20.10.2014, 19:48
Коррозия украинского металла
Коррозия украинского металлаМеждународная военная политика
Россия может серьезно осложнить жизнь промышленных олигархов «незалежной».

Россия может ввести ограничения на импорт металлургической продукции из Украины. Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) уже начала антидемпинговое расследование в отношении украинских производителей колес для железнодорожной техники. По данным ЕЭК, в 2011–2013 годах поставки колес из Украины в страны Таможенного союза (ТС) увеличились в 4,4 раза, а доля украинской продукции в общем объеме импорта составила в среднем 95,8%. При этом цены на нее упали на 25,4%, хотя себестоимость продукции росла.

Основной производитель колес для вагонов на Украине – компания олигарха Виктора Пинчука «Интерпайп». Это уже не первые трудности предприятия с поставками в РФ. Ранее были введены антидемпинговые пошлины на поставку труб. Некоторые аналитики считают, что расследование и возможное введение антидемпинговых пошлин «укладывается в тенденцию ограничения поставок различных видов украинской продукции в Россию». Напомним, что сейчас действуют ограничения на поставки некоторых видов пищевой продукции из Украины, например, сыров или кондитерских изделий.

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко считает, что этот случай вряд ли стоит считать показательным шагом против украинской экономики, дело в самой специфике бизнеса Виктора Пинчука.

- Если говорить об этом расследовании, то это, скорее, частный случай, связанный конкретно с этим предприятием. Скажем так, Виктору Пинчуку очень не везет в бизнесе. Это уже не первый случай, у него и раньше были проблемы с продажами в Россию. Сегодня ему придется или полностью сменить специализацию своего бизнеса или продать его россиянам. Дело в том, что предприятия Пинчука – специфические кусочки Советского Союза, ориентированные исключительно на Россию, которые могут эффективно работать только в рамках СНГ. Как только возникают проблемы между Россией, Украиной и ЕС, возникают проблемы и у его бизнеса. Даже если сейчас удастся решить вопрос с антидемпинговыми квотами, в будущем обязательно появятся какие-то другие проблемы».

Тем не менее, прямое ограничение поставок металлургической и другой продукции из Украины тоже вполне реально. В ряде СМИ появилась информация, что российские власти готовят законопроект о запрете на закупки госкомпаниями импортной автотехники, продукции металлургии и тяжелого машиностроения. Сообщается, что Минпромторг подготовил «общую директиву» госкомпаниям о запрете на закупку импортной продукции, кроме той, что не имеет аналогов в России.

Вполне возможно, директива направлена не против Украины, а в поддержку отечественной программы импортозамещения, но так или иначе, она больно ударит по «незалежной». Последние годы там и так серьезно сокращается экспорт металлургической и машиностроительной продукции, а сейчас, в связи с войной на Востоке и кризисом в отношениях с Россией, и подавно. Например, экспорт продукции машиностроения упал в августе на 37,2%, в основном, из-за прекращения поставок в РФ (в том числе экспорт железнодорожного транспорта почти остановился). Экспорт металлургии снизился на 10,4%, в частности труб – на 40,5%. А по данным «Госвнешинформа», за семь месяцев 2014 года экспорт изделий из черных и других недрагоценных металлов упал на 30,7%. При этом часть предприятий Донбасса остановилась только в августе, поэтому эти потери еще не подсчитали (на сегодняшний момент остановлена работа семи металлургических предприятий).

Украинские власти стараются изображать оптимизм и заявляют, что часть потерь от поставок в Россию удалось компенсировать за счет экспорта в Евросоюз, который временно ввел для Украины режим торговых преференций. Так, экспорт в страны ЕС увеличился на 22,7%, а в страны СНГ упал на 33,1% (из которых в Россию — на 27,3%). Но в Европу Украина поставляет в основном зерно, кукурузу, подсолнечное масло и сырье, тогда как страны Таможенного Союза покупали, в том числе, наукоемкую продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Руководитель отдела анализа рынков черной металлургии «Госвнешинформа» Александр Шейко заявил, что с начала года наблюдается рост почти на 21% экспорта продукции металлургического комплекса в страны ЕС, что значительно компенсировало проседание рынка по поставкам в РФ. Как объяснил Александр Охрименко, рост произошел в основном за счет поставок чистого не переработанного сырья. Но, очевидно, киевское руководство вполне устраивает превращение некогда индустриальной державы исключительно в аграрно-сырьевую страну, которая будет обслуживать интересы «западных партнеров».

- Этого роста удалось добиться практически исключительно за счет чугуна, который покупает Италия, - говорит Александр Охрименко. - Европа не покупает прокат, не покупает сталь, не покупает изделия из металла. Трубы, колеса, рельсы – все это шло в Россию. А чистое сырье, в том числе чугун, идет в Европу. Там не заинтересованы в покупке продукции с добавочной стоимостью. Грубо говоря, то, что покупает Россия, Европа покупать не будет.

— Сильно ли потенциальные ограничения в области металлургии и машиностроения ударят по украинской экономике?

- Если честно, я не совсем понимаю, в чем смысл этого шага. Если цель в том, чтобы просто навредить Киеву, это будет успешно сделано. Запрет однозначно больно ударит по экономике Украины, но изменится ли от этого политические курс президента или правительства? Я так не думаю, скорее всего, экономические меры никак на него не повлияют. С другой стороны, от этой меры пострадают и российские предприятия, ведь у многих существуют давние кооперационные связи с украинскими партнерами, они почти на сто процентов ориентированы на работу с их продукцией. Конечно, заменить можно все, но на это нужно время. К тому же, скорее всего, придется покупать более дорогую продукцию, это тоже немаловажно. Мне кажется, давление и запреты далеко не всегда эффективны. Если бы экономика Украины была больше интегрирована с российской, у Москвы сохранялось бы больше рычагов влияния на Киев, чем когда все связи разрываются и вводятся разные запреты.

Президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов сомневается в том, что возможные ограничения импорта направлены против Украины, тем более что уже и так существуют определенные ограничения в торговле.

- Я не думаю, что эта мера направлена против Украины. Например, что касается металлургии, то ранее уже была ликвидирована квота, которая предоставлялась металлургическим предприятиям того же Пинчука. В прошлом году была закрыта квота на поставку труб. Прокатный лист в последнее время Украине тоже было трудно поставлять, так как эти предприятия находятся на Юго-Востоке Украины, а там были большие логистические проблемы. Если говорить об автотехнике и машиностроении, это, скорее попытка поддержать отечественного производителя, а не попытка давить на Украину таким оригинальным способом. По крайней мере, не в автопроме.

Директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель также считает, что основной целью торговых ограничений может быть импортозамещение, хотя и украинский фактор сыграл свою роль.

- У нас есть стратегия импортозамещения, которая, к сожалению, пока выражается в том, что мы запрещаем что-то иностранное, чтобы заставить потребителя покупать отечественное. Другая стратегия заключается в том, чтобы сохранить уровень конкуренции и вынудить отечественных производителей повышать качество продукции, но мы пока идем по первому, более легкому пути. Частично это касается и украинских товаров. Не могу сказать, что это непосредственно направлено против Киева, хотя и этот фактор играет роль, так как со стороны Украины есть существенные объемы поставок как раз по машиностроению, это важная составляющая торгово-экономических отношений.

— В Киеве говорят, что не очень страдают от разрыва связей с Россией, так как компенсируют это поставками в Европу, так ли это?

- Переориентировать на Европу удалось в большей степени сырьевые товары и товары с наиболее низкой степенью переработки, такие, как металлический прокат. Продукцию машиностроения так просто переориентировать не получится. У Украины появится такая возможность только тогда, когда они начнут имплементировать соглашение об ассоциации в части принятия европейских технических стандартов, и только после этого продукция машиностроения может пойти в Европу. Но это не перспектива ближайших лет. Поэтому если говорить о текущих проблемах, сейчас сбывать предназначенную для России продукцию машиностроения на других рынках Украине не удастся. Удастся ли это делать потом – зависит от того, как Киев будет работать в этом направлении.

— Насколько сильно возможные ограничения ударят по украинской экономике?

- Нельзя сказать, что очень существенно, но ощутимо. Импорт из Украины и так уже достаточно серьезно упал, процентов на 20 по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в то же время экспорт пока не падает при всех проблемах и отсутствии поставок газа. Поэтому удар будет не таким сильным в свете того, что уже имеет место. Но за это время на Украине не то, что приспособились, но уже пропустили кризис через себя, и дополнительные меры существенной погоды не сделают. Конечно, и лучше от них не станет, но и критическими они не будут.

— Пострадают ли российские предприятия от запрета украинского импорта?

- Абсолютно любое ограничение чего бы то ни было, санкции, ограничения в торговле, барьеры в виде тарифов и прочих мер, всегда сказываются плохо на обеих сторонах, все несут потери. Естественно, Россия, как более масштабная экономика, понесет меньшие издержки, но все равно понесет. Покупка украинского машиностроения ведь осуществляется не на благотворительных началах, не потому, что это политическое решение, а потому, что она нужна. Соответственно, если ограничить эти поставки, будут потери, хотя далеко не такие большие, как для Украины».

Возможные ограничения на импорт продукции металлургии и машиностроения в Россию ударят не только по Украине, но и по Донецкой и Луганской народным республикам, на территории которых находится значительная часть этих предприятий. Если они не смогут поставлять продукцию в Россию, им трудно будет найти другие рынки сбыта. Впрочем, шеф-редактор проекта «Однако. Евразия» Семен Уралов считает, что эта проблема решаемая, и может сложиться парадоксальная ситуация, когда на украинский импорт будут наложены ограничения, зато продукция с территории народных республик Донбасса сможет попадать на территорию РФ.

- Схема торгового сотрудничества существует и она достаточно беспроблемная, так как ДНР и ЛНР имеют общие границы с Россией. Можно элементарно запретить импорт из Украины, но при этом открыть путь для импорта из народных республик по местной регистрации или создав совместную экономическую зону. По такой схеме на рынок поступает продукция Абхазии и Южной Осетии. Еще можно обратить внимание на схемы, по которым на российский рынок попадает приднестровская продукция. Это небольшие объемы, просто потому, что эти регионы по масштабам несопоставимы с ДНР и ЛНР. Схемы работают на примере этих стран, даже Приднестровья, которое, в отличие от Абхазии и Осетии, Россией не признано. Тем более, учитывая высокую концентрацию промышленного капитала в Донбассе, размещение там наукоемких предприятий, думаю, можно построить с республиками взаимовыгодные отношения.

Главное, чтобы ДНР и ЛНР не превратились во внутренний офшор, когда поставки из Украины будут запрещены, но, к примеру, днепропетровские предприятия под видом донецких смогут поставлять продукцию в Россию.

— Какая будет реакция Украины и международного сообщества, если между РФ и республиками Донбасса начнутся открытые торгово-экономические отношения?

- Конечно, Киев начнет вопить о том, что Россия грабит Украину. Помните, как ходили слухи о том, что в КамАЗах с гуманитарной помощью вывозили в Россию заводы Донбасса? Нечто подобное будет происходить и дальше, в Киеве будут громко возмущаться, потому что, несмотря на все рассказы о том, что Донбасс – это регион-паразит, на самом деле – это донор всей украинской экономики и там живут не нищие люди. Другой вопрос, что там шло перераспределение собственности в пользу узкой прослойки олигархии, но, думаю, сейчас в Донбассе все только начинается.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.