02.03.2015, 18:57
Крылья адмиральской мечты
Крылья адмиральской мечтыМеждународная военная политика
Главком ВМФ обещает стране авианосец, на строительство и содержание которого нет ни сил, ни средств.

Военно-Морской флот России получит перспективный авианосец с возможностями «завтрашнего дня». Об этом 2 марта заявил главком ВМФ адмирал Виктор Чирков.

- Авианосец у флота будет. Работы ведутся соответствующими научно-исследовательскими организациями. Причем они ведутся в точном соответствии с требованиями Главного командования ВМФ, - сказал Чирков, добавив, что основное требование – «авианосец должен обладать широкими возможностями как в плане использования палубной авиации, так и в плане боевой эффективности действий в составе разнородных сил».

Напомним, в середине февраля 2015 года, командующий морской авиации ВМФ РФ генерал-майор Игорь Кожин заявил, что строительство головного авианосца нового проекта для ВМФ России займет 8-10 лет от закладки до достижения кораблем боевой готовности. Он уточнил, что впоследствии темпы строительства серийных кораблей могут быть значительно выше — до трех-четырех лет на один корабль. Сообщалось, что флот рассматривает в качестве перспективного авианосца проект корабля водоизмещением 75-80 тысяч тонн, на борту которого может располагаться авиагруппа численностью более 60 летательных аппаратов, включая самолеты разных типов, вертолеты и беспилотники.

По мнению экспертов, строительство отечественного головного авианосца обойдется РФ в лучшем случае в 5-7 млрд. долларов. Так, к примеру, цена трех американских авианосцев нового класса Gerald R. Ford (головной корабль USS Gerald R. Ford (CVN-78) спущен на воду в 2013 году, ввод в эксплуатацию планируется в 2016-ом – «СП») составит примерно 42 млрд. долларов (это при том, что у Штатов уже давно отработана схема строительства авианосцев). Возникает резонный вопрос – по силам ли стране такие громадные траты? Не лучше бы на эти средства построить корабли океанской зоны или уже серийные атомные подводные лодки, наличие которых в нашем флоте действительно вызывает опасения и озабоченность у американцев?

Стоит напомнить, как отразилась нынешняя весьма непростая экономическая ситуация на Государственной программе вооружений на период 2016-2025 годов. Сначала вице-премьер Дмитрий Рогозин обозначил объемы ГПВ-2025 как сопоставимые с объемами ГПВ-2020, затем министр финансов Антон Силуанов, выступая осенью в Совете Федерации, довольно прямолинейно заявил, что денег у государства на подобные расходы нет. В итоге ГПВ-2025 с первоначально обсуждаемых 50 трлн. рублей сократилась до 30 трлн. Что будет дальше с экономикой РФ – неизвестно никому. Однако, исходя из слов наших флотоводцев, создание отечественного авианосца становится одним из приоритетов для российского ВМФ.

Другой вопрос – из кого формировать отряд кораблей охранения авианосца? Такой корабль - «один в море не воин», и сам по себе воевать не может. Поэтому для него создается авианосная ударная группа (АУГ), в которую по правилам военной науки (и как делают американцы) включают по восемь-десять кораблей. Сегодня единственный в составе ВМФ тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» в море сопровождают один-два корабля (например, большой противолодочный корабль «Адмирал Чабаненко»), что, естественно, говорит о состоянии нашего флота. Одно дело - «демонстрация флага», совершенное другое – «проекция силы». Понятно, что всерьез охранение авианосца такое скромное сопровождение обеспечить не может. Однако, судя по всему, подобная судьба уготована и перспективному авианосцу, в случае его появления в составе флота.

Стоит отметить, что о кораблях охранения в Главкомате ВМФ России все же думают. Не случайно, Виктор Чирков, говоря об авианосце, также сообщил, что разрабатываемые атомные эсминцы типа «Лидер» будут обладать ударной мощью крейсеров, а их водоизмещение заметно превысит аналогичный показатель предшественников. По данным СМИ, флот рассчитывает на 12 эсминцев нового типа, причем первый корабль этого проекта планируется заложить в 2017 году. Таким образом, судя по всему, главком ВФМ поставил точку в спорах о том, в каком именно варианте будут проектировать «Лидер» - с дорогостоящим атомным реактором или с газотурбинной установкой. Однако в масштабах российского флота появление 12 эсминцев, пусть даже обладающих ударной мощью крейсеров, мало что значит. Во-первых, они поровну распределены на два флота – ТОФ и СФ, во-вторых, все сразу они не могут нести боевое дежурство, таким образом сопровождать авианосец смогут только два-три «Лидера».

В целом, для прикрытия авианосца без ущерба для других флотов нам нужно порядка 30—40 новых надводных кораблей. Охранение корабля могли бы составить фрегаты проекта 22350. Однако их передача флоту год от года задерживается. Здесь показательна судьба головного корабля «Адмирала Горшкова», ввод в эксплуатацию которого откладывается несколько лет. Мало того, в конце 2014 года стало известно, что на новейшем корабле был поврежден двигатель, который заменили аналогичным с однотипного корабля «Адмирал Касатонов». Этот инцидент, по всей видимости, задержит передачу флоту не только «Адмирала Горшкова», но и «Адмирала Касатонова», на который собираются поставить отремонтированный двигатель…

Таким образом, не лучше ли России сначала создать сбалансированный флот, а уже потом задумываться о строительстве авианосца? А учитывая, что с американцами в количестве надводных кораблей мы вряд ли сможем тягаться, по мнению ряда экспертов, было бы целесообразно вкладывать деньги в строительство подводных атомоходов типа «Борей» и «Ясень», серийное производство которых уже налажено. Кстати, как пишут зарубежные СМИ, «Северодвинск», головная ПЛАРК проекта «Ясень», настолько хороша, что глава американской программы по разработке подводных лодок Военно-морского командования США контр-адмирал Дэйв Джонсон даже держит у себя в кабинете ее макет.

- Разговор о строительстве авианосца на собственных верфях идет давно, но и в утвержденной ГПВ-2025 нет никакого упоминания о таком проекте, - говорит бывший начальник Главного штаба ВМФ России адмирал Виктор Кравченко. - Если будет принято и политическое решение в том числе, то после 2025 года, возможно, его включат в цепочку, и он будет строиться. К этому времени как раз закончатся всякие изыскания и, возможно, что-то придумают, чтобы расширить мощности предприятий. На «Севмаше», как говорится, больше расширять нечего, но, может быть, что-то удастся сделать в Санкт-Петербурге – ведь мы же построили там единственный находящийся в строю тяжёлый атомный ракетный крейсер проекта 1144 «Орлан» «Петр Великий».

Что касается охранения, то, конечно, по-хорошему, в АУГ должно входить минимум восемь кораблей. Сейчас когда наш единственный авианосец «Адмирал Кузнецов» выходит в море, то к нему в охранение выделяются один-два корабля. Что нужно для его охраны, кроме надводных сил? Противолодочный и «ПВОошный» компоненты. Но подводные лодки у нас в принципе есть, а для прикрытия с воздуха в 2015 году его планируется доукомплектовать истребителями МиГ-29К. Что касается «дальней руки» - для охраны авианесущего крейсера от надводных кораблей – то тут, как нельзя лучше подойдут эсминцы типа «Лидер». Исходя из того, что планируется построить 12 таких кораблей, то, в принципе, двух-трех будет достаточно для авианосной ударной группы. Конечно, это – ограниченное количество эскадренных миноносцев, можно было бы строить и больше, но все рассчитывается исходя из тех денег, которые государство сможет выделить. Все упирается в финансовый вопрос.

- Сначала нужно отстроить весь флот, а уже потом создавать авианосец, - отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. - Я не говорю про бюджетные проблемы, поскольку неизвестно, когда они закончатся и закончатся ли вообще, но объективно - из всех видов Вооруженных сил флот находится в самом тяжелом состоянии. Понятно, что он строится долго и его сложнее всего обновлять, но как бы то ни было в итоге он у нас превратился, учитывая разбросанность по ТВД, просто в некий случайный набор единиц. Если, конечно, его собрать в одном месте, то была бы относительно неплохая картина, можно было бы говорить о месте в десятке сильнейших, но, повторю, учитывая разбросанность по «театрам», каждый наш флот по отдельности – это именно случайный набор единиц.

Строительство надо начинать с низов – сначала фрегаты, потом – переходить к вот этим интересным эсминцам, которые чуть ли не больше крейсеров (отмечу, что ставка на атомный реактор – весьма понятное решение в нынешних условиях, поскольку газотурбинные установки мы получали с Украины, а атомные – делаем самостоятельно). Затем – осуществлять полное обновление подводного атомного флота, который, с одной стороны, находится в лучшем состоянии, чем надводный, а с другой – почти все лодки одновременно стоят в ремонте, что очень плохо само по себе. А уже на завершающем этапе – начинать строительство авианосцев, потому что иметь только один такой корабль - абсурд, что доказывает как наш опыт, так и французский. Нужно - как минимум штуки четыре.

Если говорить об охранении авианосца, то нам нужно строить порядка 30-40 новых фрегатов и эсминцев, потому что часть них будет находится на межпоходовом ремонте, часть - на модернизации, другие - на боевой подготовке, и только четверть от этого числа может войти в состав отряда кораблей охранения авианосца.

Таким образом, строить без сильного флота дорогостоящий авианосец – полное безумие. Плюс ко всему – у нас в действительности нет производственных мощностей для этого дела. Мне кажется, в Северодвинске лучше построить 10 подлодок, чем один авианосец. Поэтому, честно говоря, я не знаю, где его можно строить и соответственно – зачем.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.