21.10.2015, 15:33
Кремль готовит Асаду поле для маневра
Кремль готовит Асаду поле для маневраМеждународная военная политика
О чем говорили Владимир Путин и президент Сирии за закрытыми дверями?

20 октября поздно вечером глава Сирии Башар Асад посетил с ранее не анонсированным визитом Москву, где провел встречу с президентом РФ Владимиром Путиным — как в узком, так и в более широком кругу. Согласно официальным заявлениям, стороны обсуждали совместную борьбу с террористическими и экстремистскими группировками, продолжение российской операции по поддержке наступательных действий сирийских вооруженных сил, а также военно-политическое положение в Сирии и двусторонние отношения стран в целом.

«Президент был детально проинформирован сирийским коллегой о положении дел в Сирии, о перспективных планах», — сообщил пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков. В свою очередь, посол Сирии в Москве Рияд Хаддад назвал визит «обычным», а не чрезвычайным. Тем не менее, как сообщает ТАСС, это первый зарубежный визит Асада с начала гражданской войны в стране в 2011 году.

В официальных заявлениях президенты много говорили о «едином фронте по борьбе с терроризмом». Башар Асад выразил властям и народу РФ благодарность за вмешательство в ситуацию и оказание военной помощи. Владимир Путин отметил, что «сирийский народ практически в одиночку оказывает сопротивление, борется с международным терроризмом уже в течение нескольких лет, несет серьезные потери, но в последнее время и добивается серьезных положительных результатов в этой борьбе». Глава РФ также сообщил, что на стороне экстремистов воюют, как минимум, четыре тысячи выходцев из бывших советских республик, и нужно не допустить, чтобы они появились на территории РФ.

Вместе с тем, был сделан и ряд заявлений о необходимости не только военного, но и политического урегулирования конфликта. «Мы готовы внести свой посильный вклад не только в ходе боевых действий в борьбе с терроризмом, но и в ходе политического процесса. Разумеется, в тесном контакте с другими мировыми державами и со странами региона, которые заинтересованы в мирном разрешении конфликта», — отметил Владимир Путин. Он также подчеркнул, что долгосрочное урегулирование возможно только «на основе политического процесса при участии всех политических сил, этнических и религиозных групп», а окончательное решение должно основываться на выборе народа Сирии.

Неожиданный визит сирийского президента в Москву сразу же вызвал бурное обсуждение в экспертной среде и СМИ. Большинство аналитиков солидарны в том, что на встрече обсуждалось дальнейшее будущее Сирии и Башара Асада, а вот насчет того, каким будет это будущее, версии самые разные, от «сдачи Асада» до усиления российской военной операции в стране.

— В сложившихся условиях контакты Дамаска и Москвы на высшем уровне — это нормальные процессы, — говорит директор Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. - В Сирии обеспечено российское военное присутствие, и необходима координация не только на военном, но и на высшем уровне. Конечно, контакты ведутся по различным каналам связи, но наступает определенный момент, когда нужно переговорить лично.

Кроме того, есть и другие факторы, сопутствующие визиту. Госсекретарь США Джон Керри сейчас совершает визиты в Европу и на Ближний Восток. Он уже сообщил, что в одной из стран собирается встретиться с главой МИД РФ Сергеем Лавровым для переговоров. Западом были озвучены несколько позиций. Первая — необходимость вывода кризиса из военной фазы в плоскость политико-дипломатического урегулирования. Вторая — вопрос о статусе Асада. На Западе предлагают признать его легитимность в течение полугода, и с этого момента начать отсчет промежуточного мирного урегулирования. С этим, в принципе, все согласны.

С другой стороны, американцы прекрасно понимают, что сирийский кризис — это надолго, и временный статус Асада может продлеваться. Запад хочет, чтобы после признания Дамаском перевода конфликта в политико-дипломатическую фазу, Асад заявил о своей отставке. Но в нынешней ситуации сирийскому президенту не стоит делать такие заявления. Это было бы ошибкой.

Главное сейчас добиться от Запада компромисса по диалогу с Дамаском. Буквально вчера был подписан меморандум между Пентагоном и Минобороны РФ о предотвращении столкновений российской и американской авиации в Сирии. При этом если наше присутствие там законно и осуществляется по просьбе властей Сирии, то полеты американской антитеррористической коалиции противоречат международному праву. Официальный Дамаск в этих условиях может объявить, что полеты американцев и их союзников — это акт агрессии. Таким образом, это соглашение, хоть и носит технический характер, фактически означает передачу части полномочий от официального правительства в Дамаске Москве.

На основе тех обтекаемых и скудных заявлений, которые были сделаны, мне кажется, что Москва посоветовала Асаду проявлять большую гибкость с учетом действий на перспективу. Ситуация быстро меняется, сирийский президент должен выйти из международной изоляции и войти в политическую игру. В дальнейшем, в зависимости от того, как будет складываться ситуация в регионе, будет решаться и судьба режима.

Могло ли обсуждаться усиление российской военной операции в Сирии?

— Мне кажется, напротив, на переговорах могла быть обозначена стратегия российского военного выхода из Сирии. Видимо, Москва начинает задумываться об этом. Военное присутствие будет сохранено, но не в нынешнем формате. После этого должен начаться выход на политическое урегулирование.

Но с этим множество проблем. Никто не знает, что представляет собой «умеренная оппозиция». Она очень разрознена, и не ясно, кто будет ее сколачивать и на кого делать ставку. Асад, кстати, может принять и нестандартные решения — провозгласить федерализацию страны, признать сирийских курдов. Если он вернется в политическое поле на международном уровне, у него откроется больший простор для маневра. Но сейчас он загнан в угол, и Москва призывает его подходить к ситуации более творчески.

— Некоторые эксперты предполагают, что в ходе визита Асада уговаривали отказаться от власти…

— Если бы Москва хотела кого-то «слить», она могла сделать это раньше. А когда мы уже присутствуем в Сирии в военном отношении, говорить об этом глупо. Отказаться от Асада можно было давно, и не пачкать при этом руки. Сирийского президента объявили «диктатором», но это было сделано не международными структурами, а США и их союзниками. Легитимация Асада, к которой мы стремимся, откроет перед ним новые перспективы.

— В этой встрече есть символизм и посыл, — считает старший преподаватель кафедры общей политологии НИУ «Высшая школа экономики», арабист Леонид Исаев. — Во-первых, посыл сирийскому обществу. Встреча показывает, что Россия и лично президент Путин поддерживают Дамаск. Это должно хоть как-то поднять упавший моральный дух сирийского народа и армии.

Второй важный посыл — Западу. Он заключается в том, что Москва продолжает настаивать на своей поддержке сирийского режима и лично президента Асада.

— А что могли обсуждать за закрытыми дверями?

— Мы только гадаем, но, думаю, наверняка обсуждались вопросы потенциальной реконфигурации политической власти в Сирии, рассматривались различные варианты политического обустройства страны. Да, американцы заявили, что не настаивают на немедленном уходе Асада. Но они все равно хотят этого, только позже. У нас позиция схожая — давайте сначала победим терроризм, а потом будет думать, что делать дальше.

— Какими могут быть эти варианты? Президент Путин говорил о диалоге и выборе сирийского народа, что конкретно это значит?

— Понятно, что в Сирии очень сложное составное общество — многоэтническое и многоконфессиональное. Там очень велик разброс политического спектра. Решить сирийский вопрос можно только путем всестороннего диалога с привлечением максимально широких слоев общества. Здесь с президентом не поспорить. То, как реализовать это на практике, нужно обсуждать, в том числе и с Башаром Асадом, который представляет определенную часть общества.

Проблема в том, что хотя в теории мы и наши партнеры со всем этим согласны, непонятно, как это реализовать на практике. Как добиться того, чтобы в Сирии появилась власть, которую признавали бы все слои сирийского общества? Допустим, мы очистим Сирию от терроризма. Но есть ли гарантия, что когда это произойдет и придет новая власть, не найдется какой-то части общества, которая не будет ее признавать?

Нам нужно предлагать какую-то повестку дня, а не просто говорить, что мы поддерживаем Асада и диалог всех сторон. Важно, чтобы появились реальные схемы, которые работали бы на практике, но пока они не просматриваются.

Политолог Анатолий Эль-Мюрид полагает, что вопрос передачи власти в Сирии был ключевым на московских переговорах.

— Военные вопросы, как мне кажется, не побудили бы Асада совершить этот визит. В Сирии сейчас идет наступление правительственных войск, и непосредственно на месте достаточно советников и высокопоставленных лиц, с которыми можно проконсультироваться. Скорее всего, обсуждали что-то, что не относится к текущему моменту.

Таким вопросом может быть только уход Асада — в том или ином виде. Российское руководство неоднократно заявляло, что не держится за Асада, нам важна Сирия. Вероятно, речь идет о том, чтобы сформировать некое переходное правительство. Мы помогаем сирийцам в том, чтобы позволить режиму Асада участвовать в этих переговорах по передаче власти. Запад на словах уже согласился, чтобы у Асада была какая-то роль в этом правительстве. Вероятно, наши руководители обсуждали с Асадом вопрос дальнейшей передачи власти, вот только непонятно кому и каким образом.

Положение в Сирии катастрофическое. Без нашей помощи Асаду оставалось бы максимум полгода, после чего Сирию, в лучшем случае, ждала судьба Ливии. Но мы вмешались, и теперь Асаду могут позволить какое-то время еще побыть у власти. Но ее все равно придется передавать.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.