09.10.2014, 20:32
Космический ответ штатовской ПРО
Космический ответ штатовской ПРОМеждународная военная политика
Россия развернет спутниковую группировку по обнаружению ракетных пусков.

В ближайшее время Россия должна развернуть в космосе новую систему предупреждения о ракетном нападении. Об этом в четверг на селекторном совещании заявил министр обороны Сергей Шойгу. По словам министра, создание Единой космической системы (ЕКС) станет новым фактором ядерного сдерживания и будет нашим ответом на развертывание Соединенными Штатами системы противоракетной обороны (ПРО).

В состав ЕКС должны войти спутники нового поколения и оборудованные по последнему слову техники командные пункты, которые будут управлять космическими аппаратами, принимать и обрабатывать информацию от них в автоматическом режиме. «В результате мы сможем обнаруживать пуски различных видов баллистических ракет, в том числе старты опытных образцов из акваторий Мирового океана и с территорий стран, проводящих испытания», – заявил Шойгу.

Как пишет РБК со ссылкой на пресс-службу Министерства обороны, речь, прежде всего, идет о воссоздании существовавшей в советское время орбитальной группировки обнаружения ракетных пусков, но на новом техническом уровне.

Сами по себе спутники и штабы управления ими должны стать частью единой системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Задача системы – обнаружить пуск ракеты и не допустить внезапного удара по своей территории. За время подлета ракеты должны быть поданы команды войскам, которые должны по возможности отразить атаку.

В настоящее время обнаружение пуска ракет другими государствами производится исключительно с помощью наземных РЛС. Моральное старение вынудило вывести из эксплуатации многие станции, а некоторые после развала Советского Союза оказались на территории иностранных государств. Последнее обстоятельство серьезно поставило под угрозу наш оборонный потенциал, в частности, примечателен случай с Азербайджаном, когда Баку затребовал от Москвы за пользование станцией в Габале астрономические суммы.

Сегодня упор делается на строительство новых РЛС типа «Воронеж». Три станции (в Ленинградской области, в Краснодарском крае и в Иркутской области) уже запущены, к концу этого года в строй должна вступить еще одна (в Калининградской области). Пять РЛС будут достроены в ближайшее время. Еще одну станцию типа «Днепр» в Севастополе Россия получила после присоединения Крыма, ее планируется серьезно модернизировать.

Предполагается, что действующие и строящиеся станции должны будут обеспечить возможность обнаружения пусков ракет с любой стороны периметра нашей территории. Но каждая станция имеет ограниченный радиус действия, а потому невозможно увидеть пуск ракет из Южного полушария и со стороны США. Эту задачу и должна решить орбитальная группировка. Впервые о необходимости ее развертывания в 2011 году говорил глава Роскосмоса Олег Остапенко.

– На мой взгляд, ничего принципиально нового не создается. Речь идет просто о технической модернизации ранее разработанной системы, – говорит зам. директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. – Техническое обновление вполне естественно, так как всё устаревает. Да, сейчас у нас на орбите работающих спутников системы предупреждения о ракетном нападении нет, но опыт их использования есть. В советское время работало обычно не меньше трех спутников.

— Сколько спутников надо сейчас?

– Необходимо иметь на орбите пять-шесть аппаратов, тогда мы сможем видеть всю землю. Срок, за который мы сможем создать такую группировку, сложно прогнозировать. Ведь время развертывания зависит от множества разнообразных причин. Если сложатся благоприятно все факторы, то на чисто технические работы нам потребуется пять-шесть лет.

– Проблема в том, что советской космической системы уже не существует. Просто из-за того, что был израсходован ресурс спутников, последний из них недавно прекратил работу, – говорит главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. – Космическая система должна стать частью общей системы предупреждения о ракетном нападении и контроля за ракетными технологиями. Орбитальная группировка позволит контролировать не только прилегающие к России районы, но и всю планету. Она основана на известных технологиях в оптоэлектронике и радиолокации.

— У нас сейчас на орбите нет спутников. Почему?

- Потому что на это в свое время не выделялось достаточно средств. Не было и перспективных разработок долгоживущих спутников. Другая проблема – информация должна обрабатываться в цифровом виде, на землю со спутников она должна поступать не с помощью спускаемых капсул, а по цифровым каналам связи.

В принципе, в словах Шойгу нет ничего нового. Создание космической системы заложено в государственную программу вооружения (ГПВ-2020). В эту систему, помимо спутников предупреждения о ракетном нападении, входят разведывательные спутники и спутники связи. Думаю, что на нынешнем этапе мы вполне можем развернуть систему.

— А что с деньгами?

- Средства на это имеются. Разработки по части спутников тоже есть, что мы видим на примере системы «Глонасс-К» (третье поколение спутников глобальной системы навигации, имеющие длительный ресурс работы и сделанные полностью из российских комплектующих – «СП»). Они успешно работают на орбите довольно продолжительное время, с 2011 года. Так что, возможностями, на мой взгляд, мы располагаем.

— Получается, что в последние годы наша страна была беззащитной от ракетного нападения.

– Так говорить нельзя. Помимо орбитальной группировки работает еще и наземная составляющая системы предупреждения. В частности, радиолокационные станции типа «Воронеж». Как пример этого – недавно обнаруженный пуск баллистических ракет из акватории Средиземного моря. То есть в необходимом минимуме систему мы имеем, она позволяет предупредить о ракетном пуске, как одиночном, так и массированном.

Просто нам надо расширить свои возможности. Не случайно министр обороны подчеркнул, что мы должны контролировать пуски в отдаленных районах, в том числе и испытательные.

— То есть, речь идет не только об обнаружении пусков ядерных ракет, но и любой ракетной активности.

– Совершенно верно. Мы сможем видеть любые пуски. Наша страна участвует в режиме контроля за пусками. Этот режим предполагает использование только национальных технических средств, ни о каких инспекциях в другие страны речи нет.

Но нас интересуют возможности других государств. Как по созданию ракет средней и малой дальности, так и межконтинентальных. Мы должны такие угрозы отслеживать, в том числе за счет развертывания спутникового сегмента системы предупреждения о ракетном нападении.

— В каком-то роде эта система будет выполнять и функции технической разведки.

– Конечно, техническая разведка и контроль за развитием технологий подразумеваются. Я бы это назвал превентивным обеспечением военной безопасности России.

— Система сможет обнаружить пуск ракеты, но сможем ли мы предотвратить катастрофу, если ракета будет пущена в нашу сторону?

– Да, сможем. Не зря же Сергей Шойгу говорил о развертывании командных пунктов, пунктов управления и автоматизированных систем. В автоматическом режиме должны обрабатываться параметры траектории, чтобы было ясно, куда ракета летит.

Если траектория указывает движение на территорию России, то мы можем задействовать средства противоракетной обороны. Такими возможностями обладает не только система ПРО А-135, которая развернута вокруг Москвы, но и перспективные системы ПВО С-500. В определенной степени такие возможности есть и у существующих систем С-400, С-300ВМ («Антей-2500»).

— Сколько нам потребуется времени для развертывания космической системы?

– На мой взгляд, нужно около пяти-шести лет. То есть, к 2020 году мы должны завершить первый этап.

— Много ли стран в мире способны создать похожие системы?

– У США такая система уже есть, она работает. У американцев действует специальное агентство – Национальное управление военно-космической разведки США, оно занимается исключительно спутниковыми системами разведки и предупреждения о ракетном нападении. Бюджет у этой организации, по некоторым данным, свыше 5 млрд. долларов в год.

Что касается других стран, то у них просто нет ни финансовых, ни технических возможностей такую систему развернуть. Исключение – Китай. Я думаю, что КНР в среднесрочной перспективе тоже может начать развертывать элементы такой системы.

Фактически, в мире может быть три лидера космической разведки – США, Россия, Китай.

Как считает директор Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок, развертывание собственной космической системы предупреждения для России становится вопросом выживания:

– Космическую систему предупреждения о ракетном нападении нам надо иметь. Станции старого поколения «Днепр» или «Волга» были спроектированы 20 или 30 лет назад. Сейчас встают в строй станции «Воронеж», которые позволяют контролировать немалую территорию. Но естественно эти станции дополнить спутниками.

Смысл работы всей системы таков: спутник определяет место запуска ракеты, а станция определяет траекторию этой ракеты и дает команду на ее уничтожение в случае опасности. Так работала наша оборона 30 лет назад. Сейчас планируется сделать систему на новых технических принципах.

Если станция «Воронеж» долго разрабатывалась, то сейчас всего за год ее вводят в эксплуатацию. Раньше на это требовалось намного больше времени.

— Сможет ли Россия создать спутники?

– Проблема заключена в производстве собственной элементной базы для ракетоносителей. Насколько я знаю, некоторые наши предприятия вынуждены покупать комплектующие в Китае. К сожалению, мы просто не в состоянии производить элементную базу. По моим оценкам, еще шесть-восемь лет мы будем зависеть от импортных поставок. Мы умеем строить спутники и ракетоносители, но не все составляющие делаем сами.

— То есть, технические проблемы у нас тоже есть?

– Да, они есть. Очень интересная ситуация сложилась восемь лет назад. Северная Корея запустила ракеты. В этот момент начальник Генерального штаба находился во Владивостоке. И он не знал, сколько ракет – восемь или десять – запустили корейцы. Почему это произошло? Да просто тогда упал наш спутник, и зона Дальнего Востока не контролировалась. И это очень серьезная проблема.

Сейчас мы пытаемся нарастить свой оборонный потенциал. В частности, мы смогли запустить свои спутники «Глонасс», которые дают большую точность навигации, чем американская система GPS.

— Насколько оправдано иметь информацию обо всём земном шаре?

– Космическая система обнаружения нам нужна. Мы должны понимать, что в мире только три страны могут иметь систему спутникового предупреждения о ракетном нападении: США, Россия, Китай. Никакая другая страна такую систему иметь не может. Хотя это оправдано: 90% всех ракет находится в США и России.

Но я бы хотел обратить внимание на одно обстоятельство. Мы сейчас строим свою систему против Америки, Китай строит свою против США и России. Но нам всем надо заниматься планетарной безопасностью. Падение метеорита в Челябинской области показало, насколько мы все уязвимы. Об этом, к сожалению, никто не думает. Несколько лет назад наши ученые предлагали создать всемирную организацию по наблюдению за небом, потому что в одиночку это сделать не может ни Америка, ни Россия, ни Китай. Но когда наши ученые предложили создать такую организацию, американцы сказали, что не желают сотрудничать с нами.

— Создание российской космической системы изменит геополитический расклад?

– Я считаю, что американцы делают всё для нашего сближения с Китаем. Они отказывают нам в сотрудничестве, и нам приходится смотреть на Восток. И если раньше китайцы скептически относились к развитию ШОС, то теперь заинтересованы в этой организации. Активно идут переговоры о создании общих систем безопасности между странами БРИКС. Правда, это очень длительный процесс.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?