03.10.2015, 11:37
Корабль завзятых мазохистов
Корабль завзятых мазохистовМеждународная военная политика
Украина – родина мазохистов. Не только потому, что там родился и жил знаменитый исследователь этого неоднозначного явления писатель Леопольд фон Захер-Мазох (во Львове на его доме есть даже мемориальная доска, а в нем – маленький музей), красочно описавший все это непотребство во множестве своих произведений, в том числе и в романе «Венера в мехах». Но еще и потому, что редко где найдется так много государственных деятелей – политиков и военачальников, которые умеют и любят сладострастно расковыривать старые державные раны, испытывать особое удовольствие от побоев своей несчастной страны тяжелыми плетьми и без какой-то личной выгоды нелепо выставлять ее перед мировой общественностью в неприглядном, если не сказать более резко, свете. А случилось вот что.


Отломленный от государства кусок

Командующий Военно-морскими силами страны вице-адмирал Сергей Гайдук рассказал корреспонденту газеты «Флот Украины», что Киев собирается продать недостроенный ракетный крейсер «Украина», который подпирает причальную стенку Николаевского судостроительного завода имени 61 коммунара. Адмирал так и сказал: «Крейсер «Україна» – це відламаний від держави кусень, його буде реалізовано, а кошти з реалізації підуть на будівництво нових кораблів і катерів». В переводе на русский это звучит так: «Крейсер «Украина» – это отломленный от государства кусок, он будет продан, а средства от его реализации пойдут на строительство новых кораблей и катеров».

Назвать ракетный крейсер «отломленным от государства куском» для адмирала – дорогого стоит. Но не будем придираться к своеобразной лексике зарубежного «морского волка». В конце концов, он говорит как думает. А думает – как говорит.

Но что из себя представляет этот «отломленный кусок» – крейсер «Украина»? Для тех, кто не в теме, объясню. Вышеназванный корабль, который носил «в девичестве» имя «Адмирал флота Лобов», принадлежит к серии своих, как говорят на Западе, sistersheep – крейсеров проекта 1164 класса «Атлант». Головным среди них стал флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва» (первое имя «Слава»). В ВМФ России есть еще два таких корабля – флагман Тихоокеанского флота ракетный крейсер «Варяг» и ракетный крейсер Северного флота «Маршал Устинов».

«Лобов», как и его собратья, должен был нести на своем борту 16 противокорабельных сверхзвуковых крылатых ракет П-500 «Базальт» с дальностью действия 550 км и возможностью оснащаться ядерной боевой частью (поэтому эти корабли часто называли убийцами авианосцев). А еще на нем планировалось разместить 64 зенитных ракеты комплекса дальнего радиуса действия «Форт» (аналог сухопутной С-300), два зенитно-ракетных комплекса среднего радиуса действия «Оса-М», 144 ракеты двух комплексов ракетно-бомбового устройства РБУ-6000, торпедное и артиллерийское вооружение (два пятитрубных торпедных аппарата, одна 130 мм пушка и шесть 30 мм пушек АК-630М). Ничего из этого вооружения на «Украину», готовую, по разным оценкам и заявлениям официальных украинских лиц, на 75–80–96%, установить не удалось.

Вообще-то судьба крейсера «Украина» в каких-то своих подробностях напоминает историю с заказанными Россией у Франции вертолетоносцами-доками «Мистраль». Но если счастливой судьбе «Мистралей» помешало желание французского президента Франсуа Олланда угодить своим заокеанским партнерам и союзникам по НАТО, то в истории с крейсером «Украина» отразилось столь характерное для недолгой истории нового государства на западной границе нашей страны державное недомыслие ее политиков и их откровенное жлобство и непомерная жадность.

«Адмирал флота Лобов» стоял на достройке Николаевского завода в те печальные дни, когда развалился Советский Союз. По соглашению между тремя руководителями России, Украины и Белоруссии все, что оставалось на территории их стран после развода с СССР, должно было принадлежать тому государству, где оно в этот момент находилось. Судьбу Черноморского флота в Крыму решено было решить позднее. И последний в серии недостроенный ракетный крейсер проекта 1164 вдруг стал украинским. Киеву он по большому счету не был нужен ни при какой погоде.

Во-первых, у Украины не существовало достаточного количества специалистов, готовых управлять таким кораблем и эксплуатировать его. Во-вторых, для него не было причальной инфраструктуры и необходимого числа кораблей сопровождения – три-четыре фрегата и корвета. И, в-третьих – а это решающий фактор, – практически все вооружение, предназначенное для этого крейсера, делалось на российских оборонных предприятиях. Главная ударная сила «Лобова» – противокорабельный ракетный комплекс «Базальт», под который были установлены ракетные шахты и прочее оборудование, стреляет, как мы уже знаем, на 550 км. А по международным правилам поставлять за рубеж (Украина после 1991 года стала для России заграницей) можно только ракеты с дальностью полета не больше 300 км. Без «Базальта» крейсер, как мужчина без… (ну вы знаете без чего) – безнадежный инвалид, не способный к применению, что называется, по прямому предназначению.


Торговля воздухом

Продать такой корабль в какую-либо страну – в Китай или Индию, готовые, по идее, купить подобный крейсер, тоже невозможно. Без «Базальта» он никому не нужен. А создавать под существующие шахты новую ракету с дальностью до 300 км, как, например, сделали Москва и Дели с ПКР «Оникс», который в совместном исполнении стал называться «БраМос», никто не собирался. Наверное, потому, что овчинка не стоила выделки – было слишком дорого.

Купить недостроенный «Лобов» в начале 90-х годов прошлого века была готова Россия. Поскольку денег в это время не было ни у нее, ни у Киева, предложение Москвы звучало так: вы достраиваете крейсер, мы у вас его берем в счет долга, который накопился за поставленный державе газ. Но Украину такой вариант не устроил. За поставленный газ она, в конце концов, согласилась отдать стоявший на ремонте в Николаевском заводе 61 коммунара флагман Черноморского флота «Москва», а за «Лобова» потребовала валюту. И стоимость заявила такую, что разговаривать сразу стало не о чем. К тому же в то время в главном штабе ВМФ, как и в Министерстве обороны России, тоже не очень хорошо представляли, зачем им этот корабль. На Тихом океане такой есть, на Северном флоте – тоже. Есть и на Черном море, на Балтику его отправлять – практического смысла нет. К тому же задачи у флота сильно изменились по сравнению с задачами во времена СССР – гоняться за авианосцами Россия отказалась. В средствах стратегического сдерживания ставка была сделана на другие виды вооружения – в первую очередь на РВСН.

А в Киеве так и не смогли решить, что им делать с недостроенным ракетным крейсером. Сначала его быстренько переименовали в «Украину», как символ и гордость новой морской державы. Но символ и гордость не мог отойти от заводской стенки, разве только на буксире. Два газотурбинных двигателя сжигали столько топлива, что им можно было обогреть замерзающий зимой город кораблестроителей Николаев. Да и самого этого топлива тоже недоставало. В середине 90-х годов прошлого века автор этих строк побывал на заводе имени 61 коммунара, предприятие представляло жалкое зрелище – заказов нет, отапливать цеха нечем, рабочие, месяцами не получающие зарплаты, разбегаются. В том числе и на российские заводы – в Северодвинск, Калининград, Комсомольск-на-Амуре… И у причальной стенки сиротливо стоит и ржавеет беззубый ракетный крейсер «Украина».

Переговоры о продаже его России возникали за последние 20 лет не раз и не два. Верховная рада для того, чтобы продать корабль кому-нибудь, даже постановила снять с корпуса крейсера название «Украина» – продавать символ и гордость державы негоже. Постановила называть его просто «проект 1164». В Киев и Николаев приезжали комиссии Главного штаба ВМФ и Минобороны, вели переговоры, даже о чем-то договаривались. Но все заканчивалось, как только подготовленные документы попадали в администрацию президентов – что Кравчука, что Кучмы, что Ющенко. И там если не погибали, то пропадали неизвестно где. Кому-то что-то не нравилось. Может, цена вопроса. Может, то, что корабль предназначался России. А ей ничего отдавать (продавать) в Киеве не хотели. Действовали по мазохистскому принципу: «выколю себе глаз, чтобы у моей тещи был зять кривой». И такой подход был не только по отношению к ненужному Украине ракетному крейсеру.

Примерно так же повел себя Киев, когда запрещал летчикам Северного флота проводить тренировки на комплексе НИТКА под Севастополем. Комплекс ржавел без дела, китайцы и индийцы, которым Украина предлагала воспользоваться им, делать этого не собирались, – построили свой тренировочный комплекс, а Россию в Саки не пускали, несмотря на то, что мы готовы были платить украинцам твердой валютой. Пришлось построить такой тренажер под Ейском. Теперь у нас две тренировочные площадки для палубных летчиков. А несговорчивые партнеры остались с носом.

Остались они с носом и тогда, когда отказались поставлять нашим космическим войскам информацию с двух станций СПРН под Берегово в Карпатах и в Николаевке под Севастополем. Оказалось, что 7 млн долл., которые за это платила Москва, им мало, – в результате не получили ни копейки. И продать эти станции американцам, как обещали свидомые мазохисты, тоже не получилось. Кому в НАТО или в США нужны локаторы, которые контролируют со стороны Украины западное и южное направление, а не восточное и северное?

Подобные примеры можно приводить долго. Но вернемся к «Украине».


Даром тоже очень дорого

При Януковиче переговоры по проекту 1164 уже не велись. Москва потеряла к нему всяческий интерес. Помню, как в ходе поездки двух министров обороны Анатолия Сердюкова и адмирала Михаила Ежеля на Камчатку и во Владивосток на пресс-конференции, в которой довелось участвовать и мне, руководителям военных ведомств кто-то из коллег задал вопрос о судьбе крейсера «Украина». Ежель заявил, что Киев с радостью готов продать его Москве, а Сердюков ответил то ли в шутку, то ли в серьез, что «мы готовы его взять, но только даром».

Ни даром, ни за деньги недостроенная и ржавеющая у стенки завода «Украина» России не понадобилась. Понятно, почему. Постановка крейсера в док, очистка его корпуса и боевых систем от ржавчины, переоборудование под новые ракетные комплексы и системы обеспечения боя стоит бешеных денег. Тем более что проводить весь этот ремонт-модернизацию на николаевских верфях никто бы не решился. Да и особо некому, поскольку очень многие николаевские кораблестроители давно перебрались на российские предприятия. С семьями… Боевой корабль превратился бы в заложника, которым шантажировали бы Москву и бесконечно тянули бы из нее деньги. Мазохистов в российском военном ведомстве не нашлось, чтобы предложить правительству такой вариант приобретения проекта 1164. Не нужен он нам, конечно, и теперь. Тем более что Киев в законодательном порядке разорвал все военно-техническое сотрудничество с нашей страной. Не поставляет ни комплектующих, ни запасных частей к ранее проданной боевой технике. И кому теперь смогут сплавить несчастный корабль вице-адмирал Гайдук и его начальники в администрации пана Порошенко, одному богу известно. Хотя и ему вряд ли.

Переделывать его, к примеру, под ракету «БраМос» для Индии – морока та еще, легче построить новый корабль. К тому же возникнет вопрос о цене. Помнится, последний раз, лет 10 назад, когда на Украине побывала очередная российская военная делегация, проводившая переговоры с украинскими коллегами, ей предложили заплатить не только за крейсер, но и оплатить и все расходы, которые понес завод 61 коммунара за два десятка лет, пока корабль стоял у стенки, на израсходованную им электроэнергию, тепло и водоснабжение. К тому же оказалось, что гребные валы корабля из-за ненадлежащего ухода за ними пришли в непоправимую негодность. А сделать и установить новые – проблема еще та, почти неподъемная. Предлагать начальству удовлетворить непомерную жадность украинских коллег, заплатить огромные деньги за ржавый неликвид в российском военном ведомстве смелых не нашлось.

Кому теперь потребуется крейсер, для которого, по словам командующего ВМС Украины вице-адмирала Гайдука, около 80% вооружения, навигационного оборудования и стрелкового вооружения производятся только в России, вопрос открытый. Ни одна западная судостроительная фирма, даже под политическим нажимом собственного правительства, за эту работу не возьмется – затрат куча, а риск невозврата потраченных средств слишком велик.

Переделать ракетный корабль под казино, а потом и под авианосец, как сделали китайцы с корпусом строящегося в Николаеве авианесущего крейсера «Варяг», тоже невозможно. Разве что продать его «на иголки». Тонна корабельного металла на международном рынке, если с медными проводами и другой начинкой, стоит около 200–250 долл. за тонну. Как сторгуешься. А полное водоизмещение «Украины» – 11 500 тонн. Простые арифметические действия подскажут читателю истинную цену этого корабля, и это не считая расходов на буксировку к предприятию на разделку. Куда-нибудь в Индию или в Южную Корею, где специализируются на такой работе.

Хотя это все же будет приличнее, чем еще дольше заниматься военно-экономическим мазохизмом – держать без толку ржавеющий былой символ и гордость ВМС державы прикованным буксирными концами к причальной стенке судостроительного завода. Конечно, новые корабли и катера на вырученные деньги не построить. Но по крайней мере за тепло и свет для неликвидной «Украины» больше платить не придется.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?