02.03.2015, 18:57
Крылья адмиральской мечты
Крылья адмиральской мечтыМеждународная военная политика
Главком ВМФ обещает стране авианосец, на строительство и содержание которого нет ни сил, ни средств.

Военно-Морской флот России получит перспективный авианосец с возможностями «завтрашнего дня». Об этом 2 марта заявил главком ВМФ адмирал Виктор Чирков.

- Авианосец у флота будет. Работы ведутся соответствующими научно-исследовательскими организациями. Причем они ведутся в точном соответствии с требованиями Главного командования ВМФ, - сказал Чирков, добавив, что основное требование – «авианосец должен обладать широкими возможностями как в плане использования палубной авиации, так и в плане боевой эффективности действий в составе разнородных сил».

Напомним, в середине февраля 2015 года, командующий морской авиации ВМФ РФ генерал-майор Игорь Кожин заявил, что строительство головного авианосца нового проекта для ВМФ России займет 8-10 лет от закладки до достижения кораблем боевой готовности. Он уточнил, что впоследствии темпы строительства серийных кораблей могут быть значительно выше — до трех-четырех лет на один корабль. Сообщалось, что флот рассматривает в качестве перспективного авианосца проект корабля водоизмещением 75-80 тысяч тонн, на борту которого может располагаться авиагруппа численностью более 60 летательных аппаратов, включая самолеты разных типов, вертолеты и беспилотники.

По мнению экспертов, строительство отечественного головного авианосца обойдется РФ в лучшем случае в 5-7 млрд. долларов. Так, к примеру, цена трех американских авианосцев нового класса Gerald R. Ford (головной корабль USS Gerald R. Ford (CVN-78) спущен на воду в 2013 году, ввод в эксплуатацию планируется в 2016-ом – «СП») составит примерно 42 млрд. долларов (это при том, что у Штатов уже давно отработана схема строительства авианосцев). Возникает резонный вопрос – по силам ли стране такие громадные траты? Не лучше бы на эти средства построить корабли океанской зоны или уже серийные атомные подводные лодки, наличие которых в нашем флоте действительно вызывает опасения и озабоченность у американцев?

Стоит напомнить, как отразилась нынешняя весьма непростая экономическая ситуация на Государственной программе вооружений на период 2016-2025 годов. Сначала вице-премьер Дмитрий Рогозин обозначил объемы ГПВ-2025 как сопоставимые с объемами ГПВ-2020, затем министр финансов Антон Силуанов, выступая осенью в Совете Федерации, довольно прямолинейно заявил, что денег у государства на подобные расходы нет. В итоге ГПВ-2025 с первоначально обсуждаемых 50 трлн. рублей сократилась до 30 трлн. Что будет дальше с экономикой РФ – неизвестно никому. Однако, исходя из слов наших флотоводцев, создание отечественного авианосца становится одним из приоритетов для российского ВМФ.

Другой вопрос – из кого формировать отряд кораблей охранения авианосца? Такой корабль - «один в море не воин», и сам по себе воевать не может. Поэтому для него создается авианосная ударная группа (АУГ), в которую по правилам военной науки (и как делают американцы) включают по восемь-десять кораблей. Сегодня единственный в составе ВМФ тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» в море сопровождают один-два корабля (например, большой противолодочный корабль «Адмирал Чабаненко»), что, естественно, говорит о состоянии нашего флота. Одно дело - «демонстрация флага», совершенное другое – «проекция силы». Понятно, что всерьез охранение авианосца такое скромное сопровождение обеспечить не может. Однако, судя по всему, подобная судьба уготована и перспективному авианосцу, в случае его появления в составе флота.

Стоит отметить, что о кораблях охранения в Главкомате ВМФ России все же думают. Не случайно, Виктор Чирков, говоря об авианосце, также сообщил, что разрабатываемые атомные эсминцы типа «Лидер» будут обладать ударной мощью крейсеров, а их водоизмещение заметно превысит аналогичный показатель предшественников. По данным СМИ, флот рассчитывает на 12 эсминцев нового типа, причем первый корабль этого проекта планируется заложить в 2017 году. Таким образом, судя по всему, главком ВФМ поставил точку в спорах о том, в каком именно варианте будут проектировать «Лидер» - с дорогостоящим атомным реактором или с газотурбинной установкой. Однако в масштабах российского флота появление 12 эсминцев, пусть даже обладающих ударной мощью крейсеров, мало что значит. Во-первых, они поровну распределены на два флота – ТОФ и СФ, во-вторых, все сразу они не могут нести боевое дежурство, таким образом сопровождать авианосец смогут только два-три «Лидера».

В целом, для прикрытия авианосца без ущерба для других флотов нам нужно порядка 30—40 новых надводных кораблей. Охранение корабля могли бы составить фрегаты проекта 22350. Однако их передача флоту год от года задерживается. Здесь показательна судьба головного корабля «Адмирала Горшкова», ввод в эксплуатацию которого откладывается несколько лет. Мало того, в конце 2014 года стало известно, что на новейшем корабле был поврежден двигатель, который заменили аналогичным с однотипного корабля «Адмирал Касатонов». Этот инцидент, по всей видимости, задержит передачу флоту не только «Адмирала Горшкова», но и «Адмирала Касатонова», на который собираются поставить отремонтированный двигатель…

Таким образом, не лучше ли России сначала создать сбалансированный флот, а уже потом задумываться о строительстве авианосца? А учитывая, что с американцами в количестве надводных кораблей мы вряд ли сможем тягаться, по мнению ряда экспертов, было бы целесообразно вкладывать деньги в строительство подводных атомоходов типа «Борей» и «Ясень», серийное производство которых уже налажено. Кстати, как пишут зарубежные СМИ, «Северодвинск», головная ПЛАРК проекта «Ясень», настолько хороша, что глава американской программы по разработке подводных лодок Военно-морского командования США контр-адмирал Дэйв Джонсон даже держит у себя в кабинете ее макет.

- Разговор о строительстве авианосца на собственных верфях идет давно, но и в утвержденной ГПВ-2025 нет никакого упоминания о таком проекте, - говорит бывший начальник Главного штаба ВМФ России адмирал Виктор Кравченко. - Если будет принято и политическое решение в том числе, то после 2025 года, возможно, его включат в цепочку, и он будет строиться. К этому времени как раз закончатся всякие изыскания и, возможно, что-то придумают, чтобы расширить мощности предприятий. На «Севмаше», как говорится, больше расширять нечего, но, может быть, что-то удастся сделать в Санкт-Петербурге – ведь мы же построили там единственный находящийся в строю тяжёлый атомный ракетный крейсер проекта 1144 «Орлан» «Петр Великий».

Что касается охранения, то, конечно, по-хорошему, в АУГ должно входить минимум восемь кораблей. Сейчас когда наш единственный авианосец «Адмирал Кузнецов» выходит в море, то к нему в охранение выделяются один-два корабля. Что нужно для его охраны, кроме надводных сил? Противолодочный и «ПВОошный» компоненты. Но подводные лодки у нас в принципе есть, а для прикрытия с воздуха в 2015 году его планируется доукомплектовать истребителями МиГ-29К. Что касается «дальней руки» - для охраны авианесущего крейсера от надводных кораблей – то тут, как нельзя лучше подойдут эсминцы типа «Лидер». Исходя из того, что планируется построить 12 таких кораблей, то, в принципе, двух-трех будет достаточно для авианосной ударной группы. Конечно, это – ограниченное количество эскадренных миноносцев, можно было бы строить и больше, но все рассчитывается исходя из тех денег, которые государство сможет выделить. Все упирается в финансовый вопрос.

- Сначала нужно отстроить весь флот, а уже потом создавать авианосец, - отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. - Я не говорю про бюджетные проблемы, поскольку неизвестно, когда они закончатся и закончатся ли вообще, но объективно - из всех видов Вооруженных сил флот находится в самом тяжелом состоянии. Понятно, что он строится долго и его сложнее всего обновлять, но как бы то ни было в итоге он у нас превратился, учитывая разбросанность по ТВД, просто в некий случайный набор единиц. Если, конечно, его собрать в одном месте, то была бы относительно неплохая картина, можно было бы говорить о месте в десятке сильнейших, но, повторю, учитывая разбросанность по «театрам», каждый наш флот по отдельности – это именно случайный набор единиц.

Строительство надо начинать с низов – сначала фрегаты, потом – переходить к вот этим интересным эсминцам, которые чуть ли не больше крейсеров (отмечу, что ставка на атомный реактор – весьма понятное решение в нынешних условиях, поскольку газотурбинные установки мы получали с Украины, а атомные – делаем самостоятельно). Затем – осуществлять полное обновление подводного атомного флота, который, с одной стороны, находится в лучшем состоянии, чем надводный, а с другой – почти все лодки одновременно стоят в ремонте, что очень плохо само по себе. А уже на завершающем этапе – начинать строительство авианосцев, потому что иметь только один такой корабль - абсурд, что доказывает как наш опыт, так и французский. Нужно - как минимум штуки четыре.

Если говорить об охранении авианосца, то нам нужно строить порядка 30-40 новых фрегатов и эсминцев, потому что часть них будет находится на межпоходовом ремонте, часть - на модернизации, другие - на боевой подготовке, и только четверть от этого числа может войти в состав отряда кораблей охранения авианосца.

Таким образом, строить без сильного флота дорогостоящий авианосец – полное безумие. Плюс ко всему – у нас в действительности нет производственных мощностей для этого дела. Мне кажется, в Северодвинске лучше построить 10 подлодок, чем один авианосец. Поэтому, честно говоря, я не знаю, где его можно строить и соответственно – зачем.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.