26.02.2016, 19:12
Конфликт с Россией затруднил модернизацию турецкой армии
Конфликт с Россией затруднил модернизацию турецкой армииМеждународная военная политика
Конфликт с Россией затруднил модернизацию турецкой армииСама мысль о военно-техническом сотрудничестве между Россией и Турцией в настоящий момент смотрится дико, а ведь еще совсем недавно обе страны имели на этот счет далеко идущие планы. Теперь этим планам не суждено сбыться, но по-настоящему проигрывает от этого только одна из стран – Турция, чрезвычайно заинтересованная в военных технологиях РФ.

Разрыв военно-технического сотрудничества между Россией и Турцией, о котором сообщил помощник президента РФ Владимир Кожин, не нанесет российской «оборонке» значительного ущерба, поскольку объем военных контрактов с Анкарой был сравнительно невелик. А вот Турции придется забыть о российских военных технологиях, с помощью которых она рассчитывала модернизировать свои вооруженные силы. А ведь еще год назад Россия выражала готовность дополнить продажу оборонной техники в Турцию сотрудничеством в сфере трансфера технологий.


Импортозамещение за чужой счет

«У нас были контракты, у нас были поставки и стрелкового вооружения, и артиллерийских систем. Естественно, сейчас поставки и все контракты, включая сервисные, прекращены», – заявил помощник президента России по вопросам военно-технического сотрудничества Владимир Кожин в интервью «Интерфаксу». Ранее он оценивал объем российско-турецкого сотрудничества в оборонной сфере как «небольшой»: «Говорить о серьезных проектах не приходилось. Был взаимный обмен деталями, комплектующими».

Между тем Анкара имела большие виды именно на это направление. Последний раз планы расширения военно-технического сотрудничества между Россией и Турцией публично анонсировались всего десять месяцев назад – в мае прошлого года, на Международной выставке оборонной промышленности IDEF в Стамбуле. Российскую экспозицию тогда посетил министр обороны Турции Исмет Йылмаз, заявив о заинтересованности в трансфере российских технологий.

По большому счету турецкие военные никогда не скрывали, что их основной интерес к российским коллегам лежит именно в области технологий. Это естественным образом вытекало из планов по модернизации турецкой армии, которые были важной частью программы правящей Партии справедливости и развития еще в момент ее прихода к власти в 2002 году. Предполагаемый объем инвестиций в эту сферу измерялся астрономическими суммами. Например, в конце 2005 года турецкие СМИ опубликовали полученную из неофициальных источников информацию, что исполнительный комитет оборонной промышленности страны намерен в течение ближайших 10 лет вложить в инфраструктуру тыла 50 млрд долларов.

Одновременно турецкая оборонная промышленность взяла курс на повышение собственной доли в поставках национальной армии. Если в 2008 году обеспеченность потребностей ВС Турции за счет внутреннего производства составляла 44,2%, то к 2011 году – уже 54%. При этом в начале текущего десятилетия представители турецких оборонно-промышленных кругов заявляли, что стратегической целью является выйти на полное обеспечение потребностей национальных вооруженных сил в течение 20 лет – и основные надежды на реализацию этих амбиций лежали в области трансфера технологий.

Представители российской «оборонки» отнеслись к турецкой инициативе с пониманием. В ходе IDEF 2015 советник генерального директора Рособоронэкспорта Анатолий Аксенов отметил, что на данный момент основное направление военно-технического сотрудничества с турками связано с расширением поставок российского вооружения и военной техники, но при этом заявил, что «второе важное направление – научно-техническое сотрудничество с турецкой оборонной промышленностью». И это, по его словам, «будущее наших отношений в оборонной сфере».

Несмотря на огромные инвестиции в перевооружение армии и развитие национальной оборонной промышленности, Турция, по мнению ряда экспертов, так и не смогла ликвидировать ряд слабых звеньев, доставшихся ей в наследство от массовых армий, характерных для войн ХХ века. «Турецкая армия в составе НАТО традиционно имела самое плохое вооружение, – утверждали в своем исследовании 2014 года военные аналитики из Армении Арцрун Оганнисян и Левон Овсипян. – Достаточно отметить, что до последнего времени у турецкой армии не было дальних зенитно-ракетных комплексов, в то время как Нидерланды получили такие комплексы в середине 1990-х годов. До сих пор более половины танков турецкой армии – это американские машины 1960-х годов». По их мнению, в основе стереотипа о мощности турецкой армии лежит большая численность и членство в НАТО, однако это еще не залог успеха.


Заветная мечта Эрдогана

Кстати, именно Турция была первой страной НАТО, которая начала военно-техническое сотрудничество с Россией. Еще в 1992 году президент России Борис Ельцин и президент Турции Сулейман Демирель договорились о поставке российских вооружений и военной техники на сумму до 300 млн долларов. Эти намерения два года спустя были подкреплены межправительственным соглашением о сотрудничестве по военно-техническим вопросам и в области оборонной промышленности.

В 2001 году с целью придать взаимодействию в этой сфере долгосрочный характер была организована Смешанная российско-турецкая комиссия по военно-техническому сотрудничеству. В конце 2004 года в ходе визита в Турцию Владимира Путина были подписаны межправительственные соглашения о взаимной охране интеллектуальной собственности в сфере ВТС и о взаимной защите секретной информации.

В 2008 году объем поставок российского ОПК в Турцию оценивался в 200 млн долларов. Турецкой стороне на тот момент было предложено несколько основных проектов: лицензионное производство и сборка на турецких предприятиях российских танков и БТР, производство для Турции противотанковых ракетных комплексов малой и средней дальности, интегрирование российского зенитно-ракетного комплекса «Стрелец» с аналогичной турецкой системой, поставки ударных вертолетов Ка-50-2 российско-израильского производства. Кроме того, тогда же обсуждались совместные космические проекты военного назначения.

О высокой степени заинтересованности Турции в наращивании ВТС с Россией свидетельствовала утечка информации о том, что в 2012 году премьер-министр (тогда еще) Эрдоган собирался попросить российскую сторону выставить на турецком тендере зенитные ракетные комплексы С-400 «Триумф» вместо комплексов С-300 «Фаворит». Важность этой новости заключалась в том, что руководство ВС РФ не планировало поставлять С-400 за рубеж до тех пор, пока ими не будут полностью удовлетворены потребности Российской армии (до 2020 года планировалось создать 56 соответствующих дивизионов).

Россия продолжала придерживаться данной позиции и на выставке IDEF-2013 предложила Турции в рамках совместной программы сотрудничества в области разработок средств ПВО приобрести зенитную ракетную систему «Антей-2500», которая является экспортным вариантом комплекса С-300. Тогда же Рособоронэкспорт сообщил о намерении предложить Анкаре совместную политику продвижения комплекса ПВО дальнего действия на рынки третьих стран.

Тогда же было объявлено, что Рособоронэкспорт намерен организовать в Турции сервисные центры по обслуживанию вертолетов Ми-17, ранее поставленных турецкой жандармерии (то есть армейским подразделениям, выполняющим полицейские функции). Также в рамках выставки состоялись испытания совместной системы противовоздушной обороны малой дальности, разработанной путем интеграции российского комплекса «Игла» с турецкой боевой платформой. «Проект готов и испытан, сейчас обсуждается вопрос производства с заказчиком», – сообщал тогда Анатолий Аксенов. При этом российская сторона допустила возможность оснащения комплекса турецкими ракетами, а Рособоронэкспорт предложил туркам устанавливать российские боевые системы на их корабли.

Теперь все эти планы остались в прошлом.

Категория: Мировой ВПК



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb