, никто оспорить не может, и статья в Forbes об этом со всей очевидностью свидетельствует.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.